Сунг

Меня начала бесить эта дискуссия. Наверху идет бой. Нужно что-то срочно предпринимать, а мы тут треплемся, как на разборе тактических учений!

– Ракета могла быть знаком «духам», что «секрет» на отметке «16-04» снят… – я решил вступить в беседу и подвинуть Рукосуева к более решительным действиям. Ничего себе, боевой командир! Медлит, как целка в первую брачную ночь…

– Если вы помните, товарищ подполковник, – добавил ехидно, – именно с этой сопки отлично просматривались все подходы к «стопарю». Пока наши находились там, «духи» не могли подойти незамеченными.

Против ожидания, Рукосуев меня не одернул, хотя замечание было явным щелчком по его самолюбию. Он переглянулся с майором.

Мне эти переглядки начинали нравиться все меньше и меньше. Что они знают, и что здесь вообще затевается? Я решил отступиться от своих принципов невмешательства и задать этот вопрос прямо.

– Куда сейчас бьет артиллерия? – опередил меня Рукосуев, обращаясь к разведчику.

– Стреляют по противоположному склону и по хребту на стыке двух постов – туда, где засела группа прикрытия противника. По основным силам «духов» огонь не ведется потому, что они близко подошли к нашим позициям и есть опасность угодить по своим.

– Почему, в таком случае, я не слышу огневого контакта Снесарева? Этот сукин сын не видит их, что ли?! – возмущенно, но достаточно сдержанно проговорил комендант.

Похоже, обстановка складывалась непонятная до хреновости, чтобы просто стрясать воздух.

– Вообще, откуда сведения о прорыве группы у артиллеристов и у вас, майор? И почему они пришли так поздно?! А, разведка?! – не найдя ответа ни на один свой вопрос, Рукосуев предпочел искать виноватых на стороне.

– Этой информации я склонен доверять… – уклончиво ответил тот. – Что там творится на «Сунге», сам не понимаю. Снесареву должны были доложить с КП о прорыве группы …

– Сам же он их не заметил, – вполголоса произнес Рукосуев и тут же взял на тон выше:

– Не смотрите на меня, старлей, искоса, низко при этом голову наклоня! Я снял «секрет» с отметки «16-04» не по собственной прихоти. Вы не знаете того, что вам не положено знать. Так что не мните себя стратегом!

В коменданте странным образом сочетались страсть к цитированию стихотворных строчек, умение хладнокровно разыгрывать тактические шарады и неодолимая тяга к разносам нижестоящих офицеров по поводу и без повода. Но моя строптивая натура взыграла в самый неподходящий момент.

– Есть не мнить, товарищ подполковник! – я вздернул голову вверх и выпрямился настолько, насколько мне позволял покатый склон горы.

Это стоило мне равновесия. Опрокинуться назад мне не дал майор, вовремя схвативший за рукав.

– Все ерничаете, Саранцев. Когда же вы повзрослеете… – пробурчал Рукосуев, сбавляя тон.

– В общем, так… – теперь он обращался к нам обоим, – надо идти обратно. Снесарев вот-вот ввяжется в бой. У него всего двадцать солдат. Командиров, не считая сержантов – двое: он да прапор. Русских бойцов и проверенных таджиков наберется всего с десяток. Остальные – балласт, если не сказать хуже. И не известно, как они себя поведут во время прямого боестолкновения. А против них выступает не менее полуроты опытных бойцов с тяжелым стрелковым и ручным реактивным вооружением. Три офицера дополнительно в такой ситуации не окажутся лишними.

Слушайте приказ! При выходе на позиции «Сунга» я беру общее командование обороной. Одновременно отвечаю за центр. Майор, вы находитесь рядом со мной и корректируете огонь САУ с помощью вашей радиостанции. Получится?

– Получится.

– Старший лейтенант Саранцев вместе с Снесаревым держат оборону на левом фланге, на который «духи» начнут свое основное наступление. Старший, как начальник опорного пункта – Снесарев. Все ясно, Саранцев?

– Так точно.

– Прапорщик с хитрой татарской рожей… Как его?

– Генеев, товарищ подполковник, – подсказал я Рукосуеву.

– Ганеев!.. Он будет держать правый фланг. Я говорю это здесь, потому что наверху не будет времени. Вопросы? Тогда пошли. Черт, почему Снесарев молчит?

Обратный подъем затянулся минут на двадцать. За это время «саушки» сбавили темп стрельбы. Снаряды рвались с интервалом в две минуты. Снесарев по-прежнему молчал.

– Тихо что-то. Может, «духов» отогнали? – вслух размышлял запыхавшийся Рукосуев.

Он по-прежнему шел первым, хотя на подъеме заметно сдавал. Мы с майором наступали ему на пятки. Разница между нами была пятнадцать лет, и она в такие моменты обычно дает о себе знать.

– Твои разведчики не могли что-то напутать, майор? – недовольно повысил голос комендант.

Разведчик предпочел отмолчаться.

Метров за сто до хребта мы свернули с тропы, и пошли напрямую. Если все-таки разведка не напутала, и «духи» действительно зашли во фланг «точке», то тропа должна была нас привести как раз к противнику. Напороться на группочку моджахедов человек в двадцать в наши планы не входило.

Мы принялись карабкаться по крутому склону, цепляясь за редкие кустики, торчащие из-под снега.

По разгоряченным спинам уже не текли струйки пота. «Хэбэшки» просто прилипли к лопаткам, пропитавшись влагой насквозь, елозили по коже, вызывая не самые приятные ощущения. Бушлаты были давно расстегнуты, и от нас валил пар, как от загоняемых, но не загнанных лошадей.

– Стоп! – выдохнул Рукосуев, – Майор, свяжись со своими! Пусть доложат обстановку!

Обстановка обстановкой, но я подозревал, что комендант решил слегка передохнуть – что ж, мы с майором ничего против не имели. Скоро придется вступать в бой. Причем, в этом бою нужно будет не только руководить, но и самому нажимать на спусковой крючок автомата. А для этого, как минимум, нужно иметь ровное дыхание.

Пока мы с Рукосуевым, сдвинув на затылок кепи и, облокотившись на автоматы, жадно вбирали в себя свежий морозный воздух, Бурнашов чуть ли не на карачках отполз от нас на пару метров в сторону и принялся усердно нажимать на кнопки мобильной радиостанции. Меня это повеселило. Обстановка поставила нашу троицу в равные условия, и перед лицом опасности было уже глупо играть в какие-то тайны.

Подполковник повернул голову в сторону майора и пристально следил за его манипуляциями. Мне даже показалось, что комендант собрался читать по губам и по выражению лица разведчика. Интересно, что принесет нам этот разговор: облегчение или?…

Откровенно говоря, мне хотелось, чтобы «духов» отогнали артиллеристы, как это случалось не раз. Но интуицию не обманешь: где-то под солнечным сплетением уже зародился холодок. Он постепенно опускался к ногам, делая их вялыми. Чтобы сбросить это, я несколько раз делал резкие движения, переступал с одной ноги на другую. Вроде помогало. На время.

Я знал, что это означает. Так переживаешь томительные минуты перед дракой. Самые тяжелые минуты, когда еще не определился, будешь ты пускать в ход кулаки и ноги, или же постараешься все уладить миром. Во время схватки все это пройдет. Но это будет потом…

Неопределенность – самая паршивая вещь на свете.

…Не знаю, что заставило меня бросить взгляд налево по склону. Стоял, переминался, дышал полной грудью, смотрел в синее небо и – на тебе: принялся озираться. Видимо, Ее Величество Судьба еще не отмерила мне последний срок.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.