Андромеда

Глава 10. Часть 3

Случись этакое год или два назад, Флеминг запил бы, но теперь даже алкоголь его не привлекал. То же, что удерживало его около счетной машины, теперь приковало его к городку. Хотя Флеминг уже не мог участвовать в работах, он остался в Центре. В полном одиночестве, не зная, что предпринять, он проводил время, совершая дальние прогулки или валяясь на постели. Была середина зимы, но погода стояла тихая и пасмурная, как будто природа застыла в ожидании чего-то драматического. Примерно через неделю после несчастного случая — Флеминг мысленно называл его наказанием — он возвращался с прогулки по окрестным вересковым холмам, когда увидел огромный, сверх всякой меры ослепительный автомобиль, стоявший перед зданием, где находилась резиденция Джирса. Когда Флеминг проходил мимо, из автомобиля вылез приземистый толстяк с лысой головой.

— Доктор Флеминг! — Лысый человечек поднял руку, чтобы остановить Флеминга и одновременно в знак приветствия.

— Что вы здесь делаете?

— Надеюсь, не возражаете? — сказал Кауфман. Флеминг посмотрел по сторонам.

— Убирайтесь! — резко бросил он.

— О, гepp доктор, не беспокойтесь, — улыбнулся Кауфман. — Я здесь совсем официально. Как стеклышко. Я не брошу на вас тени.

— Может быть, вы и на Бриджера не бросили тени? — И Флеминг резким кивком головы показал на главные ворота. — Вон выход! Кауфман снова улыбнулся и вытащил свои сигары.

— Курите?

— Слегка, — ответил Флеминг, — с краешку. Ваш товар меня не интересует. Постучите в следующую дверь.

— Так я и делаю. — Кауфман засмеялся и зажал сигару в зубах. — Я делаю как раз так. Я задержал вас, гepp доктор, чтобы сказать, что больше не буду беспокоить вас. У меня есть другие способы, они намного лучше, намного честнее. Он улыбнулся еще раз, закурил и уверенно вошел в вестибюль резиденции Джирса. Флеминг бросился в здание службы безопасности, но ни Кводринга, ни Джуди не было на месте. В конце концов ему удалось поймать Джуди по телефону, но, когда она подошла к административному зданию, Кауфмана уже провожал Джирс. Оба держались дружески, и Джирс курил сигару.

— По-деловому, — говорил Кауфман. Процесс для нас не важен. Мы не любопытны. Только результат, да?

— Мы здесь предлагаем только результаты. — На физиономии Джирса была включена улыбка номер один. Он протянул руку: — Ауф видерзеен! Джуди смотрела, как Кауфман пожал Джирсу руку и пошел к своей машине. Когда директор повернулся, чтобы войти в двери, она сказала:

— Можно мне поговорить с вами? Джирс погасил улыбку.

— Я весьма занят.

— Но это важно. Вы знаете, кто он?

— Его фамилия Кауфман.

— «Интель»!

— Совершенно верно. — Пальцы Джирса нетерпеливо нащупывали ручку двери.

— Это тот Кауфман, которому доктор Бриджер продавал… — начала Джуди, но Джирс оборвал ее:

— Дело Бриджера мне известно во всех подробностях. Пока он говорил, Джуди услышала, как отъезжает автомобиль. Это как-то подхлестнуло ее; дело представилось ей страшно спешным, и она попыталась втолковать Джирсу его смысл:

— Это же был человек из «Интеля». Они выведывали секреты… Джирс уже стоял на пороге.

— У меня они ничего не выведывали, — высокомерно объявил он.

— Но… — Она без приглашения последовала за ним в кабинет и увидела, что там находится Дауни. Джуди растерялась и неловко извинилась перед ней.

— Не обращайте на меня внимания, милая, — с безразличным видом сказала Дауни и не торопясь отошла в дальний угол комнаты. Джирс уселся за свой стол и посмотрел на Джуди с видом занятого человека, которого отрывают от работы.

— Мы заключаем торговое соглашение.

— С «Интелем»?! Она вдруг как-то разом постигла всю ужасающую нелепость происходящего, этого нагромождения безумия, которым они жили прошедшие месяцы и целые годы. Она уставилась на Джирса, не находя слов.

— Меня назначили на эту работу потому, что мы не доверяли этим людям. Доктора Бриджера затравили до смерти — и я в числе других — потому что он…

— Климат переменился. Она взглянула в его самодовольное, чопорное лицо и окончательно вышла из себя:

— Почему-то погода всегда благоприятствует политиканам.

— Довольно! — резко сказал Джирс. Дауни тихо зашуршала в своем углу.

— А знаете, девочка права: и нам, ученым, тоже время от времени тошно становится. Мы ведь во власти законов природы. И мы не можем плутовать.

— Я тоже ученый, — обиженно сказал Джирс.

— Были! — Это вырвалось прежде, чем Джуди смогла удержаться. Она ждала взрыва, но Джирс сохранил самообладание. Ледяным тоном он продолжал:

— Строго говоря, все это не ваше дело. Мировой рынок — вот что сейчас нужно правительству. Когда эта девушка, Андромеда, обожгла себе руки, она разработала схему синтеза для профессора Дауни и ее сотрудников. Вы видели ее руки?

— Я видела их обожженными.

— Сейчас на них не осталось даже следа ожогов. Ни шрамов, ничего. За одну ночь.

— Так вот что вы продаете «Интелю»?

— Через «Интель». Всем, кому это нужно. Она попыталась понять, что именно здесь не так. Наконец ей это удалось.

— А почему не через Всемирную организацию здравоохранения?

— Нас не интересует оптовая благотворительность. Нас интересует приличный торговый баланс.

— Значит, вам все равно, кому вы пожимаете руку? — спросила она с отвращением и, ощущая прилив безудержной отваги, повернулась к Дауни. — А вы тоже участвуете в этом? Дауни ответила не сразу.

— Фермент пока еще не готов к продаже. Нам необходимо уточнить формулу. Андре — эта девушка — подготавливает данные для расчета. — Они уже давно называли ее между собой Андре.

— Так, значит, весь Центр работает на «Интель»?

— Надеюсь, что нет, — сказала Дауни так, словно она была на стороне Джуди. Но тут вмешался Джирс.

— Ну, Мадлен, этого довольно!

— Что ж, тогда я не буду отнимать у вас времени, — Джуди шагнула к двери. — Только я в этом не участвую, так же как и доктор Флеминг.

— Позиция Флеминга нам известна — саркастически сказал Джирс.

— А теперь вам известна и моя позиция, — заявила Джуди и хлопнула дверью.

Глава 10. Часть 4

Ей хотелось пойти прямо к Флемингу, но она боялась, что не вынесет новых оскорблений. И получилось так, что поговорить с ним зашла Дауни, когда в конце дня возвращалась из административного корпуса в здание счетной машины. Она застала Флеминга в его домике, где он смотрел по телевизору выступление премьер-министра.

— Заходите, — сказал он сухо и расчистил для нее место в ногах кровати. Она смотрела на мерцающий голубой экран и попыталась проникнуться доверием к уверенному, немолодому, интеллигентному лицу и медленной, проникновенной речи премьер-министра. Флеминг смотрел и слушал вместе с ней.

— Впервые после безмятежных лет правления королевы Виктории, — вещало бестелесное лицо, — наша страна вновь обрела бесспорное первенство в области промышленности, технологии и — что самое главное — обороны… Дауни утратила интерес к речи.

— Извините, если я помешала…

— А вы не помешали. — Он скорчил телевизору гримасу. — Заткните глотку этому старому идиоту! Поднявшись, он сам выключил телевизор, а затем приготовил ей коктейль.

— Визит вежливости?

— Я шла в лабораторию и увидела свет у вас в окне. Спасибо. — Она взяла у него стакан.

— Работаете сверхурочно? — спросил он. Дауни подняла стакан на уровень глаз и посмотрела поверх него на Флеминга.

— Доктор Флеминг, в прошлом я отзывалась о вас не слишком лестно…

— О, не вы одна.

— Из-за позиции, которую вы заняли.

— Но ведь я ошибался, не правда ли? Премьер-министр говорит, что так. Ошибался и изгнан. — Он сказал это скорее с горечью, чем со злобой, и налил себе немного виски.

— Я вот никак не пойму, — сказала Дауни. — Начинаю сомневаться. Флеминг не ответил, и она добавила:

— И Джуди Адамсон тоже начинает сомневаться.