Мой темный принц

Мой темный принц

Джулия Росс

Мой темный принц

Пролог

Весна, 1814 год

«Дьявольское отродье!»

Николас подставил лицо бризу, стоя на носу корабля и наблюдая за тем, как маленькая лодчонка приближалась к ним от побережья Англии. Сырой ветер завывал в такелаже, то поднимаясь до пронзительного свиста, то поскрипывая просоленными мачтами и хлопая парусами.

«Бесовский принц!»

Отголоски его детства, эхо тех давних времен, вплетенное в музыку ветра.

Корабль содрогнулся, словно утлая посудина, как будто уловил его сердечный трепет, а не натолкнулся на встречное, поворачивающее у берега течение. Десять лет! Десять долгих лет пролетело с тех пор, как он в последний раз навещал свою родину, и шестнадцать – с тех пор, как обливающегося слезами хилого парнишку насильно оторвали от дома и повезли через всю Европу навстречу судьбе.

«Принц дьяволов! – завывали голоса. – Цыганский оборвыш!»

Сколько раз он разбивал в кровь свои кулаки о носы мальчишек, посмевших бросить ему это в лицо. Как странно, что детские колкости зазвучали у него в ушах именно теперь, когда чужие обычаи навсегда вышибли из него все английское. В будущем не было места ни слабости, ни сентиментальности, впрочем, как обычно. Он и не думал, что когда-нибудь снова вернется туда, где провел детство. Разве можно было предвидеть, что в июне этого года все правители Европы соберутся в Лондоне отпраздновать победу над Наполеоном и ему тоже придется поехать?

В этот – последний – раз он, конечно же, покинет Англию навсегда – женатым человеком, вечным принцем дьяволов, навсегда скованным своим долгом.

– Что важнее? – спросил он у завывающих голосов, прекрасно понимая, что не дождется ответа, и до боли сжимая леер, так, что даже костяшки пальцев побелели. – Кровь или место, где ты родился? Желания или предназначение?

Квест задрала морду и завыла. Николас опустил ладонь на голову собаки. Она прижалась к его ноге и успокоилась.

Бушприт снова накренился. В лицо швырнуло соленой пеной. Наперекор бурным волнам и яростному ветру маленькая лодочка продвигалась все ближе и ближе. На веслах сидели четверо мужчин. Еще один, завернутый в плащ, смотрел через подзорную трубу на «Королевского лебедя», за которым тянулся низкий холмистый берег. Первые лучики света позолотили церковные шпили и темный лес.

– Сир? – Стоящий рядом с Николасом фон Герхард разглядывал в трубу приближающуюся лодку. Шрам на его щеке извивался в такт словам, словно хвостик плети. – Это же Лукас, наш человек!

Николас и сам уже понял. Изнуренное лицо, прилипшие к голове черные волосы – один из его шпионов старается перехватить удаляющегося от Восточной Англии «Королевского лебедя». Шпион, которого Николас послал за своим кузеном Карлом, его Немезидой, его мучителем. Теперь ничего хорошего не жди.

Николас кивнул в сторону практически вплотную подошедшей лодчонки и немного повысил голос, выказывая легкое изумление:

– Похоже, Лукас попал под ливень. Как только он поднимется на борт, распорядись дать ему вина. – Поворачиваясь спиной к лееру, он приклеил к лицу улыбку, поскольку никогда не позволял себе выказывать неуверенность перед подчиненными. – А потом пусть несет мне свои губительные вести.

Майор барон Фридрих фон Герхард щелкнул каблуками и поклонился. Временами это абсолютное и беспрекословное повиновение раздражало, но только не в этот раз.

Николас молча выслушал Лукаса, Квест затихла, свернувшись калачиком у его ног. Вино немного подрумянило щеки шпиона, но вид у него по-прежнему был нездоровый, под голубыми глазами висели мешки. Ничего удивительного, он уже две недели в пути, без передышек и остановок.

– Никаких сомнений? – спросил наконец Николас. – Она у Карла?

Лукас кивнул, словно тюлень в воду нырнул.

– Однако никто не в курсе, что ее королевское высочество исчезла, сир. Ее место заняла самозванка, сидит взаперти, никуда не выходит, ссылаясь на нездоровье. Карл подкупил одну из фрейлин принцессы, на ней весь этот обман и держится. Одним словом, карета уже в пути, хоть и движется, точно черепаха, и все уверены, что принцесса София там. Никто ничего не узнает, пока они не доберутся до Лондона, а случится это прямо накануне свадьбы. И Карл, сир, вполне может…

– Да! – оборвал его Николас, стараясь побороть бушующую в душе ярость. – Он вполне может повернуть все так, будто принцесса София решила отказаться от брака.

Случилось именно то, чего он больше всего боялся. Последствия этого удара будут подобны упавшему прямо в массу солдат пушечному ядру и вызовут такие же разрушения. Унижение, которое ему придется испытать перед лицом русского царя и других союзных монархов – вскоре все они соберутся в Лондоне отпраздновать победу над Наполеоном, – обернется настоящей катастрофой: именно в руках этих могущественных персон находится будущее его крохотного государства. Все вежливо изобразят ужас по поводу несостоявшегося брака, засыплют его соболезнованиями и лицемерными вздохами – женщины так непостоянны, на них ни в чем нельзя положиться! Далее баланс сил непременно качнется в сторону его брата Карла, власть упадет ему прямо в руки, если только она не ускользнет от них обоих, погрузив Глариен – его страну, за которую он в ответе, – в кровавый хаос.

Он мерил шагами каюту, превращенную во временную королевскую резиденцию, – капитан корабля милостиво уступил ему свои покои. Где-то внизу лежали дары, тщательно отобранные секретарем для его невесты. В сундуках и чемоданах хранились его придворные наряды, отделанные золотом на манер священных потиров. Украшения, ленты, звезды, церемониальные сабли и прочее расшитое золотом добро – символы его неумолимого долга, цепи, которые намертво скуют его, совершенно беспомощного, на глазах блистающего света Лондона, как только ловушка захлопнется.

– Ваше королевское высочество повернет назад? – В глазах шпиона горело понимание. Лукас прекрасно знал, что все это значит.

Николас поднял голову. За иллюминаторами просматривался низкий берег Суффолка.

– С какой целью? Чтобы пропустить приезд русского царя? К тому времени, как я открою, что случилось на самом деле, – если мне вообще удастся это доказать, – Карл позаботится о том, чтобы его история добралась до Лондона. Более того, я думаю, он принесет ее лично.

– Сир, – решился возразить ему Лукас. – В данных обстоятельствах продолжать путешествие в Лондон…

– …означает превратить эрцгерцога Глариена в петуха, орущего на навозной куче, для которого повар уже наточил свой нож? Я не поверну обратно, но и в Лондон не поеду. – Неожиданно что-то ярко сверкнуло под солнечным лучом, может, флюгер, загоревшийся на берегу, словно маяк. – Мне понадобится твоя лодка.

Николас шагал по берегу вместе с Фрицем фон Герхардом и пятью другими членами своей личной охраны, спешившими по галечнику к своим коням. Квест вырвалась далеко вперед, со знанием дела не давая лошадям разбежаться. Чуть раньше «Королевский лебедь» подошел как можно ближе к побережью, и животных просто-напросто столкнули за борт, прямо в открытое море. Николас наблюдал за тем, как семь горделивых коней плывут к берегу, из воды торчат только их головы. Это зрелище странным образом отозвалось в его сердце, оно и завораживало, и порождало чувство стыда: этим отважным созданиям пришлось ради него столкнуться с самым ужасным для них испытанием. Мужчины согнали коней в кучу и принялись вытирать их. Квест, тяжело дыша, улеглась у валявшихся на узкой прибрежной полосе седел и уздечек.

Лукас спал крепким сном – по крайней мере Николас от всей души надеялся на это – на корабле, который, теперь уже без него, по-прежнему плыл к Лондону, неся в своем чреве бесполезные сундуки и чемоданы. Николас был в простом зеленом сюртуке, белых бриджах и своих любимых охотничьих сапогах, вокруг шеи небрежно повязан красный шарф. Одно из преимуществ высшего ранга: позволить подчиненным выглядеть благороднее своего господина. Не так он представлял свое возвращение в Англию!