Бродяга из космоса

– Схватить его! – пронзительно взвизгнул Креллиг.

– Любой, кто захочет прикоснуться ко мне, будет предан огню, предупредил Херндон. – Любое оружие, направленное на меня, обратится против того, кто его применит. Сохраняйте спокойствие и выслушайте меня до конца.

Я также Барр Херндон – младший распорядитель двора лорда Моариса и возлюбленный женщины, только что скончавшейся на ваших глазах. Вы должны гордиться, Моарис, что человек, наставивший вам рога, не был простым дворецким, а был первым аристократом Зоннигога.

Я также, – продолжал он в гробовой тишине, – Барр Херндон – бродяга из космоса, вследствие гибели своих имений вынужденный заниматься ремеслом наемника. В этом воплощении я стал контрабандистом звездных камней, и, он поклонился в сторону трона, – благодаря иронии судьбы оказался вассалом, давшим клятву верности не кому иному, как вам, Властитель.

Настоящим я беру назад данную мною клятву преданности вам, Креллиг и за преступление, выражающееся в нарушении присяги своему монарху, приговариваю себя к смерти. Но одновременно с этим, я выношу смертный приговор и вам за беспричинное нападение на мою Родину. А вы, Моарис – за ваше жестокое и варварское обращение с этой женщиной, которую вы никогда не любили, тоже должны умереть.

А также и все вы, вы – придворные паразиты, низкопоклонники и лизоблюды, вы тоже должны умереть. И вы, дворцовые шуты, дрессированные медведи и порабощенные существа с далеких планет. Я убью вас, так же, как недавно убил своего раба-протея, но не из ненависти к вам, а из сострадания, чтобы избавить вас от дальнейших мучений.

Херндон закончил свою речь. В зале стояла напряженная тишина – двор был охвачен ужасом. Затем кто-то справа от трона завопил:

– Он с ума сошел! Давайте выбираться отсюда!

Этот придворный бросился к главному входу, двери которого были прикрыты. Херндон позволил ему приблизиться к заветной цели, но когда осталось всего лишь три метра до того места, где он мог почувствовать себя в безопасности, Херндон выпустил в него залп своей жизненной энергии. Это перезарядился механизм внутри его тела, черпая в ненависти, накопившейся в нем, свою силу, и снова разрядился через кончики пальцев.

Бледному, как смерть, лорду Моарису Херндон сказал, улыбаясь:

– С вами я поступлю более великодушно, чем вы по отношению к своей леди. Вас ждет быстрая смерть.

С этими словами он обрушил на аристократа удар своей жизненной энергии. Моарис отпрянул, но здесь негде было спрятаться. Какое-то мгновение он стоял, вспыхнув как факел, затем обуглившиеся останки его рухнули на пол.

Еще один удар смел с лица земли толпу придворных. Следующий свой удар Херндон направил на трон. Сначала вспыхнули золотые и пурпурные знамена монарха. Креллиг наполовину поднялся, но пламя охватило все его тело и швырнуло труп назад на пылающий трон.

Теперь Херндон стоял в центре Тронного зала в гордом одиночестве.

Цель его жизни была достигнута – возмездие свершилось. Осталось только привести в исполнение последний приговор – в отношении себя за нарушение присяги, которой он помимо своей воли был связан с Властителем.

Жизнь больше не имела для него никакого смысла. Он с отвращением отвергал возможность возвращения к карьере космического бродяги, и только теперь смерть сулила ему освобождение от обязательств.

Сверкающий луч энергии он направил на одну из огромных колонн, поддерживающих своды Тронного зала. Она почернела и рухнула. За нею последовала вторая, затем третья.

Крыша затрещала. Впервые за многие годы сотни тонн дворцового перекрытия неожиданно остались без поддержки. Еще несколько мгновений торжествующая улыбка играла на лице Херндона, затем обрушившиеся своды погребли под своими обломками его тело.