Прыжок над бездной

– Гости, кто же еще? – удивился мальчик вопросу.

– Сама понимаю, что гости. А… а женщины среди них будут?..

Мальчик с удивлением заметил, как, задав последний вопрос, Алла Кондратьевна густо покраснела.

– Нет, по-моему, – ответил Сережа, подумав. – Придут только сослуживцы отца.

– Ступай, ладно, – махнула рукой соседка. – Готовься к своим гостям. Ежели что понадобится – кликни, я помогу.

Гости пришли вечером точно в назначенный час: что ни говори – люди военные. Каждый прихватил с собой какой-нибудь нехитрой снеди. Андрей Михеевич даже связку баранок принес. В итоге стол Чайкиных приобрел вполне пристойный вид.

Сережа отправился на кухню за чайником. Здесь вкусно пахло чем-то необычным. У своего примуса священнодействовала Алла Кондратьевна. На ней было новое платье какой-то немыслимой расцветки, которого Сережа прежде не видел. Соседка что-то переворачивала ножом на сковородке.

– Бери свой чайник, давно закипел, – любезным тоном произнесла она.

Во время чаепития разговор быстро перешел на завтрашний отъезд Чайкина в Ленинград.

– Большое дело задумано. Государственное дело, – сказал задумчиво Сергей Сергеевич Крылов, комиссар первой части. – Пожалуй, самое время создать конструкторское бюро по парашютно-десантной службе. Будут возникать все новые проблемы, и решать их следует централизованно, в государственном масштабе.

– И знающие люди там понадобятся. А главное, преданные парашютному делу, – добавил Андрей Михеевич. – Так что тебе, Христофорыч, и карты в руки. Хороший конструктор из тебя получится!

– Одно меня смущает! – улыбнулся Чайкин. – Отсутствие специального образования.

– Зато у тебя опыт большой, – перебил комиссар. – Ты в дело влюблен, а это самое важное.

– Только нас там не забывай, – улыбнулся механик. – И крутоярскую марку не урони.

– А ты что, тезка, приуныл? – неожиданно обратился комиссар к Сереже.

Вопрос застал мальчика врасплох: задумавшись, он смотрел на неизменную, порыжевшую от времени кожанку Сергея Сергеевича, точнее – на дырочку в рукаве. Отверстие было неровным, с обожженными краями. Сережа знал, что это след пули, который остался после стычки рабочего отряда, которым командовал Крылов, с группой бандитов. Сергей Сергеевич не отдавал кожанку заштопывать или залатать. «Пусть остается для памяти», – говорил он. Глядя на эту маленькую дырочку, Сережа почему-то думал о матери.

– О чем задумался, детина? – повторил Крылов с ободряющей улыбкой, словно угадав мысли мальчика, и положил ему руку на плечо.

– Ничего… Я просто так… – смущенно ответил Сережа.

– А ежели просто так, то нажимай, тезка, на баранки, – посоветовал Крылов.

Кто-то из гостей попросил:

– Давай читай, Саша.

– Успеется, – махнул рукой отец. – Чайку сначала напьемся.

В этот момент за дверью послышались тихие, словно крадущиеся шаги.

– Никак еще кто-то пожаловал? – сказал Крылов.

– Никого я больше не звал, – покачал головой отец.

Шаги стихли.

– Тут ведь у нас целая рота гражданского населения обитает, – усмехнулся Чайкин, однако отодвинул в сторонку свой неизменный кисет и прислушался. Затем резко поднялся, подошел к двери и распахнул ее.

В глубине коридора, едва успев сделать шаг назад, стояла пунцовая от смущения Алла Кондратьевна. В руках ее Сережа заметил тарелку, чем-то доверху наполненную.

– Вам чего? – спросил Чайкин, окидывая взглядом соседку, словно видел ее в первый раз.

– Да вот… слышу, гости у вас… – пробормотала она со слабой улыбкой. – И угощение надумала сделать.

– К чему?

– К чаю.

– Да я не в том смысле, – усмехнулся отец. – К чему было беспокоиться?

– Какое же здесь беспокойство, – пожала плечами Алла Кондратьевна, немного осмелев. – А оладьи хорошие, из картошки. И сметана.

– Спасибо, – сказал Чайкин. – Да вы входите! Что ж мы на пороге-то стоим?

Соседка вошла в комнату, степенно поздоровалась. Все стулья и табуретки были заняты, и она остановилась.

– Вон с Сережей садитесь, он подвинется, – произнес Чайкин.

Она присела на краешек дивана, жеманным жестом поправив платье. Сережа незаметно отодвинулся: визит соседки, честно говоря, пришелся ему не по душе.

– Ешьте оладьи, пока горяченькие, – сказала соседка и сложила руки на груди.

Отец наконец раскрыл толстую конторскую тетрадь, лежащую перед ним.

– Вот на старости лет ударился в сочинительство, – со смущенной улыбкой произнес он. – Хочу почитать вам первую главу повести, над которой пытаюсь работать. Действие в ней происходит давно, больше трехсот лет назад.

– Ого! – не удержалась соседка.

– Я старался основываться на фактах и действительных событиях, – продолжал Чайкин. – Изучал их по книгам, архивным документам. Многие из них, как сказал мне директор нашего городского архива, еще не использованы. Ну и кое-что домыслил, конечно. Без этого, думаю, сочинителю нельзя. Что сказать о том далеком времени?.. – Отец на несколько мгновений задумался. – Оно было тяжелым для нашей Руси. Враги с запада нахлынули, как половодье. Они мечтали захватить нашу страну…

Осада

Из повести Александра Чайкина

Осень в том году выдалась капризная да ранняя, так что люди, можно сказать, и солнышка-то не видали. К началу сентября и вовсе лето пропало, как не бывало его. Обложные, тягучие тучи завесили небо, частенько сеялся нудный дождь.

В зарослях, окружающих монастырь, тревожно алели кисти рябины, которая в тот год уродилась отменной. Неплох был и урожай, но он пропадал, гнил на корню, и тут уж не погода повинна была: враг, коварный и жестокий, просочился, пробился сюда – почитай, в самую сердцевину Руси святой. Разорял дома, жег, грабил, убивал.

Смутное время!

Как сопротивляться вооруженному, организованному противнику? Единственной более или менее надежной защитой для окрестного люда представлялись только стены Троице-Сергиева монастыря, и сюда потихоньку начал сбиваться народ из окрестных деревень.

Недруг, сытый да наглый, пришел по Московской дороге. День и ночь бесконечно тянулись, поскрипывая, повозки, доверху груженные награбленным добром, мычал угоняемый скот, мародеры горланили пьяные песни. Частенько между разношерстными пришельцами вспыхивали драки, которые кончались поножовщиной.

Захватчики попытались с ходу взять монастырь, но были отброшены.

После нескольких неудачных попыток, понеся большие потери, они изменили тактику и принялись со всех сторон обтекать твердыню монастыря, так что последний в конце концов уподобился островку, который со всех сторон окружен беснующейся талой водой.

К концу сентября последняя тропинка, ведущая из монастыря, была перерезана. Враги обложили его, словно берлогу медведя, и заранее предвкушали победу. О несметных богатствах монастыря ходили легенды, что особо притягивало захватчиков.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.