Тайна двух океанов. Победители недр (сборник)

Тайна двух океанов. Победители недр (сборник)

Григорий Борисович Адамов

Тайна двух океанов

Победители недр

© Григорий Адамов, наследники, текст, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Григорий Адамов

Григорий Борисович Адамов родился 6(18) мая 1886 года в Херсоне. Он был седьмым ребенком рабочего-деревообделочника. Семья была столь бедна, что он даже не закончил гимназию: не хватило денег на оплату обучения. Ему приходилось давать частные уроки детям из обеспеченных семей. Родители, всегда беспокоившиеся о его образовании, ожидали, что он сдаст экзамены экстерном, продолжит учебу и в конце концов станет врачом.

Но Григорий Адамов увлекся политикой. В пятнадцать лет он вступил в кружок революционной молодежи, а потом – в большевистскую партию. Хранил нелегальную литературу, занимался агитацией, выполнял различные поручения местного комитета. Перед самой сдачей экзаменов, узнав от товарищей о готовящемся аресте, он покинул Херсон.

Григория Адамова несколько раз арестовывали, ссылали в Архангельск, откуда он бежал. В Севастополе он участвовал в уничтожении документов по делу мятежных матросов броненосца «Князь Потемкин-Таврический», в агитации на кораблях Черноморского флота, за что на три года оказался в тюрьме. Освободившись, в 1911–1914 годы он работал в херсонской социал-демократической газете «Юг».

Революцию 1917 года Григорий Адамов встретил в Москве. Он работал в Наркомпроде, в Госиздате. С 1930 года стал писать профессионально, публикуясь в различных изданиях. Будучи корреспондентом газеты «За индустриализацию», много ездил по стране. В 1931 году у него вышел сборник «Соединение колонны», посвященный строителям первых пятилеток.

А в 1934 году Григорий Адамов начал писать фантастику. В ноябрьском сборнике журнала «Знание – сила» был напечатан его рассказ «Рассказ Диего». Затем вышли «Оазис солнца» и «Авария». Все три рассказа посвящены электростанциям будущего.

В 1937 году появилось первое большое произведение Григория Адамова – роман «Победители недр». Существует проект создания на более чем десятикилометровой глубине термоэлектростанции, работающей от тепла земли и способной дать людям неисчерпаемый источник энергии. Для передвижения под землей создан специальный снаряд, и четыре смельчака отправляются в нем в глубь планеты. Их приключения и являются основой сюжета.

В 1938 году вышла знаменитая «Тайна двух океанов». История перехода сверхсовременной подводной лодки «Пионер» из Ленинграда во Владивосток для усиления Тихоокеанского флота. В это время нависла угроза широкомасштабной войны с Японией (в июле – августе 1938 года произошли бои у озера Хасан, в мае – сентябре 1939 года – на реке Халхин-Гол), и тема борьбы с внешним и внутренним врагом оказалась очень востребована. С другой стороны, детальное описание жизни подводников и красочный рассказ об океанских глубинах нашли горячий отклик в сердцах читателей. В 1957 году по книге сняли одноименный двухсерийный кинофильм.

В 1938 году Григорий Адамов начал работу над третьим романом под названием «Изгнание владыки». Сюжет посвящен осуществлению идеи перенаправить один из рукавов Гольфстрима в сторону Арктики с тем, чтобы смягчить суровый климат Севера. Из-за начавшейся Великой Отечественной войны роман был опубликован только в 1946 году, уже после смерти автора.

Григорий Адамов был одним из самых популярных советских писателей-фантастов середины прошлого века, особенно у юных читателей: его герои были молоды, полны оптимизма и не пасовали перед опасностью, встававшей на пути их приключений. Кроме того, его романы обладали не только увлекательными сюжетами, но и значительными сведениями о тогдашних достижениях науки и техники, что делало их особенно интересными.

Тайна двух океанов

Тайна двух океанов. Победители недр (сборник) - i_001.png

Часть первая Необычайный корабль

Глава I Прерванный разговор

До рассвета оставалось уже немного. Из комнаты на четырнадцатом этаже, сквозь щелку между плотными портьерами, во влажную темноту двора пробивалась слабая, едва заметная полоска света.

Маленькая настольная лампа под низким черным абажуром бросала яркий конус света на небольшой участок географической карты, разложенной на столе. Все кругом терялось в густом сумраке.

Два человека склонились над картой. Их лица были неразличимы, в полумраке мерцали лишь глаза: одни – узкие, косо поставленные, тусклые, равнодушные; другие – большие, горящие, глубоко запавшие в черноту глазниц. Смутными контурами проступали фигуры этих людей.

Сидевший у стола, небольшого роста, коренастый и сильный, с выправкой военного, поднял голову и, не снимая пальца с точки в центре Атлантического океана, спросил:

– Точные координаты Саргассовой станции неизвестны?

– Нет, капитан.

– Я вас неоднократно просил, Крок, не называть меня так.

Крок выпрямился. Он был очень высокого роста, широкий в кости, с длинными руками.

– Простите, Матвей Петрович, – проговорил он глухим голосом. – Я все забываю об этом.

– Ваша забывчивость может нам когда-нибудь очень дорого обойтись. Если вы для меня Крок, и только Крок, то и я для вас – запомните раз и навсегда! – всего лишь якут, инженер, Матвей Петрович Ивашев.

Матвей Петрович говорил очень правильным русским языком, с твердыми, ясными окончаниями слов, с той правильностью, которая легче всего выдает иностранца.

– Слушаю, Матвей Петрович. Больше этого не будет. – Слегка поклонившись, Крок продолжал: – Повторяю, координаты пока мне неизвестны. Я их узнаю лишь на месте. Думаю, что станция будет где-то здесь, в этом районе.

Он положил в ярко освещенный круг на карте широкую руку с длинными сильными пальцами и остро очиненным карандашом обвел небольшое пространство к востоку от Багамских островов.

– Ну, этого, конечно, мало. Как только точные координаты станут вам известны, сообщите их «Леди Макбет». Она укажет вам, когда следует пустить пояса. Ваши позывные – ИНА2, позывные «Леди Макбет» – ЭЦИТ.

– Слушаю, Матвей Петрович. Ей известно, что гидроплан должен будет взять меня?

– Конечно… (Кроку почудилась на лице Матвея Петровича тень любезной улыбки.) Мы не допустим, чтобы Анна Николаевна выплакала прелестные глазки по своему жениху.

Крок сдержанно поклонился, помолчал, потом нерешительно проговорил:

– Я хотел бы, Матвей Петрович, еще раз повторить наши условия; я обязан сообщить вам координаты первой длительной остановки – и больше ничего. Вы, со своей стороны, должны были добиться немедленного освобождения Анны Николаевны. Надеюсь, что теперь, после того как я согласился на эти условия, она свободна?

– Я уверен в этом… Как только мы с вами договорились, я немедленно послал радиограмму. Что же касается наших условий, то мы ждем от вас только сообщения координат длительных остановок по всему пути следования судна. – Крок вздрогнул и торопливо, с тревогой в голосе сказал:

– Как? По всему пути следования? Но ведь речь шла только о первой станции! И после первого же моего сообщения меня должен был взять гидроплан с «Леди Макбет». Я не понимаю, Матвей Петрович… Вы ставите теперь новые условия. Мы об этом не говорили.

– Ну, Крок, разве это так уж важно? Главный штаб внес это незначительное изменение, предусматривая различные случайности, которые могут помешать нам использовать ваше первое сообщение. Стоит ли из-за этого спорить? Единственным неприятным последствием для вас может явиться лишь отсрочка на несколько дней перехода на наше судно.

– Нет, нет, Матвей Петрович! – взволнованно возразил Крок. – Выходит, что я должен систематически информировать вас. Это не то… Это слишком…

– Какая разница, дорогой Крок? – пренебрежительно усмехнулся Матвей Петрович. – Один раз или два-три раза. По существу, это ведь одно и то же. Впрочем, если это вас не устраивает, у меня есть еще время сообщить главному штабу о вашем отказе. Анна Николаевна, вероятно, с горьким недоумением примет свое возвращение в только что оставленную ею неуютную обстановку…