Космические варвары

Космические варвары

Мак Рейнольдс

Космические варвары

Часть перваяПОБЕДА!

1

До вершины холма оставалось совсем немного, когда, почувствовав неладное, Джон из клана хоков резко осадил жеребца. Врожденному охотнику поневоле приходится полагаться на внутреннее чутье — часто именно оно помогает ему выжить. Если бы те, кто жили от Дамартона до самого Стоунхэвена, не прислушивались к себе, то весьма скоро погибли бы, ибо жизнь на планете Каледония[1] была полна опасностей.

Джон спешился и осторожно достал карабин. Затем легонько привязал коня, чтобы не тратить драгоценное время, если понадобится поспешно отступить к гребню холма, и, ползком преодолев последние несколько ярдов, припал к земле.

На гребне росло несколько кустов. Скользнув за один из них, Джон выглянул из-за ветвей и жадно втянул в себя воздух.

Внизу, среди деревьев и другой зелени виднелся ручей. Возле него стояли четыре оседланные лошади и несколько низкорослых животных, груженных, скорее всего, мясными тушами. Поскольку это были угодья хоков, на скот, похоже, попросту напали.

Наконец Джон разглядел и людей — троих, причем, судя по кильтам, которые незнакомцы как раз снимали, все они принадлежали к клану томпсонов. Теперь ясно. Зарезав скот, троица решила искупаться в ручье. Они не захотели терять время на то, чтобы отогнать добычу в свой город, а, разделавшись с ней, погрузили лучшие куски на оставшихся животных.

Медленно и бесшумно продвигаясь на локтях и коленях вперед, Джон достал из патронташа три патрона, а затем так же бесшумно вставил один из них в карабин. Остальные два Джон воткнул в землю поближе к себе — как раз возле правой руки.

Ружья чужаков покоились в чехлах, но Джон нисколько не сомневался в боеспособности ребят из клана томпсонов. Пусть они были отъявленными ворами, зато стреляли отменно. Еще не достигшему совершеннолетия юнцу предстояло сразиться со взрослыми мужчинами.

Значит, трое…

Джон не решался нажать на курок, хотя и держал на мушке того, кто уже собирался войти в воду. Но ведь оседланных лошадей было не три, а четыре!

Юноша еще раз оглядел окрестности, и все сразу встало на свои места. Чуть выше по течению, в густых зарослях деревьев прятался четвертый всадник. У Джона из клана хоков пересохло во рту. Ему приходилось слышать о бесстыдстве томпсоновских женщин, но чтобы вместе с мужчинами участвовать в налете…

Джон выждал, пока все не вошли в ручей. В прозрачной воде тело девушки сияло белизной. Вряд ли она была старше семнадцатилетнего Джона.

Его взяла досада. Несмотря на кровную вражду, не существовало запрета строже, чем запрет ранить женщину. Во всяком случае, на планете Каледония.

Джон задумался. Скакать в Абердин за подмогой, чтобы захватить всех четверых налетчиков без кровопролития? Нет, слишком далеко и долго.

Неожиданно юноше пришла в голову безрассудная мысль; впрочем, в подобном положении вряд ли можно было рассчитывать на мудрую идею.

Джон засунул в патронташ два запасных патрона и попятился. Спустившись по склону, он выпрямился во весь рост и поспешил к лошади. Карабин юноша вложил в чехол и прикрепил к седлу. Потом вновь поднялся на вершину холма.

Даже издали слышались смех и шутки купавшихся. Спускаясь к ним, Джон из клана хоков криво ухмыльнулся. Если ему повезет, недолго продлится их веселье.

Юноша выбрал путь сквозь самые густые заросли и наконец оказался на поросшем кустарником берегу ручья, как раз между девушкой и мужчинами. Если мужчины и услышат треск сучьев, то наверняка подумают на свою спутницу, а девушка отнесет шум в кустах на счет товарищей.

Джон пополз к четырем оседланным лошадям. Наступила самая ответственная минута. Теперь все зависело от того, насколько быстро его заметят.

Однако юношу ожидала удача. Если бы он случайно выбрал лошадь, приученную только к своему хозяину, та сразу сбросила бы чужака. Но на одном седле чехла с карабином не было — скорее всего, это кобыла девушки…

От ручья послышался крик.

Джон мчался со всех ног.

Теперь кричали уже трое.

Едва прыгнув в седло, юноша рывком отвязал лошадь от куста и, сжимая пятками ее бока, издал воинственный клич клана хоков. Затем извлек из-за пояса жезл победителя и с его помощью отвязал остальных лошадей. Подхлестывая их по бедрам, юноша погнал животных впереди себя. По берегу с гневными криками и угрозами к нему уже бежали воины из клана томпсонов.

Тогда, резко осадив и развернув кобылу, Джон направил ее прямо на самозванцев. Только теперь они разглядели то, что юноша держал в руке, и попытались скрыться.

Жезл победителя поднимался и опускался с быстротой молнии.

Одного за другим Джон полоснул им всех троих воинов, едва успевая выговаривать: «Повержен! Повержен! Повержен!». Затем снова развернулся и помчался догонять только что захваченных лошадей, по пути бросив торжествующий взгляд через плечо и издав ликующий крик.

Двое воинов сидели на земле, от позора и горя обхватив головы руками. Однако третий уже бежал к реке — там Джон увидел приставленный к стволу дерева карабин.

Резко оборвав победный клич, юноша резко откинулся к крупу лошади, ухватившись левой рукой за гриву.

Его маневр пришелся как раз кстати. Грянул выстрел. Одна из лошадей громко заржала. Тогда Джон снова выпрямился в седле. Проскакав еще ярдов двадцать, раненая лошадь споткнулась и тут же упала.

Юноша замешкался лишь на несколько секунд, чтобы освободить ее от пут. Похоже, у стрелявшего были запасные патроны… Пришпоривая пятками перепуганную лошадь и подгоняя двух других, Джон поспешил на вершину холма.

Не стоило упускать из виду и другую опасность. Наверняка томпсоны уже сбрасывали с вьючных животных мясные туши и собирались пуститься в погоню. Едва ли низкорослые лошадки смогли бы догнать ту, на которой скакал теперь юноша, однако кто знает… В клане томпсонов водились превосходные стрелки — судя по ежегодным стрельбам во время совета Конфедерации Озер.

На вершине холма Джон вновь издал клич клана хоков и галопом помчался к своему коню. Он пересел на него, даже не теряя времени, чтобы спуститься на землю. Потом подхватил поводья трех доставшихся ему в трофей скакунов и, довольно посмеиваясь, направился в свой родной Абердин. Рискованная затея удалась, словно хорошо отработанная операция.

Ему посчастливилось одержать верх над тремя матерыми налетчиками из клана томпсонов, а также увести у них лошадей и украсть почти все оружие. Что-то теперь скажут в городе?! Хотя Джону исполнилось всего лишь семнадцать лет, теперь никто не посмеет возразить против того, чтобы считать его полноправным членом клана. Об этом возвестит сам верховный вождь вместе с другими вождями и кациками. Джон станет равным среди равных и сможет участвовать в сборе воинов.

Не жалея коня, он мчался вперед.

Когда юноша один выехал из Абердина, дяди не стали его удерживать, а лишь предупредили племянника о том, что за пределами земель клана следует вести себя поосторожнее. Ну какой клан остался бы сильным, если бы запрещал молодым парням учиться разведывать, нападать и защищаться от врагов?! Впрочем, серьезная опасность Джону не угрожала. Даже налети он на разъезд брюсов, дэвидсонов или томпсонов, нет ничего постыдного в том, чтобы пуститься в бегство от превосходящих по силе врагов. Едва ли они бросились бы в погоню за зеленым юнцом.

Однако теперь он возвращался в Абердин с богатой добычей и представлял собой приманку для любого воина, разумеется не принадлежащего к хокам и родственным им кланам.

В Абердин Джон въехал сразу после полудня следующего дня — и лошади, и сам юноша выбились из сил. По дороге Джон останавливался только один раз, чтобы напиться. Его не покидала удача, и он не встретил никого ни из чужих, ни даже из своих.