Вратарь

Но всякий раз этот желанный рубеж отодвигался, и мы уходили с поля побежденными, хотя в последние годы никогда не чувствовали себя такими молодыми и такими «многообещающими», как теперь.

Ошенкову доставалось. Его критиковали все резче, все чаще. Но он еще пытался сохранить хорошую мину при плохой игре, Он еще думал над более совершенными вариантами игры, пытаясь использовать нападающего Сабо в полузащите, а Бибу как блуждающего снайпера-дальнобойщика, ведущего «огонь» из глубины поля. Он еще присматривался к Турянчику как к вероятному партнеру спаренного центра защиты и искал наиболее «хитрое» место для Валерия Лобановского, от игры которого сразу повеяло свежестью. Лишь одного Диковца он не жаловал и не верил, что сможет целесообразно использовать быстроходного Ваню в новом рисунке игры, сетовал, что заметно сдают Фомин и Грамматикопуло, что все чаще жалуется на сердце Коман. Ему надо было еще сохранить на какоето время обстрелянных футболистов, чтобы они помогли молодежи стать на ноги, обрести необходимую веру в свои силы. Но время пока не работало на него. Его постоянной просьбой в этот период было одно: «Дайте мне еще немного времени. Время создаст перелом. Он уже близок!»

Вратарь - _315.jpg

И опять ему не верили. В самом деле, трудно было уверовать в справедливость его слов, когда команда так часто проигрывает и даже ничьи становятся желанными. Теперь казалось, что он хочет только оттянуть неизбежную развязку, что динамовцы окончательно растеряли свой багаж и вместе с этим – потерял свой деловой авторитет тренер. Нет, он не способен возродить победоносное «Динамо» пятьдесят второго и пятьдесят четвертого годов! Так думали и говорили все чаще.

Когда в середине сезона мы прибыли в Москву на матч со «Спартаком», команде сообщили, что завтра на игру ее поведет новый старший тренер – Вячеслав Дмитриевич Соловьев. Ошенков отстранен.

И тут, впервые за несколько месяцев, мы сыграли наконец так, как предсказывал Олег Александрович. «Спартак» был обыгран со счетом 1:0.

В этом матче динамовцы в полном смысле слова потрясли сердца московских зрителей своей самоотверженностью и стойкостью, мощным волевым усилием. Долгожданная победа пришла. Но она немного запоздала. Всего на один матч, когда Ошенкова уже не было среди нас и когда вернуть его стало невозможно. Вот почему отличная победа над «Спартаком» содержала в себе немалую толику горечи.

После этого динамовцы начали быстро наверстывать упущенное. Однако слишком много очков отдали мы раньше, чтобы рассчитывать на приличное место в таблице. Мы оказались в ее нижней половине. Сейчас дело пошло по-иному. Количество времени, потраченного на перестройку команды, стало уравновешиваться качеством игр. Несколько убедительных побед под занавес все же выправили до некоторой степени наше положение. Мы вышли на седьмое место, о котором одно время уже и не мечтали.

Были, конечно, и международные встречи в этом году. Но не так много, как в предыдущем. После поездки в Африку, вернувшись домой, динамовцы обнаружили, что физически игроки очень утомлены. Поездка потребовала большого напряжения и затянула сезон 1958 года до января 1959-го. Многие футболисты были травмированы, игроки не успели хорошенько отдохнуть и своевременно приступить к тренировкам. Между прочим, это была еще одна причина, обусловившая наши поражения в начале сезона и создавшая дополнительные трудности для Ошенкова. Очевидно, руководство клубом приняло решение снизить в этом году нагрузку на футболистов «Динамо». Поэтому международных встреч было мало.

Наиболее интересным из них оказался матч с сильной профессиональной английской командой «Тоттенхем Хотспур», которая впоследствии стала чемпионом и обладателем кубка Англии.

Интересной эта встреча была потому, что, во-первых, явилась нашим первым непосредственным знакомством с английским футболом, во-вторых, раскрыла причины последних успехов английских команд и, в-третьих, кое-чему научила нас.

Мы увидели новые разминки, мы получили урок техники, благодаря которой футболисты, бегая не быстрее нас, все же ведут игру в более быстром темпе за счет увеличения скорости передачи мяча. Пасовка на больших расстояниях с помощью сильных ударов заставляла мяч совершать молниеносные перемещения по полю, а хорошая техника позволяла англичанам обрабатывать почти без огрехов «пушечные» мячи.

Наконец, мы увидели, что коллективная игра перестала быть достоянием только советской футбольной школы, что она принята на вооружение даже англичанами, долгое время отдававшими предпочтение индивидуальному мастерству. Но вместе с тем мы увидели, что, в отличие от большинства современных команд, англичане еще не перешли на бразильскую систему, придерживаются созданной ими системы «дубль-ве». Правда, они модернизировали ее за счет коллективизма.

Матч мы проиграли – 1:2. Это было второе поражение за все послевоенные годы, которое наша команда потерпела на своем поле в международных встречах. Но оно не огорчало нас, противник оказался высококлассным коллективом. Проиграть чемпиону Англии не такой уж грех для любой команды, тем более для нас, еще только набиравших силу.

В трех остальных международных встречах мы оказались верными своей традиции. Сборную Тираны обыграли 1:0, команду «СК Активист» из ГДР – 4:1 и румынскую команду «Динамо» из города Бакеу – 3:0.

ВРАТАРЬ БЕЗ МЯЧА

Тем, кто наблюдал дебют Андрея Гаваши в нашей команде, не мог не понравиться молодой вратарь динамовцев. Нас было трое в 1960 году – я, Гаваши и еще более молодой Анатолий Проскуряков. Из этой тройки Гаваши отдавалось явное предпочтение. Я уже был «старичком», Проскуряков – зеленым новичком. А Гаваши даже выступал за вторую сборную СССР. Внешне он был вообще неотразим. Высокий, стройный, как тополь, красивый, скромный и подкупающе приветливый. Реакция? Ну что ж, она у него в порядке. Смелость? Да, он не трус. Опыт? Участие в сборной говорит само за себя. Не зря же он попал в список лучших вратарей страны! К тому же Гаваши отличный ученик, отличный студент, будущий математик. Одним словом – ценное приобретение для команды.

И все же он ушел от нас быстрее, чем следовало бы. Мелькнул, как яркая звезда, и исчез. Почему? Что случилось? Ведь он так хотел играть, так беззаветно отдавался каждой тренировке.

По Киеву поползли вздорные слухи. Все обратили внимание, что Андрей Гаваши появляется на поле в какой-то особенной форме. На футболке – кокетливые белые шнурочки, концы которых не завязываются, а игриво болтаются на широкой груди. Трусы – короткие, узкие, обнажающие сильные красивые ноги. Когда же в игре Андрея несколько раз промелькнули невероятно эффективные броски по дуге вверх, а потом вниз, словно дельфин взметнулся над морем, все подумали, что красавец Гаваши стремится просто очаровать публику своим мужским и спортивным обаянием. Но… несколько «пенок», несколько злосчастных голов, и вот уже об Андрее судачат без восторга:

– Да что вы, он позер! Он только рисуется. На публику играет.

Даже острили:

– Проиграют наши с вратарем Гаваши. Между тем все это было не так, хотя Андрей действительно тяготел к внешнему эффекту. Нет, необычная форма костюма, несколько фривольная для вратаря, не была отражением умышленного кокетства. Просто он, как и все молодые люди, любил красивую одежду, – не более. Полагал, что и в спортивной форме можно сделать приятные изменения. В общем это правильно, хотя я лично предпочитаю старенький свитер. Но ведь я «старичок».

Нет, не во внешней красивости следует искать причины неудач способного юноши.

Первой причиной была не совсем правильная школа. Как многие вратари, Гаваши, к сожалению, не имел опытного руководителя. Предоставленный сам себе, он многое заучил неправильно и привык к тому, к чему не стоило привыкать. Например, он повторял ошибку моей молодости: желая поймать нижний мяч в левом углу, толкался левой же ногой, а не наоборот. Отсюда эффектная дуга при взлете и необходимость ловить мяч под собой. Он бы и рад избавиться от этого, тем более, что ему указывали, как важно перестроиться. Но, увы, закрепленный навык оказался сильнее голоса рассудка и законов физики.