Дно мира

Дно мира

Михановский Владимир

Дно мира

С Ричардом Кроули, который долго оставался для меня загадкой, я познакомился на нашем прославленном исследовательском судне «Витязь».

Как всегда в марте, небо над Тихим океаном хмурилось. Солнце, воспетое фейерверком красок на полотнах Гогена, проглядывало лишь изредка, и трудно было поверить, что где-то здесь, в Океании, на самом деле существуют сказочные по красоте и пышности острова. Впереди по курсу лежал архипелаг Фиджи. «Витязь» прибыл без опоздания в намеченный район – северную часть желоба Тонга. Я с волнением ожидал начала работ. Ведь именно в этом месте дно океана, как свидетельствовали приборы, дало узкую и глубокую трещину. Достичь «Дна Мира», самой глубокой впадины на Земле, всегда было моей мечтой. К счастью, море было спокойным, «Витязь» почти не качало. Я представлял себе бездонную трещину под многокилометровой водной толщей.

На рассвете «Витязь» лег в дрейф. Думаю, что не только я, самый молодой из участников международной научной экспедиции, был обуреваем в это ненастное утро исследовательской лихорадкой. Ни свет ни заря все мы в мокрых накидках с капюшонами жались к палубным надстройкам, наблюдая, как струн тропического ливня секут палубу, пляшут на ней фонтанами.

Начальник экспедиции, имя которого известно всем океанологам мира, высокий человек с зычным голосом, по прозвищу Тайфун, не любил и не умел ждать. Казалось, будь сегодня не просто ливень, а шторм, он и то приказал бы готовить драгу. Впрочем, я преувеличиваю. Тайфун, насколько я успел узнать его, не любил рисковать без особого веского повода. Да и то сказать, дождь ведь не шторм!

– Проба со дна не промокнет, как думаешь? – обратился он ко мне и хитро подмигнул.

Стоявший у переборки рядом с нами мистер Ричард Кроули вопросительно посмотрел на меня. Он считал, что все, кто общается с ним, должны говорить по-английски.

Я хотел перевести ему фразу начальника, но Тайфун сам это сделал. Кроули мрачно ответил:

– Океанологи не в счет? Пусть мокнут?

Тайфун засмеялся. Все его большое тело затряслось, капюшон наполовину съехал с седой головы. Кроули остался корректно невозмутимым.

– Все готово, – отрапортовал подошедший к нам капитан в таком же, как у нас, блестевшем от дождя плаще с капюшоном, но с золотыми шевронами на рукаве.

Вместе с Тайфуном, мистером Кроули и капитаном мы подошли к лебедке драги. Наступал самый ответственный момент – зубастая пасть ковша должна была со снайперской точностью, пронзив толщу океана и войдя в трещину, впиться в самое дно мира! Чуть влево или вправо – драга доставит на борт заурядный обломок базальта, а то и просто порцию ила.

Мне приходилось не раз спорить (по молодости лет, конечно) с астрономами. Я горячился и доказывал, что подлинно великие открытия ждут нас на Земле, а не при изучении неба, звезд, космоса. Согласен, на поверхности нашей планеты географы стерли почти все «белые пятна». Но что таится в земных недрах? Какова она, мантия Земли? Сначала надо нащупать «Дно Мира», а потом… Проложить бы оттуда шурф в неведомые глубины Земли!

Мистер Ричард Кроули как-то оказался свидетелем моего спора на эту тему со штурманом Нечаевым, поклонником небес. Американец хмурился и просил переводить ему почти каждую реплику, потом сказал:

– Прав тот, на чьей стороне бизнес.

– Почему бизнес? – удивился штурман.

– Путь к мантии Земли – дорога миллионеров, – загадочно произнес Ричард Кроули.

Мы со штурманом недоуменно посмотрели на него, но он, так ничего и не добавив, отошел в сторону.

Ричард Кроули был самым молодым профессором на нашем судне, потому, может быть, он и выделял меня среди других. Он преподавал в Северо-Западном университете, родители его имели небольшое дело в Чикаго. Несмотря на почтенное звание, у него был какой-то мальчишеский вид, тем более что стригся Кроули по последней моде, а вернее, вообще не стригся. Волосы его свисали на воротник неопрятными прядями. Но подбородок, разделенный узкой ямкой, словно трещиной, был тщательно выбрит. Говорят, его часто принимали в университете за студента, чем Кроули бывал доволен.

Нрава мой сосед по каюте был замкнутого, и мне всегда хотелось узнать, чего же хочет он, так много достигший для своего возраста.

Тайфун в отличие от Ричарда Кроули был самым старым из профессоров, собравшихся на «Витязе» из разных стран для осуществления научной программы в рамках международного сотрудничества. Если Кроули был обычно замкнут и молчалив, то Тайфун, что называется, душа нараспашку. Всегда дружелюбный, он умел заставить своих сотрудников «вертеться», как гирокомпасы, и забывать на работе о времени. Вот и сейчас он отжал мокрые седые усы и нетерпеливо махнул огромной ручищей. Лебедка, около которой он стоял, дрогнула и заскрипела, маховик стал быстро раскручиваться.

Кроули разжал губы.

– Теперь надо ждать, – заметил он.

– Чего ждать? – закричал Тайфун и так взглянул на механика, что тот полностью отпустил тормоза, маховик завертелся быстрее.

– В бизнесе надо уметь ждать, – сказал Кроули как бы про себя.

Тайфун мельком взглянул на него, но промолчал.

– Говорят, здесь водятся акулы, – после долгой паузы произнес Кроули, не отрывая взгляда от водной поверхности.

– Этого добра хватает! – поморщился Тайфун. – Как и в вашем бизнесе.

На этот раз не ответил Кроули, сосредоточенно всматривавшийся в зеленоватую воду.

Все мы не уходили с палубы, хотя ливень усилился.

– Есть улов! – громовым басом возвестил Тайфун. Зубастый ковш, покачиваясь, повис над палубой. Пасть драги раскрылась, и все увидели камни… Да, да, не ракушки, не комки ила, а камни. Мы сгрудились вокруг, забыв о дожде. Тайфун схватил один из камней.

– Это, братцы, дороже золота. Сама материковая порода матушки-Земли! сказал он, вертя в руках добычу.

Кроули взял из рук Тайфуна увесистый камень и произнес многозначительно:

– О-о! Конечно, дороже золота!

– Не отправить ли в банковский подвал Уолл-стрита? – пошутил подошедший штурман.

Кроули уничтожающе посмотрел на него.

– Кусок крышки сундука, в котором клад, – медленно произнес Кроули, вглядываясь в глубоководную находку. Оказывается, он все-таки научился немного говорить по-русски.

Весь день на судне обсуждалась наша замечательная находка. Лабораторный анализ показал, что в камне не содержалось ни платины, ни редких элементов, но… он, несомненно, принадлежал к ультраосновной породе.

Тайфун громыхал, рассуждая о том, что исследование «Дна Мира» решит наконец загадку о происхождении земных материков и океанов.

Кроули принес из лаборатории в нашу каюту один из больших камней и, видимо, не собирался с ним расставаться. Я спросил, зачем он ему.

Кроули улыбнулся.

– В нем моя судьба, Боб.

Я удивился:

– Судьба? Не понимаю вас, профессор, не можете ли вы изъясняться понятнее?

– О'кэй! – сказал американец и вдруг рассмеялся: – Желаете узнать мою судьбу?

– Хотите погадать?

– Нет, не гадать – мечтать. Вам я прочту один рассказ, его написал мой покойный друг. Но, выслушав его, вы должны все забыть. Договорились?

По тому, как были сказаны слова «мой покойный друг», я понял, что рассказ написал сам Кроули.

– Я… то есть мой друг, совсем не литератор. И будет жаль, если рассказ вам покажется скучным.

– Нет, почему же, если в нем говорится о вашей мечте? – возразил я. – Не говори мне, кто ты, скажи, о чем мечтаешь.

Кроули оживился.

– Славно сказано. Я это запишу.

Кроули достал из кармана тетрадь, положил ее рядом с обломком земной мантии и при свете закрепленной над столом лампы – был поздний вечер прочитал мне рассказ, который я восстанавливаю по памяти, не ручаясь за точность и пересказа и перевода.

Но главное я запомнил, так как меня интересовало, в чем же мечта моего соседа по каюте.

Прежде чем приступить к чтению, Кроули сказал: