Гладиатор

Мик стоял спиной к нам, напряженно глядя по обе стороны улицы. Можно было подумать, что Бык Уандер — один из главарей гангстеров, существовавших в древнем Нью-Йорке. Почему-то их называли «лизоблюдами», но смысл этого слова утерян в глубине веков.

Я провел их вниз, в спортивный зал, где стоял большой стол с невысокой сеткой, прикрепленной посередине. Я протянул Быку небольшую ровную лопатку, взял такую же и пошел на противоположный конец стола.

Бык взял лопатку своей мясистой рукой, наморщил лоб и недоуменно на нее уставился. Потом перевернул на другую сторону и нахмурился еще больше.

— Что с этим делают? — проворчал он. — Бьют друг друга по голове, пока кто-нибудь не свалится?

Внезапно Дженнифер рассмеялась.

— Ох, Фрэнк, — сказала она. — Ненормальный! Ты вызвал его сразиться в пинг-понг!

— Древняя игра, требующая ловкости и сообразительности. — Я даже не улыбнулся. — Итак, начнем?

Все еще давясь от смеха и очень искусно сдерживая ярость Быка, она настояла на том, чтобы показать ему, как надо играть. Они довольно долго перекидывали мячик через сетку, но Быку так и не удалось приспособиться.

Естественно, мы почти что не играли. Краска опять залила его шею. Даже телохранители открыто ухмылялись, глядя на нас.

В конце концов он швырнул лопатку на стол.

— Завтра утром, — коротко бросил он, — мой менеджер пришлет тебе чек.

— Не забудь, пожалуйста, — ответил я.

— Пойдем, Джен, — фыркнул он. — Пойдем скорей, а то Фрэнк незаметно выпотрошит наши карманы и станет утверждать, что это тоже какой-нибудь древний вид спорта. — Он взял ее за руку и, чуть повернув голову, процедил сквозь зубы: — И не вздумай попасться мне на глаза. Я тебе серьезно говорю, Червь. — Он кивнул телохранителям. — Вперед, ребята.

Уходя, Мик подмигнул мне, но на лице его отразилось отнюдь не дружелюбное выражение, а скорее глубокое уважение к человеку, которому удалось надуть своего ближнего.

— До свидания, Джен, — мягко сказал я.

— Пока, Фрэнк, — ответила она, даже не обернувшись. Совершенно очевидно, Дженнифер считала, что я не должен был брать выигранных денег.

Ну что ж. На следующий день я серьезно принялся за дело. Новостей было мало, так что я выбрал для своей кампании довольно удачное время. В прессе уже начали появляться заметки о Межпланетном Чемпионе, находившемся на Земле с визитом. Я взялся прокомментировать это событие, причем не только в своей газете, но и повсюду, где только мог. Ребята меня знали — как-никак я проработал репортером всю жизнь! У меня были друзья, кое-кому я оказывал в прошлом услуги, а на остальных ушла та самая тысяча, которую получил от Быка Уандера.

Тон моей первой статьи был довольно шутлив: рассказывая об игре в пинг-понг, я сравнивал Быка с типичным неандертальцем. Сплошные мускулы, включая содержимое черепной коробки.

Другие газеты с удовольствием подхватили эту историю, и вскоре она стала достоянием всей Солнечной системы.

Следующий репортаж я целиком посвятил характеристике прежних чемпионов Гладиаторских Игр. Я дал понять, что все они были тупоголовыми животными, настолько умственно отсталыми, что к ним приставляли телохранителей и менеджеров для решения разнообразных проблем в повседневной жизни.

На сей раз не выдержал менеджер Быка Уандера, который заявил, что собирается подать на меня в суд. Вполне понятно: большую часть доходов он получал от управления делами Быка и совсем не желал выглядеть смешным.

На третий день марсианская делегация заявила протест против «клеветнических нападок на выдающегося гражданина Марса», и я получил приказ сверху оставить эту тему. Само собой, я тоже был гражданином Марса, но, работая на Земле, подчинялся ее законам. Пришлось перейти к следующему этапу моей кампании.

Сам я в нем не участвовал, но так как отчет о событиях печатался во всех газетах и передавался по каналам радио- и телевещания, пересказывать его здесь излишне.

В течение нескольких дней ребята пытались пробиться к Быку Уандеру, чтобы взять интервью, но менеджер никого не пропустил. И наконец, скорее всего по предложению марсианского посла, Бык объявил, что собирается устроить пресс-конференцию.

Кроме Быка в ней приняли участие Хоу Джонс — менеджер, двое телохранителей и… Дженнифер.

Очевидно, Бык решил вести себя прилично, и почти до самого конца пресс-конференции это ему удавалось. Когда же ему задали вопрос об игре в пинг-понг, он усмехнулся и явно дал понять, что пал жертвой простого мошенничества, и хотя ему, конечно, немного обидно, он не затаил ни на кого зла.

Когда его спросили о моих нападках на гладиаторов и Игры, он ответил, что у меня есть право на собственное мнение, которое, слава богу, не совпадает ни с его мнением, ни — в чем он уверен — с мнением большинства обитателей Солнечной системы.

На вопрос, не вызвано ли появление моих статей нашими личными взаимоотношениями, он улыбнулся, посмотрел на Дженнифер и отказался отвечать.

Журналисты задали еще несколько вопросов Быку, Хоу Джонсу и даже Дженнифер, но сногсшибательную новость они приберегли напоследок.

В конце концов Джо Питкерн из Межпланетной Прессы, старый мой приятель и собрат по перу, вкрадчиво спросил:

— Скажите, Чемпион, а что вы думаете о шансах Фрэнка Лесли на арене?

Все рассмеялись. Бык ухмыльнулся:

— Мне бы очень хотелось оказаться на арене вдвоем с Фрэнком.

Все опять рассмеялись.

— Фрэнк говорит, — невозмутимо продолжал Джо Питкерн, — что вы хорошо управляетесь с копьем и мечом, но что Гладиаторские Игры древних окажутся вам не по плечу. Он говорит, что тоже не прочь был бы оказаться с вами на арене.

Как мне потом рассказывали, улыбка медленно исчезла с лица Быка Уандера.

— И что мы там будем делать… играть в пинг-понг? Джо Питкерн вытащил записную книжку и заглянул в нее.

— Биться… на кулачках.

Бык Уандер в ярости вскочил со стула.

— На каких «кулачках»?

Никто ему не ответил. В конце концов Дженнифер неуверенно пояснила:

— Гладиаторы надевали легкие кожаные варежки и били друг друга по лицу и телу, пока один из них не терял сознания или умирал. Кажется, существовали и другие правила, но я точно не помню. В древние времена это был очень популярный вид спорта.

— И это все? — как бы не веря собственным ушам, спросил Хоу Джонс. — Без оружия?

— Мелюзга сопатая!! — взревел Бык. — Да я из него котлету сделаю!

В одну секунду расторопные телохранители оказались на ногах, по обе стороны Чемпиона.

— Освободите помещение!! — рявкнул один из них. — Пресс-конференция закончена. Немедленно освободите помещение.

— В чем дело, Чемпион?! — иронически крикнул Джо Питкерн, когда его выталкивали в дверь. — Неужели ты спустишь ему такие речи, а, Чемпион?

Что происходило в квартире Быка после того, как выгнали журналистов, не очень хорошо известно. И в течение следующих двух дней мы ничего не слышали ни от Хоу Джонса, ни от марсианской делегации. Зато радио- и телевещание с радостью обмусоливало сенсационную новость со всех сторон.

Тем временем меня уволили с работы. Правда, ненадолго. Поднялся такой шум, что тут же приняли обратно, с прибавкой в жалованье.

Зная, что меня непременно захочет видеть посол, и желая избежать ненужных разговоров, я намеренно скрылся на несколько дней из дома.

Обстановка прояснилась на третий день. Через своего менеджера, Хоу Джонса, Межпланетный Чемпион принял мой вызов встретиться на арене и сразиться в древнем виде спорта «на кулачках». Он поставил двойное условие. Во-первых, в случае проигрыша я терял все свои сбережения, а во-вторых, должен был торжественно обещать навсегда покончить с журналистской деятельностью. Короче говоря, Бык Уандер решил отомстить.

А теперь, чтобы было понятно, о чем идет речь, я должен хоть немного объяснить правила сражения «на кулачках».

Вся встреча длится максимально пятнадцать периодов. Каждый период продолжается три минуты, и после каждого периода дается одна минута отдыха. В течение этой минуты помощники, или ассистенты, гладиатора дают ему освежиться с помощью прохладительных напитков, или делают легкий массаж, или просто подбадривают словами типа: «Пойди и добей его наконец».