Пилот особого назначения

— Кровью, Андрей, вы уже подписались, — серьезно сказала Саша, не приняв шутливого тона.

— Хорошо. Тогда один вопрос: как, черт возьми, вы так быстро умудрились меня найти?

Со слов Саши выходило, что «быстро найти» и «попасть в лапы конкордианской контрразведки» получилось благодаря той самой хитрой шпионской штучке, которую я таскал на руке все эти месяцы.

Во-первых, умная машина была, в самом деле умная. Когда нас с Сантушем занесло на авианосец «Гард», электронные мозги оценили риск раскрытия как неприемлемый и принялись действовать. Начинка «Сигурда» дистанционно внедрилась в контуры управления боевой сетью звездолета, взяла под контроль станцию X-связи и послала сигнал тревоги через прокси-адреса в ГАБ.

— Это что, шутка? — не поверил я (если честно, до сих пор не верю).

— Нет. Это уникальная технология перехвата управления. Признаюсь — не наша. Чоругская. Разработка основана целиком на их образце. Полностью скопировать его не удалось, но принцип работы мы воспроизвели, хотя и на порядок проиграли в эффективности.

— А-а, я-то думаю: чего клоны со мной возятся?! Как работает ваш агрегат? Как активируется? Ну еще бы! Чужая НВТ![2]

Так вот, дежурная смена, естественно, засекла перехват управления и подняла тревогу. «Сигурд» проделывал такие штуки регулярно, сливая накопленную информацию. Но штатские шляпы от «Тьерра Фуэга» до Кастель Рохас засечь его не могли. Другое дело — военные. Еще бы! Даже секундное внедрение в управляющие контуры звездолета — это ЧП таких размеров, что и описать невозможно!

Итак, во-первых, комбайн послал запрос о помощи. Поэтому клоны меня немедленно арестовали. Во-вторых следует из «во-первых»: ГАБ сигнал приняло, и Саша полетела меня спасать.

Вот такая история про змею, которая жрет собственный хвост: без самовольной инициативы «Сигурда» клоны меня не повязали бы, но без оной в ГАБ ничего не узнали бы о моей судьбе в данной точке времени.

Словом, я это всё переварил и говорю:

— Буду на вас работать, но при одном условии.

— Условии? — удивилась товарищ Саша. Очень уж в ГАБ не привыкли, когда им ставят условия.

— Условии. Вместе со мной упекли хорошего человека — Комачо Сантуша. Это пилот из клана «Алые Тигры». Пилот он отличный, Тремезианский пояс знает, как свои пять пальцев. К тому же он мой друг. Или вытаскивайте нас обоих, или я вас знать не желаю — пусть меня клоны вешают.

— Сантуш? — Александра поджала губы и нахмурилась, словно что-то припоминая. — Ах, ну да. Знакомый персонаж! Только ведь ему тоже придется работать на нас.

— Именно. Вам одни плюсы: два хороших пилота вместо одного!

— А он согласится?

— Вот у него и спросите.

Конечно, Сантуш согласился.

Я думаю, что клонам легче было бочку гноя выпить, чем расстаться с «Сигурдом». Я и Комачо — так, бесплатное приложение. Нас таких красивых по десять штук в каждую дверь входит, а вот эта вкуснятина — другое дело.

Но наши державы — союзники. А Сашенька имела при себе мандат полномочного представителя Объединенных Наций. Полномочного представителя! Девочка в чине капитана с такой бронированной бумажкой!

Так что деваться им было некуда.

Нам тоже.

И полетели мы в родные пределы, за грани дружеских штыков, как говорил поэт.

Я тогда еще подумал: какая ты непростая персона, товарищ Браун-Железнова! И какое у тебя непростое начальство!

Впрочем, мне тогда только предстояло узнать, насколько непростая организация накрыла нас сенью крыл двуглавого орла!

Глава 2 «ЛЕВИАФАН»

Декабрь 2621 г.

Космодром Новогеоргиевск

Планета Грозный, система Секунда,

Синапский пояс

Срочно, секретно.

Приказываю приступить к формированию штаба Главного Ударного Флота, несмотря на неполную готовность матчасти. Командующим назначить адмирала Н. Т. Иноземцева, начальником штаба — контр-адмирала К. Л. Доллежаля. Остальные должности остаются на усмотрение указанных товарищей.

Главком Пантелеев

— А это, товарищи, будет наш офис. — Александра Браун-Железнова обвела рукой немаленькое помещение.

Пожалуй, его размеры были единственным зримым достоинством. В смысле офисном, конечно. Здоровенный ангар очень мало походил на административное строение. Зато склад из него получился бы отменный.

Впрочем, почему «получился бы»? Получился! Фактически! На двери имелась табличка: «СКЛАД № 5» — то есть не я один такой умный.

Мы гуляли. Знакомились с рабочей обстановкой. Врастали. А Саша вызвалась нашим добровольным Вергилием.

Где гуляли?

Извольте видеть: родные пределы, куда меня с Сантушем занесла судьба изящной, но твердой рукой Александры, были планетой Грозный, что в системе Секунда, Синапский пояс. Город Новогеоргиевск, одноименный космодром и его родной брат Новогеоргиевск-Военный.

На военном космодроме проходило формирование Эскадрильи Особого Назначения. Без всякой помпы, тихо, незаметно. За колючим забором, периметром телекамер и детекторов движения, за лазерной сигнализацией и внимательными прицелами осназа ГАБ. В Секторе 13, куда не было хода никому. Даже коменданту космодрома.

Есть, есть у каждой звездной гавани свой секретный уголок. «Зона Омега», «Участок Б», «Ангар 18» — не в названии дело. Дело в том, что это вотчина ГАБ или Главного Разведуправления Военно-Космических Сил. Куда, извините, ходят только люди с допусками, и плевать, будь ты хоть адмирал — на входе тебя встретят хмурые парни с автоматами и малиновой выпушкой на погонах. И очень вдумчиво обыщут.

Малиновая выпушка — традиционный опознавательный знак парадной формы ГАБ. Если участок застолбила флотская разведка — тогда есть варианты. Скорее всего парни будут наряжены в обычную повседневную форму флота, но с маленькой нашивкой «Санконтроль», потому что нет у ГРУ ВКС своей формы. Ни парадной, ни какой иной.

Таким же «бесформенным» соединением и планировалась наша ЭОН — Эскадрилья Особого Назначения.

Только еще хуже, еще секретнее. Ибо слова «Санконтроль», «Управление по борьбе с эпидемиями» (УБЭ), «Кинологическая служба» (КИС) и просто «Террариум» — слышали все. Пусть краем уха. Что логично — есть флот, значит, должна быть и разведка.

А о нас никто не слышал. Потому что нас не было. Но об этом ниже.

Кстати, на гражданке свято верят, что «Санконтроль» — это псевдоним контрразведки ГАБ. Не вполне верное убеждение. Ибо контрразведывательные функции в большинстве экипажей и гарнизонов ВКС выполняет пятый отдел ГРУ.

Сложно для цивильного мозга понять глубинную разницу между Особым Отделом в ведении ГАБ и флотской «Пятеркой», и на хрена они вообще сдались, если функции стопроцентно дублируются!

Ну да ладно, сие замечание чисто информативное и к делу не относится.

— Холодно, — пожаловался Сантуш, когда мы покинули склад и проследовали в столовую для немедленного принятия пищи.

Он зябко ежился, занимаясь инстинктивным, но совершенно бесполезным делом — всячески напрягал мышцы организма в надежде согреться. Южанин, что поделать! Да и отвык за долгие годы в стерильном искусственном климате орбитальных станций и купольных городов от нормальной зимы.

— Это ничего! — сказала Саша без всякого сочувствия. — Вот сейчас поедим — станет теплее.

— Поедим… — проворчал я. — Водочки бы граммов двести!

Комачо определенно желал схожего:

— Вот-вот. Глоток текилы не повредил бы!

«Ну сейчас Александра тебе выдаст, насчет армейской дисциплины!» — подумал я и ошибся.

— Текилы не обещаю, а водочку найдем, — ответила она. — Только про детоксин не забудьте, пожалуйста, — нам через два часа надо быть на Складе № 5 — товарищ Иванов прилетает. Будем знакомиться.

— Ну вот… детокси-и-ин, — протянул Сантуш разочарованно. Его, да и меня, не покидало желание крепко выпить с целью перезагрузки мозга.