Долина вне времени

Долина вне времени

Долина вне времени

Роберт Силверберг. Долина вне времени.

Robert Silverberg.

Valley Beyond Time (1957). – _

1

«Долина никогда еще не была так прекрасна», – подумал Сэм Торнхилл.

Кучевые молочно-белые облака висели над похожими на башни голыми пурпурными остроконечными скалами, которые ограничивали Долину с боков и сзади. На небе сияли оба солнца: рыхлое бледно-красное и другое, голубое, хотя и более удаленное, но плотное и яркое. Их лучи смешивались, окутывая нежно-лиловой дымкой деревья, кусты и быструю речку, которая текла к Барьеру.

Был уже почти полдень, и все дышало безмятежным покоем. Торнхилл, стройный, подтянутый, одетый в отличный атласный темно-голубой костюм с оранжевой оторочкой, испытывал глубокое удовлетворение. И тут он заметил девушку и мужчину, которые поднимались к нему по вьющейся тропинке.

Интересно, отметил он с легким недоумением, кто они такие и что им от него нужно.

Внизу мирно журчала речка.

Девушка, по крайней мере, была привлекательна: высокая, чуть ниже Торнхилла, со смуглым выразительным лицом. Блузка плотно прилегала к телу, оставляя открытыми широкие загорелые плечи. Искрящаяся оранжевая юбка едва прикрывала колени.

Мужчина рядом с ней казался маленьким и коренастым. Он был почти полностью лыс, выпуклый лоб избороздила густая сеть морщин. Внимание Торнхилла сразу же привлекли его глаза – яркие, они так и бегали по сторонам, словно глаза хищного животного, рыскающего в поисках добычи.

В некотором отдалении Торнхилл заметил и других, причем не все из них были людьми: например, у самой реки стоял шарообразный житель планеты, входящей в систему Спики. Вот тогда Торнхилл впервые и нахмурился: кто они и что привело их в долину?

– Привет, – сказала девушка. – Меня зовут Марга Феллис. А это Ла Флоке. Вы только что прибыли сюда?

Она взглянула на мужчину, которого назвала Ла Флоке, и тихо обратилась к нему:

– Он еще, очевидно, не отошел. Должно быть, новенький.

– Ничего, скоро придет в себя, – отозвался Ла Флоке. Он говорил неразборчиво и пронзительно.

– О чем это вы шепчетесь? – сердито спросил Торнхилл. – Как вы попали сюда?

– Так же, как и вы, – сказала девушка, – и чем скорее вы убедите себя в этом…

Торнхилл возразил с пылом:

– Я всегда был здесь, черт возьми! В этой долине! Здесь прошла вся моя жизнь! И я никого из вас раньше не встречал. Никого. Вы сейчас появились из ниоткуда, вы и этот петушок, и те, другие, – у реки, и я…

Он запнулся, остро почувствовав щемящее сомнение.

«Конечно, я всегда здесь жил», – попытался он успокоить себя, но внезапно задрожал и резко бросился вперед, углядев в этом улыбающемся человечке с рыжей метелкой на голове врага, который украл у него Рай.

– Черт побери, здесь было так хорошо, пока не было вас! Вы все испортили! И вы заплатите мне за это!

Торнхилл яростно набросился на коротышку, намереваясь сбить рыжего с ног. Но, к его удивлению, отступить пришлось ему самому, а Ла Флоке даже не покачнулся, продолжая улыбаться и по-птичьи сверкая глазами. Торнхилл сделал глубокий вдох и бросился на своего врага во второй раз. И опять ему ничего не удалось добиться. Ла Флоке увернулся и хотя казался на добрых двадцать лет старше и на тридцать сантиметров ниже, в его жилистом теле была удивительная сила. Торнхилл вспотел. Лишь большим усилием воли он взял себя в руки и отступил.

– Драться глупо, – успокаивающе сказал Ла Флоке. – Этим ничего не добьешься. Как вас зовут?

– Сэм Торнхилл.

– Ну, так послушайте меня, Торнхилл. Что вы делали в самый последний момент перед тем, как впервые поняли, что находитесь в Долине?

– Я всегда был в Долине, – упрямо возразил Торнхилл.

– Подумайте, – сказала девушка. – Вспомните. Ведь было время, когда вы еще не были в Долине.

Торнхилл повернулся, подняв глаза на окружавшие их могучие горные вершины, затем взглянул на быстрый поток, который петлял внизу и выходил к Барьеру. Какое-то животное паслось у подножия холма, пощипывая траву с колючими стеблями. Торнхилл удивился: разве он был когда-нибудь где-нибудь еще?

Нет. Долина была всегда, и он здесь жил – одиноко, мирно, спокойно до того самого злосчастного мгновения, за которым последовало это непрошенное вторжение.

– Обычно проходит несколько часов, пока прекратится эффект, – сказала девушка. – А потом вы вспомните… так же, как вспомнили и мы. Думайте. Вы с Земли, не так ли?

– Земли? – угрюмо повторил Торнхилл.

– Зеленые холмы, разбросанные города, океаны, космические лайнеры, Земля. Да?

– Взгляните на сильный загар, – указал Ла Флоке. – Он с Земли, но там уже давно не живет. А как насчет Венгамона?

– Венгамон, – просто повторил Торнхилл, на этот раз без вопросительной интонации. Странное сочетание звуков, казалось, имело какой-то смысл: жестокое желтое солнце, широкие равнины, растущий город колонистов, процветающая торговля рудой. – Мне известно это слово, наконец подтвердил он.

– Вы жили на этой планете? – пытала его девушка. – На Венгамоне?

– Я думаю… – неуверенно начал Торнхилл, ощущая слабость в ногах.

Четкий распорядок жизни рушился на глазах и исчезал в небытие, словно никогда и не существовал.

И ведь, действительно, не существовал.

– Я жил на Венгамоне, – сказал Торнхилл.

– Отлично! – вскричал Ла Флоке. – Установлен первый факт! Теперь подумайте, где вы были в момент перед тем, как очутились здесь. Может быть, в звездолете? Летящем между мирами? Подумайте, Торнхилл.

Он думал. Его мозг раскалывался от усилий выбросить все воспоминания, связанные с жизнью в Долине, и проникнуть назад, до той поры…

– Я был пассажиром лайнера «Королева-мать Элен», летящего на Венгамон из системы Юринела. Я… был в отпуске. Возвращался на свою… свою плантацию. Нет, не плантацию, а рудник. Мне принадлежит участок на Венгамоне. Да, да, участок для разработки.

Лучи двойного солнца показались ему нестерпимо горячими. У него закружилась голова.

– Теперь помню: полет проходил без всяких происшествий, мне было скучно, и я вздремнул на несколько минут. Затем, помню, я почувствовал, что нахожусь вне корабля, где-то в пустоте. И потом оказался здесь, в Долине.

– Обычный ход событий, – кивнул Ла Флоке и махнул рукой остальным, находившимся у реки. – Включая вас, нас теперь восемь. Я прибыл первым вчера, как я это называю, хотя фактически ночи, отделяющей сегодня от вчера, не было. После меня появилась девушка. Затем еще трое. Вы третий за сегодняшний день.

Торнхилл заморгал:

– Нас просто подхватили из ниоткуда и забросили сюда? Как это может быть?

Ла Флоке пожал плечами.

– Вы еще не раз зададите этот вопрос, прежде чем покинете Долину.

Идемте с нами к остальным.

Коротышка величественно повернулся и начал спускаться по тропинке. За ним последовала девушка, а за ней по пятам плелся Торнхилл. Он понял, что находится на невысоком обрыве над рекой, у подножия одной из громадных вершин, образующих границы Долины.

Было тепло, легкий ветерок шелестел травами. Торнхилл почувствовал себя моложе своих тридцати семи лет и без всякого основания более бодрым и восприимчивым. Ему доставляло удовольствие вдыхать аромат золотистых цветов, росших вдоль русла реки, и смотреть на блики двух солнц, игравшие в светлой воде.

Он взглянул на часы, стрелки показывали 14:23. Весьма интересно. Дата – седьмое июля 2671 года. Значит, это все тот же день. Седьмое июля 2671 года он вылетел из Юринела в Венгамон. Около 11:40 он завтракал. Это означало, что задремал он где-то около полудня, и, если ничего не случилось с его часами, с того времени прошло всего два часа. Однако память все еще утверждала, хотя воспоминания быстро исчезали, что он провел в Долине всю жизнь, не потревоженный никакими пришельцами вплоть до самых последних событий.