Когда мы встретимся вновь

Когда мы встретимся вновь

Виктория Александер

Когда мы встретимся вновь

Пролог

Венеция, 1818 год

Он был, без сомнения, самой большой ошибкой, какую она совершила за свои двадцать два года. Самой большой и самой прекрасной.

Свет звезд, льющийся в высокие окна спальни, позволял ей видеть гордый профиль: высокий лоб, прямой красивый нос и полные губы. Его улыбка даже во сне не скрывала высокомерия и жажды жизни. Перед ней был человек, который рожден повелевать.

Она должна сейчас уйти, уйти до рассвета. Так она сама решила, заставив даже его согласиться с этим, однако теперь ей не хотелось покидать постель и уходить от него.

Она осторожно смахнула с его лба темные пряди растрепавшихся волос, и ее руки вдруг непроизвольно застыли в воздухе, словно она захотела коснуться лица спящего. Однако, несмотря на их близость в постели, она сочла бы эту вольность непозволительной.

Разумеется, у нее нет никаких прав на него, да она об этом, в сущности, даже не мечтала. Свой выбор она остановила на нем, оценив прежде всего его привлекательную внешность и популярность у женщин, да еще потому, что никак не помышляла о своем будущем с ним. У нее не было желания дарить свои чувства тому, кто не сможет ответить ей тем же, иначе все кончается разбитым сердцем, а ей ужасно не хочется это повторять.

Она выбрала его по той причине, по которой его выбирали другие женщины: красивое лицо, статная фигура, аура аристократизма и титул.

Она, конечно же, знала, что его титул обязывал к выполнению определенных обязательств, а они исключали какие-либо изъяснения в чувствах. Впрочем, она искала одной этой ночи и ничего более. Таким был ее план.

Тихонько вздохнув, она соскользнула с огромной кровати и, подняв брошенную на пол накидку, поспешила прикрыть ею, как огромным шарфом, свое нагое тело. Затем она подошла к открытой двери, ведущей на балкон, и посмотрела на Большой канал.

В воде канала все еще мерцали огни маскарада, издалека доносились звуки музыки. Венеция жила по своим законам и правилам. У этого города были своя магия и свои страсти. Здесь сны часто становились явью, и молодой женщине с потерянной репутацией иногда удавалось начать жизнь снова, если ей вдруг встречался умный и зрелый мужчина.

Прошло два года с того времени, как она неразумно и нелепо определила свою жизнь. Ну и что? Она всего лишь перестала быть глупой и целомудренной, какой была раньше.

Теперь же, зная его репутацию, она решила, что соблазнить его будет не так уж трудно. О нем говорили, что в любовных связях он ищет прежде всего интригу. Где же ее найти, как не на маскараде? Там будет легко увлечь мужчину загадочностью и таинством венецианской ночи. Так она и поступила. И даже обнажившись, не открыла ему свое лицо.

Однако для нее стало неожиданностью то странное чувство, которое сразу же возникло между ними в первую же их встречу. Оно было похоже на взаимную симпатию, понимание, необъяснимое влечение или, возможно, даже нечто большее.

Когда он поцеловал ей руку, у нее почему-то защемило сердце, а ведь такого с ней никогда не случалось. Ее волнение и какое-то предчувствие придавали ей смелости, которой обычно не хватало.

Разумеется, в какой-то степени ей помогала маска, а также то, что она находилась в Венеции. Воздух этого города буквально напоен чувственностью и загадочностью. Здесь каждая женщина невольно ведет себя как куртизанка. Она тоже осмелела. Флиртуя, сразу же заинтриговала его... Этот вечер закончился для нее тем, что она оказалась в его постели.

А потом все было не так, как она полагала. Из ее опыта ей были знакомы небрежность, поспешность и застенчивость, которые раньше она сама пыталась как-то сгладить, но до сих пор она не знала о тех чувствах, которые мог пробудить в ней опытный любовник.

– Я даже не знаю вашего имени, – услышала она голос за своей спиной и обрадовалась.

Почувствовав его ладони на своих плечах, она облегченно откинулась назад.

– Неужели вам непременно нужно знать мое имя?

Он ответил не сразу, довольный, что эта заминка позволит ей понять, что он все же счел нужным узнать, кто она такая.

– Просто мне интересно было узнать, кто разделил со мной эту постель, – наконец-то ответил он и усмехнулся.

– Зачем? – не без иронии спросила она. – Я не ожидала, что человека с вашей репутацией может интересовать чье-то имя. Говорят, что в вашей постели побывало не менее половины женщин Европы.

– Не говорите глупости. Половина Европы. Я еще слишком молод, чтобы достигнуть этого, хотя я стараюсь.

Она почувствовала насмешку в его голосе и язвительно заметила:

– В этом нет сомнения.

– Это ревность?

– Ни в коем случае, ваше высочество.

– Жаль, – тихо ответил он, скорее самому себе, чем ей.

Она пыталась казаться спокойной, но сердце все же учащенно забилось, почувствовав нечто похожее на надежду. Конечно, это глупость. Она тут же прогнала эту нелепую мысль.

– Представьте, вы с вашим ростом очень подходите мне. – Он откинул прядь волос с ее шеи. – Вас чертовски удобно целовать.

– Неужели? – Ее проняла дрожь.

– Именно так, – мурлыкнул он, целуя ее в обнаженную шею. – Вы знаете, кто я. Будет несправедливо, если я ничего не узнаю о вас.

– В жизни много несправедливостей. Мы не всегда получаем то, что хотим.

Он презрительно фыркнул:

– Глупости, я всегда получаю то, что хочу.

– Всегда?

– Всегда. – Он быстро повернул ее лицом к себе. – Иного я не допускаю.

Она поняла, что он пытался разглядеть ее лицо в полутьме, но ничуть не боялась, что это ему удастся. Анонимность – главное определение этой магической ночи. Незнакомка уйдет, и больше они никогда не встретятся.

– Мне даже нравится, что вы ревнуете меня к женщинам, которые у меня были до вас.

– Я? – Она отрицательно замотала головой. – Между мной и вами нет никакой связи. Вы принц, а я...

– А вы? – В его голосе был живой интерес. – Кто же вы?

Она усмехнулась:

– Я не принцесса.

– Неужели?

Как могло так случиться, что её романтическое свидание грозило перерасти в нечто большее, чем удовольствие в постели? Она почувствовала неожиданное волнение, ибо все, что сейчас происходило, было похоже на момент украденного времени.

– Однако должен сознаться, что мне все равно, принцесса вы или горничная.

– Какой орган вашего тела подсказывает вам такой ответ? – насмешливо и дерзко спросила она.

– Мое сердце, – не раздумывая ответил он.

– Ваше сердце в плену необычной магической ночи, ваше высочество. – Отвечая ему, она делала паузы, словно обдумывала каждое его слово. – Думаю, что утром все изменится. Все, что произошло, будет забыто, ваше высочество.

– Меня зовут Алексеем, – пробормотал он.

– Алексей? – повторила она, поразившись такому простому имени. – Алексей, я...

– И все же как мне вас величать? – спросил он ее.

– Это не столь уж важно.

– Но я должен как-то обращаться к вам. До рассвета еще далеко, а раньше я вас не отпущу.

– Но мы ведь договорились, что я уйду до рассвета.

– Да, но не сейчас.

– Сомневаюсь, что могу верить...

– Чаровница! – Рукой он нежно ласкал ее спину, забравшись под шелковую накидку. – Вот так я буду ласкать вас, моя светлая, моя тихая...

– Не такая уж я тихая.

– Я постараюсь сделать вас такой. – Улыбнувшись, он обнял ее и предложил полюбоваться венецианской ночью. – Мне здесь всегда хорошо. Такая ночь рождает сладкую тоску в сердце. Она в воздухе, которым мы дышим. Такого другого города нет нигде на нашей планете.

– Как проникновенно вы говорите, ваше высочество. Я не ожидала услышать это из ваших уст.

– Я и сам себе удивляюсь, – ответил он с насмешливой улыбкой. – Не думал, что со мной такое могло случиться, но в этом городе, полном магии и волшебства, всякое бывает. Даже со мной что-то подобное случилось в этот вечер.