Кто спрятался, тот и виноват

Как уже неоднократно упоминалось, колонизация Мэйншора беглыми преступниками проходила вдоль побережья, и именно там располагались все крупные города, окруженные многочисленными деревнями и фермами. В отличие от них Теннет начали строить целенаправленно как столицу, соответственно и все население принадлежало к совершенно конкретному слою, а для образования деревень не было ни времени, ни возможностей. Не находилось среди жителей города любителей копаться в грядках, пестуя помидоры с кабачками, или принимать роды у кроликов с их последующим забиванием. Но, несмотря ни на что, несколько ферм организовать все же пришлось, поскольку получать на завтрак свежие яйца, а на ужин аппетитно зажаренных кабанчиков членам правительства хотелось. И именно между вышеуказанными фермами и столичным рынком сновали все встреченные мною фургоны, заставляя то и дело спускаться к земле.

Когда же я миновала последнее из работающих на благо столичных желудков поселений, трафик на дороге резко закончился и подо мной раскинулись не тронутые человеком просторы, лес тянулся во все стороны, прерываемый лишь тонкой ленточкой дороги и очень на нее похожей ленточкой Каппы, змеящейся среди холмов и то и дело блестящей на солнце по левую руку от меня.

Долгое время мне не попадалось ни одного фургона, но затем парочка все же повстречалась. Памятуя о неудачном опыте общения даже с жителями пригородов Теннета, приставать с расспросами к обитателям провинций я не стала, лишь спустилась на высоту, необходимую для того, чтобы убедиться, что высокий худощавый мужчина и следующий далее коллега по цеху, более всего напоминающий винную бочку, гномами ну никак не являются, и полетела дальше.

Достаточно долгое время ничего интересного не наблюдалось и в помине. Я, позевывая от скуки, летела над дорогой, следя, как солнце сползает налево в лес. Несмотря на то что я давно спеклась под его лучами, а встречающиеся то и дело лесные озерца манили к себе прохладой зеркальной глади, на которой живописно расположились ярко-оранжевые кувшинки, приходилось уныло лететь вперед. Существовал минимальный, но все же шанс пропустить нужный фургон, изображая из себя расшалившегося оцелота. Хорошо Фарьке, он-то может плескаться в свое удовольствие… Возможно, оцелот прав, и я совершила ошибку, перебравшись в столицу? Хотя, с другой стороны, вряд ли мне позволили бы открыть детективное агентство непосредственно в Ауири, так что выбора никакого не было, и ручной зверь зря на меня дуется который месяц кряду.

За такими конструктивными размышлениями время летело почти незаметно, и наступил момент, когда однообразие пейзажа наконец сменилось первой из деревень, разбросанных неподалеку от развилки дорог между Йерром и Кохинором. В лучах заходящего солнца я безошибочно вычислила постоялый двор и пошла на снижение.

Рассудив, что вряд ли нужный фургон проедет мимо, не сделав остановки хотя бы на дюжину минут, я заказала себе пару простых деревенских блюд и в процессе их поглощения расспросила оказавшуюся на удивление разговорчивой хозяйку. Та поведала мне, что интересующая меня повозка ей хорошо знакома, но последний раз она проезжала достаточно давно, так что фургону пора бы уже и вернуться. Но, несмотря на мою робкую надежду, выяснилось, что останавливается на ночлег гном не здесь, а в деревне южнее, милях в десяти отсюда. Поняв, что если я не хочу блуждать в сумерках, то следует поторопиться, я скоренько закончила ужин, поблагодарила хозяйку и, расплатившись, взмыла в небеса. Следующая деревня обнаружилась быстро, хотя и не без проблем. Вернее, я чуть было не пролетела мимо, но затем до меня дошло, что, вполне возможно, моей целью являются именно эти полдюжины домов. Так и оказалось. Только вот фургона в ней не оказалось, и я, чувствуя близость цели, направилась дальше.

Как там говорится? Кто ищет, тот всегда найдет? Могу подтвердить со всей ответственностью. Миль через двадцать я увидела странного вида повозку и, почти на все сто процентов уверенная в успехе, ринулась вниз. Так и есть – за рычагом управления сидел самый настоящий гном весьма сурового вида.

Но дальнейшие события развивались по несколько неожиданному сценарию: не успела я, радостно улыбаясь, оказаться на расстоянии, годившемся для приветственного слова, как возница неожиданно поднял левую руку, взмахнул ею, и… я кубарем полетела вниз, на землю. Преодолевая отделявшие меня от дороги несколько ярдов, я только и успела подумать, что мой новый знакомый отличается редкостным дружелюбием и гостеприимством. Впрочем, как и остальные его сородичи.

Глава 5

В которой героиня находит-таки общий язык с гномом, правда, не без ущерба для здоровья, а затем узнает, что пропавший юноша совершил очень большую глупость

Следующей осознанной мыслью, посетившей мою многострадальную голову, было: «Как-то вокруг подозрительно темно». Приподнявшись на локте, я застонала и ухватилась второй рукой за затылок. Осторожное, но скрупулезное ощупывание показало, что никаких видимых повреждений нет, и это, несмотря на весьма неважное общее самочувствие, придало мне некоторый заряд бодрости. Стеная и охая, я поднялась на ноги, кое-как соорудила себе волшебное освещение и, оглядевшись по сторонам, обнаружила валяющийся в придорожных кустах скурр.

– Бочонок!!! – воскликнула я и опрометью бросилась к своему багажу. На удивление, все имущество оказалось совершенно целым, видимо, доска с сумкой упали прямиком в пышно цветущий куст, основательно смягчивший их приземление. Мне повезло гораздо меньше – я сверзилась непосредственно на дорогу, хорошо утрамбованную многочисленными повозками, проезжающими по ней много лет подряд. Хм… пожалуй, не стоит рассказывать подробности этого эпизода Зенедину, иначе придется отвечать на вполне резонный вопрос: а куда же улетучились все тщательно выпестованные им знания в области самолевитации. Боюсь, дракон не забудет напомнить мне, что в пору, когда я, учась в Академии магии, оказалась в гораздо более критической ситуации, мои действия отличались некоторой разумностью, чего никак не скажешь про историю на тракте. И все оправдания, которые я буду лепетать, а мне есть что сказать, не возымеют ни малейшего эффекта. Зенедин презрительно сморщит кожаный нос и напомнит мне, что я не на загородную прогулку собралась, и, отучившись даже два курса в столь высокочтимом учебном заведении, неплохо бы помнить, что хоть магия гномов проста и примитивна, но владеют ею они в совершенстве. Кроме того, по природе своей горный народ ответствен, а также весьма и весьма подозрителен, особенно при выполнении работы, за которую платят живыми деньгами, и совершенно неудивительно, что при попытке резко приблизиться к фургону я получила щелчок по носу.

– Да, вы, как всегда, правы, – огрызнулась я, забыв, что никакого дракона рядом нет и в помине. Затем вернулась к реальности, взгромоздилась на скурр и констатировала: – Неприятность эту мы переживем. Кости целы, бочонок цел, значит, ничего еще не потеряно. Полетели восстанавливать мир со старым гномом.

Судя по тому, что, когда я очнулась, никакой повозки уже не было в пределах видимости, провалялась без чувств я довольно долго. Это предположение также косвенно подтверждалось тем, что и стемнеть за это время успело почти полностью. Соответственно, суровый проводник и тщательно охраняемые им подопечные уже должны были достигнуть окраины деревни и в недалеком будущем уютно расположатся за ужином в трактире при гостинице. Здравый смысл подсказывал, что именно в этот момент мне и стоит появиться на сцене. Тогда гном хоть немного расслабится от тепла, уюта и горячей пищи и, стоит надеяться, окажется более разговорчивым, хотя так можно охарактеризовать практически любое его состояние. Все лучше, чем неожиданное магическое нападение, пусть и считаемое гномом за оборону. Сориентировавшись в пространстве, я не торопясь взлетела в воздух и двинулась в том направлении, откуда не столь давно прилетела.