Искусство соблазна

Искусство соблазна

Джудит Айвори

Искусство соблазна

Эту книгу я посвящаю моим родителям, которых я бы выбрала себе в качестве самых лучших друзей, если бы природа не сделала этого за меня. Я люблю вас.

В истинной красоте всегда есть изъян.

Фрэнсис Бэкон

Пролог

Стюарт Эйсгарт, вернувшись домой из путешествия на Кавказ, где он провел месяц охотясь в горах, обнаружил, что его дожидаются два письма. Оба письма были получены уже три месяца назад, проделав путешествие через океан — из Лондона в Санкт-Петербург, где у Стюарта был дом, а оттуда уже по суше в Царское Село. Он мог бы получить его уже тогда, если бы не разминулся с почтовой каретой — Стюарт в то время был занят тем, что собирал компанию охотников для поездки на Кавказ. Из Царского письма переслали в Одессу. Там они пролежали на столе в библиотеке почти месяц — столько, сколько он охотился в горах.

«26 марта 1892 года Лондон, Англия

Стюарту Уинстону Эйсгарту, шестому виконту Монт-Виляр.

С сожалением сообщаю Вам, что Ваш отец Донован Алистер Фрэнсис Эйсгарт, пятый виконт Монт-Виляр, бкон-чался в возрасте пятидесяти шести лет от роду. Поскольку Вы являетесь его единственным сыном, считаю принципиально важным найти Вас. Увы, все, чем я располагаю, — это Ваш адрес в России, найденный мной среди бумаг Вашего покойного отца. В Англии никто не знает ни где Вы находитесь, ни как с Вами связаться. Не известно даже, живы Вы или нет. Пожалуйста, свяжитесь со мной при первой же возможности, и мы назначим время встречи в Лондоне, чтобы Вы могли незамедлительно вступить во владение всем имуществом покойного, в том числе его поместьем, весьма обширным и непростым в управлении. Спешу уведомить Вас, что Вы наследуете не только титул, но и весьма значительнее состояние, много недвижимости, дающей доход, и других видов собственности. Примите мои соболезнования в Вашем горе.

Ваш покорный слуга, Дэниел Р. Баббидж, эсквайр».

«3 апреля 1892 года Лондон, Англия

Монт-Виляр,

Мое последнее письмо, должно быть, еще не попало Вам в руки, но я чувствую, что должен немедленно предупредить Вас о том, что Ваш дядя, Леонард Квасье Фрэнсис Эйсгарт, уже объявил себя наследником титула и поместья Вашего отца. Он считает, что Вы умерли. Более того, он сумел убедить других, причем людей влиятельных, что именно так дело с Вами и обстоит. Согласен, такое возможно. Это письмо может так и остаться без ответа. Если Вы его получили, пожалуйста, телеграфируйте мне немедленно, чтобы я мог остановить процесс передачи Вашему дяде титула и владений.

Ваш покорный слуга, Дэниел Р. Баббидж, эсквайр».

На следующий день, в понедельник, в семь утра Стюарт уже был у окошка телеграфиста главного почтамта Одессы. Оттуда он и отправил телеграмму следующего содержания Дэниелу Р. Баббиджу, эсквайру:

СКАЖИ ЛЕО ПУСТЬ ЗАБУДЕТ ОБ ЭТОМ ТЧК Я УЖЕ

В ПУТИ ТЧК МНОГО РАБОТЫ ЧТОБЫ УЛАДИТЬ ДЕЛА ЗДЕСЬ НО Я ЖИВ И ВПОЛНЕ ЗДОРОВ ТЧК ДОСТАТОЧНО ЗДОРОВ ЧТОБЫ ЗАСТАВИТЬ ЛЕО ПОЖАЛЕТЬ О СОБСТВЕННОЙ НАГЛОСТИ ТЧК МОНТ ВИЛЯР

Стюарт потратил восемь дней на то, чтобы собрать деньги, выставить на продажу свое имение в Одессе и съездить в Царское Село, чтобы попрощаться, как полагается, с царем и придворными, выставить на торги недавно приобретенный элегантный дом в столице и собрать еще денег. Когда он наконец оказался в своей петербургской квартире, там его уже ждала новая телеграмма.

МНОГО ВЗАИМОЗАВИСИМЫХ СЧЕТОВ НА ИМЯ МОНТ ВИЛЯР ТЧК ВАША ТЕЛЕГРАММА БЫЛА ДОСТАВЛЕНА С ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ ПОЧТОЙ ТЧК ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ ПАЛАТА НАЛОЖИЛА АРЕСТ НА ВСЕ ВАШИ СЧЕТА ТЧК ВАШЕ ПРИСУТСТВИЕ ВЕСЬМА НЕОБХОДИМО ТЧК ВАШ ДЯДЯ НАХОДИТ ВТОРИЧНЫХ КРЕДИТОРОВ ВЕРЯЩИХ В ТО ЧТО ВЫ УМЕРЛИ ТЧК НЕ МОГУ ПРЕДОТВРАТИТЬ ПОСЛЕДСТВИЙ ЕГО ДЕЙСТВИЙ ТЧК МНОГО СЛОЖНОСТЕЙ И ПРОБЛЕМ ТЧК ПОТОРОПИТЕСЬ ТЧК БАББИДЖ

Весьма встревоженный, Стюарт оставил своего управляющего распоряжаться делами в России, а сам в сопровождении одного-единственного слуги отправился в Европу. По дороге в Париж он отправил телеграмму следующего содержания:

ОТПРАВЬТЕ КОГО-НИБУДЬ ОХРАНЯТЬ ЗАМОК ДА-НОРД ТЧК ДЯДЯ СПОСОБЕН НАТВОРИТЬ ЗДЕСЬ НЕ МЕНЬШЕ БЕД ЧЕМ ПОЛЧИЩА ГУННОВ ТЧК МОНТ ВИЛЯР

В Париже его ждал ответ:

ДАНОРД ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЫГЛЯДИТ СЛОВНО ЕГО АТАКОВАЛИ ГУННЫ ТЧК ДЯДЯ УТВЕРЖДАЕТ ЧТО НИЧЕГО НЕ ВЗЯЛ ТЧК НАНЯЛ НЕБОЛЬШОЙ ШТАТ СЛУГ ЧТОБЫ ОХРАНЯЛИ ОСТАВШЕЕСЯ ТЧК БАББИДЖ

Из Шербура Стюарт телеграфировал Баббиджу:

ДЯДЯ СПОСОБЕН ВЗЯТЬ ВСЕ ЦЕННОЕ ЧТО МОЖЕТ УНЕСТИ С СОБОЙ ТЧК ОСОБЕННО ОБЕСПОКОЕН ОТНОСИТЕЛЬНО СТАТУЭТКИ В НИШЕ НАД ЛЕСТНИЦЕЙ ТЧК ПОДНАЖМИТЕ НА ДЯДЮ ЧТОБЫ РАСКОЛОЛСЯ НАСЧЕТ СТАТУЭТКИ ТЧК ПРИЕЗЖАЮ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ МОНТ ВИЛЯР

Ступив на английскую землю впервые за двенадцать лет отсутствия, Стюарт вдруг пожалел о том, что отправил эти две последние телеграммы. Статуэтка, о которой он за все эти годы ни разу не вспомнил? Должно быть, этот приступ скаредности был вызван запоздалой реакцией на смерть отца — презираемого им родителя, по милости которого жизнь Стюарта опять принимала новый драматичный оборот. Глупо. Всю дорогу поездом до Лондона Стюарта грызло раскаяние.

Все будет в порядке. Так или иначе с Леонардом можно найти общий язык, а пропажа одной статуэтки ничего не меняет.

Пусть Бог осудит Леонарда за его наглую попытку узурпировать титул. Одного взгляда на Стюарта постороннему человеку будет достаточно, чтобы сказать, кто наследник Донована Эйсгарта. Стюарт был копией своего красавца отца.

И этот факт порой доставлял Стюарту непередаваемое страдание.

Однако Стюарт не имел ничего против того, чтобы получить титул, которому многие в Англии готовы позавидовать. Статуэтка, похоже, потеряна для него навсегда. Леонард наотрез отказывался признать, что хранит ее у себя. Он утверждал, что замок в Йоркшире долгое время пребывал в небрежении, так что взять ее мог кто угодно — просто войти и, сунув под мышку, унести с собой. Отчего же Стюарт устроил такой шум вокруг вещи, о которой двенадцать лет не вспоминал?

В самом деле, почему? Отчего сердце его болезненно сжалось, когда он наконец увидел пустую нишу?

— Пропала, — пробормотал он.

И все же он мог, закрыв глаза, припомнить ее во всех подробностях. Старинная византийская статуэтка — химера, зеленая, слегка пугающая, восхитительная. И вдруг эта маленькая статуэтка приобрела для него такое значение, словно возвращение домой имело смысл лишь ради того, чтобы увидеть ее, вновь обладать ею. Эта статуэтка — единственное в доме, что он любил и помнил с тех времен, когда память еще не облекается в слова.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Ягненок

Ягненок, фаршированный шпинатом, розмарином и поджаренными грецкими орехами Из ноги молодого ягненка извлечь кость и положить удаленную кость в горячую духовку для пропаривания. Тем временем в миске с помощью вилки и ножа порезать и размешать две большие горсти свежесрезанного промытого шпината, козьего сыра и листья с нескольких побегов розмарина. Очистить от скорлупы добрую горсть орехов, измельчить орехи до состояния крошки. На сковородку высыпать орехи и поставить в духовку (там уже печется кость). Оставить орехи в печи на пару минут. Добавить половину орехов в смесь для фарша, остальное пока оставить. Наполнить отверстие в ноге ягненка — там, где была кость, — смесью, прочно перевязать, затем вытащить кость из духовки, убавить в печи жар и запекать ногу из расчета 30 минут на каждый килограмм. Пока ягненок жарится, вскипятить испеченную кость в четырех стаканах воды, приправленной луком, несколькими морковинами, солью, перцем и стеблями розмарина. Уварить бульон до одной чашки. (Или слить остатки вашей любимой собаке.) Достать жаркое из печи и убрать часть жира, стараясь не повредить лучины, что удерживают в ноге фарш. Залить ногу оставшимся бульоном, добавить одну чашку бренди, и пусть жидкость кипит до тех пор, пока не станет коричневой и слегка не загустеет. На стол подавать, посыпав оставшимися орешками. На гарнир подать картофель, морковь и посыпать укропом.

Эмма Дарлингтон Хотчкис «Йоркширские советы по домоводству и рецепты» «Пиз пресс», Лондон, 1896 год