Самое таинственное убийство

— Поисковики должны нащупать цель. Ее мы и поразим, — сказал марсианин.

— Здесь нужна точность Сергея Перешейко, — заметила Радомилич. — Скажите, а это опасно… для Арнольда?

Физики переглянулись.

— Да, — сказал Делион. — Но другого пути нет.

Руководитель Ядерного отправил в мегаполис Эребро и Арсениго, чтобы они обсудили с тамошними синоптиками ситуацию, явно аномальную.

Молодые физики вернулись на другой день сильно взволнованные.

— В мегаполисе творится что-то несусветное! — вскричал Эребро.

— Мы насилу вырвались оттуда.

— Город может оказаться заживо погребенным.

— Городские власти объявили чрезвычайное положение!

Делион поднял руку:

— Давайте по порядку.

— В городе непрерывно идет снег. Общий слой его час назад составлял одиннадцать метров, — Эребро перевел дух.

— Отряды полиции брошены на спасение горожан. Белковые трудятся без устали, — добавил Арсениго. — Даже у нас на Кавказе таких снегопадов не бывало. Снег валит густой, как стена. Дышать невозможно, люди задыхаются…

— Несмотря на ветер, снег падает отвесно, словно град. Похоже, на него действует направленное силовое поле.

— Непонятным образом снег проникает на нижние горизонты мегаполиса…

— Снова туннельный эффект? — прокомментировал Делион.

— Снег оборвал коммуникации, город без электричества…

— Ни один летательный аппарат не может подняться в воздух.

— Дороги забиты.

— Транспорт остановился.

Рабидель спросил:

— Как вы сумели выбраться?

— Нам синоптики одолжили свой вездеход, — пояснил Эребро.

— Мы ехали в сплошной темноте, хотя на часах стоял полдень, — вступил Гурули. — Аппаратура отказала. Ни инфразор, ни локатор не работали, а зона прямой видимости равнялась нулю. То и дело останавливались: боялись кого-нибудь задавить.

— А теперь давайте со всеми подробностями, — попросил Делион. — Выбрались вы из мегаполиса, а дальше?

— Когда выехали из города, произошло чудо: начало светлеть, — произнес Эребро. — Проехали еще несколько метров — и снег перестал идти, словно по мановению волшебного жезла.

— Мы остановили вездеход и выбрались наружу, — подхватил Арсениго. — Это было фантастическое зрелище! Передняя часть вездехода находилась на равнине, над которой спокойно светило зимнее солнце, а корма была погружена в глубокую ночь, где валил свирепый снег и ничего не было видно.

— Достаточно было сделать один шаг, чтобы перейти из света во тьму, и наоборот.

— Эта граница… Какой формы она была?

Физики переглянулись.

— Пожалуй, плоская… — произнес Гурули.

— Верно, — подтвердил Эребро. — Граница была вертикальная и плоская, как стена. А потом она начала изгибаться.

— Вы пересекали эту границу? — быстро спросил Делион.

— Несколько раз! — воскликнул Арсениго. — Это так здорово: один шаг — и попадаешь из дня в ночь.

— Испытывали вы сопротивление, когда пересекали границу? — спросил Рабидель.

— Не обратил внимание, — признался Арсениго.

— А я обратил: сопротивление было, хотя и очень слабое, еле заметное, — сказал Эребро. — Как будто прорываешь мономолекулярный слой…

— Поздравляю, — произнес торжественно Делион. — Расслоение пространства, кажется, дошло и до нас. Всех, кто свободен — в поисковые группы! Замеры поля будем производить круглосуточно. Мы должны быть готовыми к началу эксперимента в любую минуту!

…Волнение в мегаполисе как вспыхнуло, так и улеглось. Необычайный снегопад кончился, и о нем вскоре позабыли. В иных местах снег покрыл с верхушкой старинные малоэтажные дома, в том числе и здание управления полиции. Но завалы были ликвидированы.

Горожанам нравилось наблюдать, как работают снеготопки, сливая воду в черную реку. Люди не знали, что трещина между мирами продолжает блуждать, и неизвестно, где она окажется завтра и какие изменения вызовет. В Ядерном все было готово для решающего эксперимента. Оставалось определить цель, куда необходимо направить сверхплотный лазерный луч.

Даниель знала, что энергия для лазерной стрелы — квант к кванту — накапливается на искусственном спутнике, специально для этой цели запущенном вокруг Земли. Для такого океана энергии в Ядерном подходящего резервуара не нашлось. Параметры спутника — этого огромного летающего аккумулятора энергии — были подобраны так, что он завис над определенной точкой — территорией Ядерного центра. В нужный момент, произведя разряд, эту энергию можно было получить.

…Эребро, идя через двор, увидел Даниель: она стояла, подняв голову к небу.

— Ищешь, Дани, свою счастливую звезду?

— Хочу спутник рассмотреть.

— Наш спутник? Его не увидишь.

— Он ведь над нами висит.

— Ну и что? До него полторы тысячи километров. Чтобы его разглядеть, нужно зрение Сванте Филимена.

— А не может спутник взорваться?

— Надеюсь, этого не произойдет.

Они медленно шли по территории рядом с бегущей дорожкой.

— Эребро, как там Мартина?

— Вчера говорил с ней. Скучает, ждет.

— А ты?

— И я жду… наследника. И еще Мартина сказала странную вещь: сервороботы виллы каким-то образом общаются с белковыми Ядерного центра. Без помощи человека они не смогли бы вступить в радиоконтакт. Кто мог это сделать?

— Хотя бы я. Пусть себе общаются.

— Будет тебе, Дани. Шути, да знай меру.

— А я не шучу.

Глава 18 Любовь и лыжи

Подошел день рождения Даниель — ее девятнадцатилетие. Однако отмечать именины по ее настоянию не стали — не до того было. Просто собрались для этого в кафетерии здесь же, в Ядерном — ехать для этого в мегаполис времени не нашлось.

Сдвинули столики в один общий — получилось нечто похожее на стол, который стоял в гостиной виллы Завары.

Веселья не получилось — то и дело вспоминали исчезнувшего Арнольда. Когда стол был накрыт, Даниель обратилась к белковым:

— Садитесь и вы с нами.

Среди белковых произошло замешательство.

— Человек, мы не нуждаемся в твоей пище, — пристально посмотрел на нее Первый: ему показалось, что эта молодая особь лучше других понимает их потребности.

— Знаю. Просто побудьте с нами, лишний контакт не помешает, надеюсь.

Делион с беспокойством прислушивался к диалогу именинницы и робота. Между тем белковые, повинуясь сигналу Первого, уселись за общий стол.

— Друзья, — поднялся Делион. — Ветер времени бьет нам в лицо, наша жизнь полна неожиданностей. Мог ли я думать, что окажусь на месте Арнольда в качестве руководителя Ядерного? Но я верю, что в следующий праздник Арни будет снова с нами. Бог свидетель, я буду счастлив уступить ему бразды правления. Нас всех собрала здесь прелестная женщина и будущий ваш коллега. Наши наилучшие пожелания — тебе, Даниель!

Потом говорили остальные, но лучше Делиона не сказал никто. Что касается Первого, то он от имени собратьев поднял символическую чашу за союз всех разумных существ, независимо от их происхождения, обитающих на Земле и других планетах Солнечной системы. Люди были озабочены — то один, то другой поглядывал на часы: скоро должен был начаться мозговой штурм, назначенный Делионом перед проведением эксперимента. Теперь в Ядерном каждый раз проводился штурм, по мере накопления фактов, требующих общего осмысления.

Так, штурм был проведен после необычного снегопада в мегаполисе: физики Ядерного сумели вскрыть его причины. Впрочем, намечавшееся расслоение миров на параллельные, не состоялось. Граница между ними, которую посчастливилось наблюдать Эребро и Арсениго, исчезла, видимо, переместившись.

— Тянет на виллу Завары, сил нет, — шепнула Даниель Делиону, сидевшему рядом.

— И меня, — признался Александр.

Именинница волновалась: ей сегодня впервые предстояло принять участие в мозговом штурме. Радомилич вынашивала одну мысль, которая, она знала, произведет впечатление разорвавшейся бомбы.

Надо сказать, ее давно уже, после странного сна, мучила неотвязная мысль: что ожидает будущего ребенка Мартины, которая — первая из молодых матерей — окунулась в грозное голубое свечение. Вдруг у нее родится мутант? Свои опасения она не высказывала никому, даже Эребро. Прилежно штудировала биофизику, к удивлению своего ментора — Атамаля. Читала и перечитывала, держа под подушкой, книгу Эрвина Шредингера «Что такое жизнь с точки зрения физика», шаг за шагом стараясь постичь ее сокровенный смысл.