Вратарь

Я изумленно слушал этого человека – бесцеремонного, хитрого, наглого. Меня выручил уже знакомый работник посольства. Он только успел открыть дверь, как незнакомец сразу же захихикал, зашаркал ножками и поспешил к выходу.

– Старая сволочь. Белогвардеец, провокатор, подонок. Мы его знаем. Больше он тут не появится.

Навестили меня журналисты, спортивные комментаторы. Они очень интересовались спортом, принципами руководства им, последними достижениями наших спортсменов. Ну, и разумеется, больше всего – футболом. Но в основном говорили они: я все еще плохо чувствовал себя.

Надо было уезжать. Через два дня я сел на советский теплоход, возвращавшийся в Одессу. Впервые я подумал, что самолет – не самый неприятный вид транспорта.

Любопытная встреча ждала меня на родине. Из газет в Одессе уже знали, что меня в Египте постигла неприятность. С борта теплохода я послал родным телеграмму, извещая о дне приезда. И вот, когда мы пришвартовывались, я увидел на берегу не только мать, отца, но и представителей «Динамо», а рядом с ними санитарную машину, подогнанную к самому краю причала. Это, наверно, чтобы мне не сделать лишнего шагу. Увидев столь мрачные приготовления, я не мог не рассмеяться и поднял вверх обе руки: успокойтесь, все в порядке, друзья! Они, разумеется, обрадовались, увидев, что я здоров и весел. Но настояли, чтобы я все-таки сразу же поехал в больницу.

Повторный рентген показал, что египетский врач, к сожалению, ошибся. Ключица действительно была сломана. Но уже начала образовываться мозоль, и врачи решили заново кость не ломать.

– Если так пойдет и дальше, – сказали они, – через месяц сможешь этой рукой нокаутировать начинающего боксера.

Меня это устраивало.

Поездка в ОАР, Судан, Эфиопию не исчерпала наших международных встреч 1958 года. Их было много в том сезоне, и почти всегда динамовцы добивались убедительных побед. В течение года мы имели такие результаты: «Франкфурт – 1899» (ФРГ) – 2:0, «Жиул» (Румыния) – 4:0, «Миньор» (Болгария) 4:2, «Вашаш» (Венгрия) – 2:2, «Спартак-Соколово» (Чехословакия) – 4:3, «Насьональ» (Уругвай) – 0:0, «Виенна» (Австрия) – 4:1. Кроме того, провели международные матчи и наши юноши. Они победили краковскую «Вислу» (Польша) со счетом 2:0Итак, закончен еще один сезон. Он не был утешительным для нас. Команда добилась скромного результата. Как водится, возникла необходимость в «операции». Ее цель – омоложение не только состава команды, но и стиля игры.

Нужна была более твердая тренерская рука, более передовая игровая концепция. И тогда нам сообщили, что в команду возвращается Олег Александрович Ошенков.

ВРЕМЯ ОПОЗДАНИЯ ОДИН МАТЧ

Хотя в свое время команда рассталась с Ошенковым не очень-то тепло, он сохранил к ней хорошее чувство. Время – отличный лекарь. Его обиды улеглись, а воспоминания о достигнутых вместе с нами победах были приятны и, очевидно, породили сожаление о том, что им был утрачен общий язык с коллективом. Ошенков оказался внимательным человеком. Он часто присылал нам из Ленинграда телеграммы с поздравлениями по случаю важных побед. Он продолжал говорить «мы», а не «вы», хотя тогда ничто не предвещало его возвращения в киевское «Динамо».

Поумнели и мы. Не зря говорят в народе: что имеем – не храним, потерявши – плачем. Наконец-то мы поняли, что жесткая требовательность Ошенкова не ставила перед собой цели унизить кого-либо из нас, что она была направлена на наше же благо.

Одним словом, повторное соединение судьбы «Динамо» с именем Ошенкова пришлось всем нам по душе, Теперь руководство нашей команды выглядело так: начальник – Ошенков, тренеры – Шиловский и Терентьев. Да, наш Виктор Васильевич, еще недавно игравший правого инсайда, вернулся в коллектив в новом качестве. Большой опыт, высшее образование, желание сохранить теснейшие связи с активным футболом выдвинули его в число наших руководителей. В прежние годы, случалось, и он не всегда понимал роль тренера. Но с той поры, как ему самому была оказана честь тренировать один из старейших клубов страны, все мелкое он решительно отмел от себя. Терентьев занял место Зубрицкого, который перешел на самостоятельную работу в «Черноморец».

Появилось и пополнение. Динамовскую форму надели вратарь Ерофеев, защитник Е. Костенко, полузащитник С. Богачек, нападающие И. Секеч, В. Лобановский, Е. Снитко. Из динамовской семьи ушли Женя Лемешко, которого потянуло на родину в Николаев, покинули нас В. Соболев, Э. Юст, не прижившиеся в коллективе Л. Остроушко, И. Бондарь, Н. Романов, Ю. Шевченко. Немного позднее к нам переехали ужгородские ребята – вратарь Андрей Гаваши, полевые игроки Иосиф Сабо и Василий Турянчик.

Тренировки на юге были обнадеживающими. Контрольные игры порождали веру в возрождение былой славы коллектива. Но Ошенков был стреляным воробьем. Он, оказывается, знал нас лучше, чем мы сами. На пресс-конференции для спортивных журналистов Киева он заявил перед самым началом сезона следующее:

– Команда значительно омолодилась. Это создает хорошие перспективы. Но потребуется еще немало времени, пока сплав молодости и опыта достигнет необходимой прочности. Победы будут, но не сразу. Может быть, даже не очень скоро. Однако к концу сезона такие игроки, как Лобановский, который сделал первые серьезные шаги в прошлом году, и Базилевич, станут опорой нападения. К тому же времени будет в нужной форме и Каневский. Только во второй половине сезона вы увидите их такими, какими они нужны для того, чтобы динамовская команда вступила в полосу нового подъема. И пусть удачные контрольные игры на юге не настраивают вас на благодушный лад. Они ровно ни о чем не говорят.

Вы поймете меня, если допустите, что на юге не так мы были хороши, как еще плохи другие команды. Но они разыграются, и тогда нам станет трудно, потому что мы еще не «переболели» процесс омоложения команды.

Согласитесь, что не очень приятно на пороге нового сезона слушать такой прогноз. Опять, как в 1956 году, Ошенкову не поверили. Думали, он хитрит, не хочет оказаться в роли болтуна: пообещает, а выполнить не сможет. «Говори, говори, – сложилось общее мнение, – мы тоже в курсе дела. Уж теперь-то динамовцы прогремят. Не случайно же они обыгрывали всех во время сбора!»

Но Ошенков как в воду смотрел. С самого начала сезона команда содрогнулась под градом поражений. Нет, она не плохо играла. Но ей всякий раз чего-то не хватало. Нас били все, кто хотел. Это было очень обидно, потому что мы чувствовали, что все-таки немного выросли. Сейчас Ошенков был посмелее. Он настоял на своей игровой формуле 1-3-3-4, потому что наконец-то все поняли: она не оборонная. А поняли после того, как бразильцы на первенстве мира 1958 года предложили внешне еще более ярко выраженную защитную схему – 1-4-2-4 и все-таки увезли кубок «Золотой богини».

Тут все оживились: ах, оказывается, не важно, как построена команда на поле в начале игры! Оказывается, важно, как она играет по ходу матча! Вот оно что – защитник может выдвигаться вперед и полузащитник может атаковать? Здорово! Да, пожалуй, такая тактика действительно гибче, чем та, старая!…

Ошенкову не мешали. Начался широкий поиск новых форм игры, и наша команда с удовольствием пошла этим путем, потому что почувствовала, насколько интереснее то, что делает Ошенков, по сравнению с тем, что мы делали без него.

Но, как известно, всякая разведка сопряжена с риском. Потому-то не все стремятся в разведку. Наш риск заключался в том, что новые перемещения игроков порой открывали бреши в обороне, и тогда становилось туго. Да к тому же молодой состав команды не «обкатался». Притирка шестеренок сложного футбольного механизма – затяжной процесс. А голы и очки нужны были сегодня, сейчас же, каждый матч.

Вновь залихорадило команду. Ее раздирали противоречивые чувства: желание побеждать и желание искать. Первое не позволяло делать скидок на время, второе требовало времени. Мы чувствовали, вот-вот настанет перелом, вот-вот команда заиграет.