Цель и средства

Цель и средства

Владимир Михановский

Цель и средства

ПРОЛОГ. ПОХИЩЕНИЕ

Афиши извещали о приезде в город знаменитого акробата Лиго Ставена. Не то чтобы это была такая уж знаменитость. Лиго был еще слишком зелен, и слава его едва ли перешагнула границы штата. Но знатоки предрекали Ставену большую будущность. Правда и то, что заштатный городишко Тристаун не был избалован гастролями столичных знаменитостей.

Из четырех запланированных выступлений Лиго успел уже дать одно, и некоторые цирковые завсегдатаи узнавали его в лицо. Они раскланивались с ним на улице, церемонно снимая старомодные шляпы.

Лиго вышел из отеля и в раздумье остановился. Ветер гнал вдоль улицы пыль и сухие листья. Малоэтажные дома выглядели уныло. «У нас в городе три достопримечательности, – сказал ему вчера портье, вручая огромный позеленевший ключ. – Банк, ратуша и тюрьма.»

Улица шла под гору, и Лиго догадался, что она спускается к речке. Постояв немного, он медленно побрел вниз, стараясь поплотнее запахнуться в плащ. У Лиго успело войти в привычку перед выступлением прогуливаться, и он предпочитал прогуливаться а одиночестве. Он бродил по улицам незнакомого города, с едким наслаждением предвкушая неземные минуты выступления под куполом, когда тело кажется абсолютно невесомым, а сердце переполняет радость, каждый раз по-новому острая.

Он знал, разумеется, что и сегодня будет работать без сетки: тристаунский зритель в этом смысле ничем не отличался от зрителей других городов. Но Лиго и сам не стал бы работать со страховкой – он был уверен в себе.

Трудно сказать, откуда бралась эта уверенность. Тонкости ремесла Лиго постиг самоучкой, причем в такой короткий срок, что поверг в смятение профессиональных циркачей, привыкших ничему не удивляться.

Худощавый юнец сразу понял: акробатика – его призвание. И именно так называемая космическая акробатике – под самым куполом цирка.

Лиго никогда не задумывался, чем он рискует, совершая головокружительные курбеты под куполом. В эти минуты он ощущал власть над каждой клеточкой своего тела, и власть эта казалась безграничной…

Потом, спустившись с небес на землю, он мыслями возвращался туда, к трапециям и кольцам, продолжая испытывать ни с чем не сравнимое ощущение свободного полета.

Лиго чувствовал, что мастерства ему еще не хватает. Он твердо решил после этого турне, которое должно принести немного денег, отложить на время выступления и всерьез заняться тренировками. «Звездный акробат», как окрестил его какой-то репортер, твердо решил достичь в своей области совершенства. Ну, а упорства Лиго Ставену было не занимать.

Еще три выступления. Три дня – и он покинет этот бесцветный городишко, чтобы вплотную заняться тем, что считал теперь главным в своей жизни.

Если б не гонорар, Лиго ни за что не согласился бы на такое длительное турне. Он понимал, что путь к совершенству, которое настойчиво грезилось ему, труден, и время поэтому нужно беречь.

Но эта поездка имела и положительные стороны. Где бы, например, мог он увидеть такой забавный городок, как Тристаун? До этого он считал, что такие городки сохранились разве что в очень старых фильмах.

Дыхание нового времени не коснулось этих старых стен: будто человечество не вступило несколько лет назад в XXI век.

Лиго Ставен шел наугад, любопытствующим взглядом скользя по вывескам.

Улица сделала неожиданный поворот, и перед Лиго открылся чудесный вид. Дома сгрудились на круче. Толпясь, они боязливо заглядывали вниз, где струилась извилистая, по-осеннему темная река, которая стремилась – он знал это – к океану.

Лиго подошел к каменному парапету, который когда-то был выкрашен в белый цвет. Внизу, вдоль берега, тянулся городской парк, старательно повторяя все изгибы реки.

Почему бы не спуститься?

Фуникулер, видимо, и сам давным-давно позабыл те времена своей юности, когда он трудился, перевозя горожан вверх и вниз. Некогда зеленые вагончики были обшарпаны до невозможности, а между шпал успела вырасти дружная стайка акаций. Из выломанных дверей вагонов доносились крики играющих мальчишек.

Полюбовавшись бледным закатом, Лиго двинулся вниз по лестнице. Он старался не спешить: нужно было экономить силы для вечернего выступления.

В парке людей почти не было – погода не располагала к гулянию. Лиго прошелся вдоль берега. Опавшие листья шуршали под ногами. Дорогу преградила садовая скамейка. Очевидно, скамейку перенесла сюда парочка, коротавшая на ней летние вечера. Местечко и впрямь было, наверно, укромным до того, как осень сдула листья с ветвей.

Лиго смахнул кленовый лист – чистое золото – и сел с краю. Посмотрел на часы: можно не торопиться.

Из-за поворота аллеи показались двое. Они шли не спеша, и оба пристально глядели на него. Лиго охватило тревожное чувство, что он уже видел где-то этих людей.

И его почти не удивило, когда они сошли с аллеи и подошли к скамейке, на которой он сидел.

Один вежливо приподнял шляпу:

– Разрешите?

– Неплохое место для прогулок, не правда ли? – улыбнулся второй, вытягивая из кармана глянцевую пачку с сигаретами.

– Вы ведь Лиго Ставен, акробат? – снова обратился к нему первый.

Дальнейшее молчание становилось неприличным.

Лиго разжал губы:

– Да, я Лиго Ставен.

– Очень приятно, – хором пропели незнакомцы.

– У меня сегодня выступление, – сказал Лиго, – и я хотел бы побыть в одиночестве.

– Мы не задержим вас, – произнес второй, широкоплечий крепыш. – Просто мы с приятелем решили выяснить, как выглядит восходящая звезда на расстоянии, так сказать, вытянутой руки.

Они сели на скамейку, и крепыш закурил. Струйку голубоватого дыма он деликатно разогнал рукой.

Лиго терпеть не мог курильщиков. Он сделал движение, собираясь встать.

– Ну! – грозно сверкнул глазами на своего приятеля первый, который сел рядом с Лиго. – Ради бога, простите его, – сказал он, положив Лиго руку на плечо. – Мы проделали огромный путь, специально для того, чтобы увидеть вас.

– Увидеть меня нетрудно. Сегодня в восемь вечера у меня выступление в цирке, – холодно сказал Лиго, снова делая попытку подняться.

– Погодите, прошу вас, – остановил его незнакомец. – Посмотреть ваше выступление – идея, конечно, заманчивая, но нас интересует другое.

– Другое? – машинально переспросил Лиго.

– Разрешите сразу перейти к делу, чтобы не задерживать вас? – предложил незнакомец и, не дожидаясь ответа, произнес: видите ли, мы хотим побеседовать с вами по очень важному вопросу.

Лиго пожал плечами.

– Что вы думаете о природе гравитонов? – быстро спросил тот, что сел рядом с ним.

– Грави… чего?

Неизвестные переглянулись.

– Простите, – сказал задавший вопрос. – Мы незнакомы, и вы вправе относиться к нам с подозрением. Разрешите представиться. Я – Жильцони, Альвар Жильцони. Слышали, неверно?

Лиго покачал головой и покосился а сторону второго. Тот сидел, откинувшись на спинку скамьи, отбросив далеко в сторону руку с дымящейся сигаретой. На лице его застыло отрешенное выражение. Можно было подумать, что перед глазами крепыша не унылый осенний пейзаж, а райские кущи – столько мечтательности выражали его глаза.

– Очнись! – Альвар Жильцони тряхнул приятеля, затем вырвал у него сигарету и растоптал ее.

– Мм… я готов к действию.

– Опять фильтр сорвал?

Крепыш что-то пробормотал извиняющимся тоном.

– Мой ассистент Абор Исав, – представил его Жильцони. – Физики говорят, что абсолютный нуль недостижим, не так ли?

– Да, я слышал, – согласился Лиго.

– Хм, слышал… Так вот, «представьте себе, дорогой Лиго. Этому самому силачу с библейским именем удалось опровергнуть эту догму физики. Что вы на это скажете?

– Невероятно, – вежливо удивился Лиго Ставен.

– Вы спросите, наверно, как он достиг этого?

– Как?

– Абор доказал достижимость абсолютного нуля собственным существованием, – произнес торжественно Жильцони и, прочтя недоумение в широко раскрытых глазах собеседника, счел нужным пояснить: – Абор Исав – в физике абсолютный нуль. Абсолютный! – и захохотал, довольный собственным остроумием.