Три луны Кертории

Три луны Кертории

Александр Дихнов

Три луны Кертории

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

По первому впечатлению керторианский пейзаж, открывшийся моим глазам, оказался именно таким, какой я и ожидала увидеть. Просторный луг, заросший густой и высокой травой, по краям был обрамлен опушкой леса, а в прямой перспективе переходил в пологий холм, вершину которого украшало некое архитектурное сооружение. Поскольку на дворе стояла ночь, то в свете двух лун рассмотреть детали строения было невозможно, но по очертаниям становилось понятно, что это замок… В целом красивый, почти идиллический пейзаж, под стать которому была и погода. Тепло, сухо, воздух чистый и удивительно приятный, а легкий ветерок скорее подчеркивал благость окружающего, нежели по обыкновению мешал жить. Словом, все было бы замечательно и великолепно, если бы не одна незначительная подробность. Несмотря на совпадение наблюдаемого с предполагаемым, я вовсе не собиралась убеждаться в этом так скоро. Меня не предупреждали, а сама я не испытывала никаких предчувствий и тем более не выдвигала далеко идущих гипотез относительно того, в какой именно части Кертории я могу оказаться, шагнув в портал на Денебе IV, но уж сельский лужок в таком качестве точно не рассматривался. Что угодно, только не это…

Соответственно, достаточно продолжительное время я пялилась на пейзанские прелести Кертории, пребывая в состоянии, когда проворность моих мыслей оставляет желать лучшего, однако первое же осознанное действие неожиданно принесло результат. Сообразив наконец, что не худо бы узнать, какие декорации украшают противоположную часть сцены, я обернулась и обнаружила одну любопытную деталь — помимо луга и леса, там имеется дорога, на обочине которой стоит человек. А точнее, керторианец, потому как ни одному человеку здесь делать было определенно нечего. Кроме этого, с расстояния в тридцать ярдов можно было констатировать, что он невысок, имеет достаточно хрупкое для керторианца телосложение и одет слегка не по погоде — в длинный темный плащ. Небогатая почва для идентификации личности, тем не менее совершенно конкретные подозрения у меня возникли сразу.

Пока же я раздумывала, как лучше поприветствовать «первого встречного» — просто помахать ему рукой или предварительно взять в нее бластер, — тот не без элегантности перехватил инициативу. Быстрым, но исполненным достоинства шагом он сократил дистанцию между нами до необходимой для беседы, затем с налетом церемонности склонил голову и тихим, мелодичным голосом произнес:

— Добро пожаловать на Керторию!

Сарказм, насквозь пронизывавший это приветствие, не услышать мог только глухой, но я не отважилась продолжить в том же духе — лишь вернула легкий поклон и по-керториански ответила:

— Благодарю вас, Ваше Высочество!

Итак, передо мной и в самом деле стоял Ардварт, наследный принц Кертории, или просто Принц, как его называли все. Сие означало, что комитет по встрече если и недобрал по численности, то с лихвой компенсировал это представительностью — весьма отрадно для моего самолюбия. Оставалось лишь надеяться, что эта новость окажется не единственной хорошей из тех, что ожидали меня на, скажем так, исторической родине.

Между тем вид у Принца был такой, словно он как раз и находится в затруднении относительно того, с какой именно плохой новости ему следует начать. В итоге он выбрал оригинальный дебют и, перейдя на английский, поинтересовался:

— Вы действительно нисколько не удивлены, или просто хорошо скрываете свои эмоции, мисс Ла Рош?

— Гаэль. Меня зовут Гаэль. Мисс Ла Рош — это не слишком уместно для дружеской беседы. Особенно здесь, — почти против воли добавила я, и Принц не преминул изобразить усмешку:

— О да, безусловно… Гаэль. Впрочем, к именам мы ещё вернемся, а пока вы, возможно, соблаговолите ответить на мой вопрос?

— Соблаговолю, отчего же нет. Полагаю, ответ, что если кого и встретить в таком месте в такое время, так это вас, покажется логичным. — Я попыталась продемонстрировать, что вполне способна поддержать разговор в духе обмена колкостями, но Принц как-то не обратил на это внимания.

— Понимаю. Встретить меня — это и впрямь неудивительно. Но я, собственно, собирался спросить-то не о том.

Вот это другое дело. Это уже серьезный разговор. Вернее, сигнал к его началу. Проблема заключалась в том, что я пока не выбрала, какой стратегии в общении с Принцем следует придерживаться, а значит, надо было немного потянуть время. И нет способа сделать это лучше, чем древний фокус с закуриванием. Открываем сумочку и начинаем копаться там в поисках сигарет. Находим. Достаем из пачки одну, остальные убираем. Теперь можно поискать зажигалку…

Оказалось, нельзя. Со словами:

— Позвольте за вами поухаживать, — Принц… гм… не сделал ничего, но кончик моей сигареты вспыхнул, и она начала медленно тлеть.

— Очень мило. Спасибо. — Я затянулась и использовала вспомогательный прием — задала ничего не значащий вопрос. То есть обычно ничего не значащий, а на данный момент входивший в число самых животрепещущих:

— Скажите, Ваше Высочество, на Кертории курят?

Глаза Принца будто бы блеснули, как бывает с людьми, которым приходится сдерживать свое раздражение. Похоже, Его Высочество с трудом переносил стратегию затяжек времени и отговорок. Хотя это скорее тактика, и она вообще мало кому нравится.

— Да, на Кертории курят.

— Еще одна хорошая новость, — не удержалась я от мысли вслух, и Принц заметно поморщился.

— Не спешите слишком обольщаться. Во-первых, у нас курят трубки, а во-вторых, смесь, которая для этого используется, никотина не содержит. Химический анализ, конечно, никто не делал, но подобное совпадение представляется крайне маловероятным.

— Не могу не согласиться, Ваше Высочество. Но в таком случае, что содержит ваша смесь?

— Легкий наркотик, галлюциноген. Во всяком случае, так он воздействует на керторианцев. Как он влияет на представителей иных рас — да и влияет ли вообще, — неизвестно. Не говоря уж о том, что никто не пытался заменять им другие наркотики, в нашем случае — никотин.

— Значит, проведем эксперимент.

— Есть еще один момент. Курят у нас только… э-э… керторианцы. А керторианки — нет. Не принято, видите ли. Но это вас, безусловно, не остановит.

Хотя последняя реплика вопросом и не являлась, но я, мило улыбнувшись, кивнула:

— Конечно.

Однако, прежде чем я придумала, куда бы еще утянуть главное русло беседы, Принц решил пресечь эти глупости:

— Пока мы не испытываем недостатка во времени, и все же о нем следует помнить. Поэтому я порекомендовал бы вам оставить свои ухищрения. Помимо прочего, они ни к чему не приведут. Типичное пустое сотрясение воздуха.

Качественная попытка. Могла бы даже сразу стать удачной, если бы подобные безапелляционные утверждения не вызывали у меня почти иррациональное желание обязательно их опровергнуть. Но Принц тонко прочувствовал, что оказался недостаточно убедителен, и быстренько наверстал упущенное:

— Если вы тянете резину из-за того, что ситуация застала вас врасплох и поэтому необходимо заново выработать линию поведения, то я позволю себе дать еще один совет. Банальный, к сожалению: ведите себя естественно. В конце концов, мы оба неплохо осведомлены о том, что вы в действительности из себя представляете, не так ли?

Такие фразы обычно дорого обходятся говорящему, но на этот раз я огрызнулась вяло:

— Зато вы одна сплошная тайна.

— Не стоит завидовать.

Я пожала плечами и сделала вид, будто ищу, куда выкинуть окурок. На деле, трава слева ничуть не отличалась от травы справа, но перед капитуляцией минимальная пауза необходима. То, что сейчас сказал Принц, до омерзения походило на правду, и хотя, если копнуть в указанном им направлении, наверняка нашлись бы интересные нюансы, но… Последнее, что мне хотелось, это копать в том направлении. Привычка. Поэтому следовало сыграть отступление, по крайней мере временно…