Кто спрятался, тот и виноват

– Взаимно, – подлетая ближе и зависнув над самой землей, ответила я. – Но что за странное место для передачи денег вы выбрали? Здесь, того и гляди, вляпаешься в неприятности, порт совсем рядом.

– Вы не правы, – покачал собеседник головой. – Видите сарайчики за моей спиной? Много лет моя семья хранит в одном из них старое барахло, так же поступают и все наши соседи. Я сюда с раннего детства бегал купаться, знаю на берегу каждую расщелину и могу подтвердить, что никого из порта на этом пляже отродясь не водилось и нам совершенно ничего не грозит.

– Вы меня успокоили, – чуть улыбнулась я. – А теперь я, пожалуй, скроюсь в тень и подожду мсье Руаппи вне досягаемости его глаз, а то, боюсь, бдительный детектив может и не появиться.

– Хорошо, – не меняя выражения лица, кивнул мсье Лонтекки, видимо прекрасно понимавший все происходящее.

Взмыв на скурре вверх, я отлетела к близстоящим деревьям и пристроилась в густой тени их листьев на толстой ветке. Изображать из себя птичку пришлось недолго, у меня успела затечь всего-то левая нога, когда за спиной раздался шум шагов и в свете костра появилось трое – вероломный вор мсье Руаппи и уже знакомые мне два амбала, не совсем удачно проведшие операцию по моей ликвидации. Завидев гостей, мсье Лонтекки весьма выразительно взглянул на мое дерево, но беспечная троица не усмотрела в этом ничего подозрительного. И это было хорошо, поскольку досрочное появление на песчаной сцене совершенно не входило в мои планы.

– Приветствую вас, – высокопарно заговорил детектив. – Насколько я понимаю, вы и есть мсье Лонтекки?

– Именно, – сухо кивнул тот.

– Надеюсь, наш договор в силе и вы принесли честно заработанное мной вознаграждение?

Еще один взгляд в сторону дерева. Никакого понятия о конспирации. Да и откуда, если вдуматься.

– А вы мою жемчужину? – парировал законный владелец Розового Солнца.

Вместо ответа детектив, чувствующий себя при соотношении сил три к одному в полной безопасности, сделал пару шагов в сторону костра, ближе к свету.

– Какой вы, однако, быстрый. Я, между прочим, много сил положил на ваше сокровище, а теперь предлагается просто так, за минуту, его отдать.

– По-моему, не я первый заговорил о деньгах, – поддел детектива мсье Лонтекки.

Не найдя подходящего ответа, Берн Руаппи обвел взглядом окрестности костра и заметил валяющуюся на песке бутылку.

– Давайте же отпразднуем сие знаменательное событие! – Вытащив пробку, он поднес бутылку ко рту, но вдруг замер и недовольно поинтересовался: – Это еще что за вонючая дрянь?

– Жидкость для разведения огня, – сообщил ему собеседник. – На влажном песке вечернего морского берега сложно развести костер без подручных средств.

Детектив не глядя отшвырнул бутылку за спину и перешел к делу. Засунув руку за пазуху, он достал оттуда сверток.

– Вот она, ваша жемчужина.

Отлично. Самое время мне начать действовать, благо сил для борьбы с предателем я уже подкопила предостаточно, и в мгновение ока Розовое Солнце вознеслось на высоту макушек деревьев.

– Что за бес? – не сразу осознав происшедшее, выругался детектив.

– Это не бес, о мсье Руаппи, мой неверный компаньон, – слевитировав себя на землю, подала я голос. – Представьте себе, это я, живая и невредимая, несмотря на все усилия ваших подручных.

– Но вы же… – со злостью в голосе повернулся детектив к амбалам.

Парочка выглядела растерянной, но оправдаться все же попыталась.

– Босс, мы… – заговорил было Вейд.

– Вижу, что вы, – тут же перебил его мсье Руаппи. – Что стоите, как два истукана? Прикончите ее.

Интересный план… А если просто прихватить жемчужину и смыться? Это будет весьма достойный ответ прохиндею-компаньону. Перспектива показалась мне настолько привлекательной, что я немедленно пролевитировала к себе скурр. Точнее, попыталась пролевитировать, но, едва завидев мелькнувшую тень, Ка сделал неуловимое движение рукой, и остро заточенный диск легко перерезал мою доску точнехонько пополам. Тут я так рассердилась, что забыла даже испугаться. С практически звериным оскалом на лице я повернулась к убийце скурра.

– Ты! Это был подарок от любимого брата! Ну, погоди!

Мой взгляд заметался по земле в поисках подручного метательного средства, но амбалу несказанно повезло – на чистом песке ничего не нашлось. Ка тем временем потянулся к поясу за новым снарядом. Поняв, что особо размышлять некогда, я не придумала ничего умнее, как запустить в противника вяло догорающими остатками костра. Результат превзошел мои самые смелые ожидания: и одежда, и волосы нападавшего мгновенно вспыхнули, и тот с воплем ринулся в сторону, где, упав на песок, принялся кататься, сбивая пламя.

Убедившись, что один противник повержен, я повернулась к Вейду и широко улыбнулась.

– Не узнаешь меня, да? А вот я тебя прекрасно узнаю. И скажу честно: устроенное вами купание мне совершенно не понра…

Я заткнулась, поскольку выяснила, что противник и не думает меня слушать, а что-то достает из накладного кармана, а я очень сомневалась, что защитное поле выдержит прямой выстрел. Приподняв остатки покойного скурра, я разогнала их и врезала Вейду по башке с двух сторон. Голова, увы, не треснула, но противник рухнул как подкошенный.

Я удовлетворенно потерла руки и продолжила разборки:

– Теперь вы, мсье Руаппи.

– Что теперь я? – откликнулся совершенно не выглядевший напуганным детектив. – Глупая магичка, думаешь, одна ты заклинаниями владеешь? Давай посмотрим, как ты справишься с моей защитой.

Наш увлекательный диалог был прерван слегка истеричным смехом мсье Лонтекки, про которого все временно забыли. Синхронно повернувшись, мы с детективом обнаружили, что за нашей спиной ярким пламенем пылают сарайчики, а мсье Лонтекки смотрит на них и хохочет.

– Что случилось? – раздраженно поинтересовался детектив.

С трудом успокоившись, мсье Лонтекки заговорил:

– Сначала вы окропили все вокруг поджигающей жидкостью, затем Айлия устроила из вашего подручного костер, а он совершенно случайно побежал тушиться в созданные вами лужи, и вот результат.

– Я все понял, – буркнул мсье Руаппи, – кроме одного. Что именно в происшедшем вас так рассмешило?

– Дело в том, – немедленно последовали пояснения, – что в сарайчике я спрятал положенное вам вознаграждение.

Едва услышав скверную новость, детектив предпринял попытку спасти деньги, но, объективно оценив силу пламени, остановился, церемонно поклонился и со словами: «Пожалуй, я пойду», ретировался с поля боя.

Когда его силуэт растворился в темноте, я после секундного колебания спустила сверху сверток, достала оттуда Розовое Солнце и протянула его мсье Лонтекки:

– Вот, возьмите вашу жемчужину.

– Айлия, вы что, не поняли? У меня больше нет денег.

– Нет так нет, – пожала я плечами. – Как-нибудь и без них проживу, до сих пор это получалось.

Ничего мне не ответив, мсье Лонтекки взял свое сокровище и убрал его за пазуху.

– Вы проводите меня? А то скурра больше нет, а пешком я сама, боюсь, не найду дорогу.

– Конечно, – кивнул спутник и зашагал во тьму.

Через час, лежа на несущемся к столице ковре-самолете, я подумала о Верне Руаппи и вспомнила сказанную недавно драконом фразу: «Совесть – товар штучный и в наше время редкий. Выдается не каждому».

Глава 7

В которой героиня, облагодетельствованная новыми инструкциями дракона, неукоснительно следует им, проводит время за чтением, а затем вальсирует в свое удовольствие на светском приеме и называет все это детективным расследованием

– Вот такие дела, – закончила я плакаться. – В итоге у меня нет ни жемчужины, ни денег.

– Очень тебя жалко, я прямо слезу пустил, – рыкнул нежащийся в лучах утреннего солнца дракон. – Насколько я помню, раньше у тебя тоже не было ни жемчужины, ни денег, так что ничего плохого, в сущности, не произошло, а расстраиваться из-за того, что не приключилось очередного легкого обогащения, – несколько глуповато…