Бродяга из космоса

4

По календарю звездолета путешествие на планету Моллеког длилось неделю. После проведенной ночи с леди Моарис, только дважды у Херндона выдавалась возможность встретиться с нею, и в обоих случаях она отводила от него глаза, будто бы не замечая его.

Это можно было понять. Но Херндон взял с нее обещание, что через три месяца после возвращения на Борлаам, они снова встретятся. И еще она обещала, что воспользуется своим влиянием на мужа, чтобы добиться приглашения Херндона ко двору Властителя.

Без всяких происшествий «Лорд Насийр» вышел из нуль-пространства и был захвачен силовым полем космопорта на Моллекоге. Сквозь смотровое окно на палубе Херндон наблюдал за тем, как с каждым витком спирали, по которой звездолет опускался на поверхность планеты удовольствий, все более ослепительным становится буйство ее красок.

Но в его намерения все же не входило длительное пребывание на этой планете.

Отыскав главного распорядителя, он попросил у него разрешения на отлучку, разумеется, без оплаты.

– Но вы же только-только поступили на службу к лорду Моарису, запротестовал распорядитель, – и сразу же хотите ее оставить?

– Только временно, – пояснил Херндон. – Я вернусь на Борлаам раньше вас. Мне нужно посетить одну из крайних планет по весьма важному делу, и я обещаю вернуться на Борлаам за свой собственный счет, где и присоединюсь снова к свите лорда Моариса.

Главный распорядитель жаловался и ворчал, но не смог найти оснований для того, чтобы воспрепятствовать намерению Херндона. В конце концов он предоставил разрешение на временную отлучку со службы лорда Моариса.

Херндон упаковал свой придворный наряд и натянул на себя прежнее одеяние космического бродяги. Когда же огромный лайнер совершил посадку в космопорту Данзибул на Моллекоге, Херндон был полностью готов. Незаметно ускользнув с борта звездолета, он окунулся в привычную вокзальную суматоху.

Боллар Бенджин и Хейтман Оверск самым тщательным образом проинструктировали его, что он должен теперь делать. Прокладывая себе дорогу плечами и локтями сквозь толпы издававших мерзкий запах Ннобоннов, лица которых были похожи на цветы лилии, он искал окошко билетной кассы.

Найдя, в конце концов, одно такое оконце, он достал заранее приготовленное поручительство на проезд, которым его снабдил Бенджин.

– Мне нужен билет на Вайпор, – сказал он трехглазому плосколицему клерку, уроженцу неизвестной ему планеты, который глядел на него через плетеную ширму.

– Чтобы попасть на Вайпор, нужна соответствующая виза, – сказал клерк. – Такие визы выдаются очень редко, да и то при наличии надлежаще оформленного поручительства. Я не вижу возможности…

– Вот моя виза, – сердито сказал Херндон и предъявил клерку документы. Тот заморгал глазами – часто-часто – и его бледно-розовое лицо стало вишнево-красным.

– Да, да, – выдавил он наконец. – Как будто все в порядке. Проезд будет стоить 1165 стеллоров в тамошней валюте.

– Я возьму билет третьего класса, – сказал Херндон. – Вот квитанция об оплате такого билета.

Он протянул клерку квитанцию. Тот долго изучал ее, затем произнес:

– У вас все очень неплохо заготовлено. Я принимаю ваши бумаги.

Херндон держал оплаченный билет до Вайпора на грузовой звездолет «Заласар».

«Заласар» оказался совсем непохож на «Лорда Насийра». Это был допотопный однопалубный корабль, который трещал по всем швам при взлете, дрожал всем корпусом во время перехода в нуль-пространство и вся его начинка непрерывно дребезжала в течение всей недели, которую заняло путешествие на Вайпор. Это был действительно третьесортный корабль. Груз его составляло различное горношахтное оборудование: шестьдесят пять тысяч насосов для откачки воды из рудников, восемьдесят тысяч машин для монтажа крепи, шестьдесят тысяч многозарядных грунтопробойников. Все это охраняла команда из восьми неразговорчивых уроженцев планеты Лудвар. Херндон был единственным человеком на борту. Люди редко удостаивались визы на Вайпор.

Они добрались до Вайпора через семь с половиной суток после отправления с Моллекога. Температура воздуха снаружи была за сорок по Цельсию, влажность все сто процентов. Херндон располагал кое-какими сведениями о том, что представляет из себя эта планета. На ней было около пятисот человек, один космопорт, бесконечное множество смертоносных форм местной жизни и несколько тысяч негуманоидных разумных существ – настолько разнообразных, что не поддавались никакому описанию. Одна часть населения планеты просто пряталась, другая занималась торговлей и ремеслами, остальные искали звездные камни.

Херндон прошел основательный инструктаж. Он знал, с кем нужно выйти на связь, и сразу же занялся поисками резидента.

На Вайпоре было только одно постоянное поселение, и поскольку оно было единственным, то и названия у него не было никакого. Херндон подыскал себе комнату в дешевой ночлежке, которую содержал узкоглазый негуманоид со свиными ушами, непрерывно смывающий пот со своего лица едкой как кислота, водой прямо из крана.

Затем Херндон сошел вниз, на полуденный солнцепек. Легкий ветерок нес вонь от гниющих растений из окружавших город со всех сторон джунглей.

Зайдя в бар, он спросил у бармена:

– Я тут разыскиваю одного ваннимуранца по имени Мардлин. Он где-нибудь поблизости?

– Вон там, – указал бармен. Мардлин с планеты Ваннимур оказался маленьким, похожим на хорька, созданием с вытянутым рыльцем, не заслуживающими доверия желтыми глазами и с характерным для его породы пятнистым пурпурно-коричневым мехом. Он тотчас же посмотрел на Херндона, едва тот приблизился к нему. Когда он заговорил, речь его оказалась мешаниной самых различных языков, густо сдобренной непристойностями с десятка планет, кудахтаньем и свистом.

– Вы искали меня?

– Если вас зовут Мардлин, то вас, – ответил Херндон.

Шакалоподобное создание кивнуло. Херндон опустился на ближайшее сиденье и тихо произнес:

– Меня к вам послал Бенджин. – Он положил на стол перед шакалом молочно-белый кубик. Мардлин поспешно сгреб его своими кожистыми когтями и легким щелчком включил активатор. Из туманных глубин кубика появилось изображение Боллара Бенджина, и спокойный голос произнес:

– Говорит Бенджин. Податель сего куба мне хорошо знаком, и я полностью доверяю ему во всех отношениях. Вы должны доверять ему так же, как и я. Он будет сопровождать вас с партией товаров до самого Борлаама.

Голос умолк и изображение Бенджина исчезло. Шакал сердито посмотрел на Херндона и пробормотал:

– Раз уж Бенджин посылает своего человека сопровождать товар, зачем я должен отправляться на Борлаам?

Херндон пожал плечами.

– Похоже на то, что он хочет, чтобы мы оба совершили это путешествие.

Вам разве не все равно? Вам же за это платят, не так ли?

– А вам разве нет? – огрызнулся Мардлин. – Это что-то не похоже на Бенджина – платить двоим за одну и ту же работу. И вы мне что-то не очень нравитесь, залетный.

– Вы мне тоже, – чистосердечно признался Херндон и поднялся со стула.

– Мне велено, чтобы я возвращался на Борлаам на грузовике «Утренняя Заря» сегодня же вечером. Я встречаюсь с вами здесь, за час до его вылета, и проверяю товар.

В этот же день он выполнил еще одно поручение. Это был визит к Бренту, торговцу камнями на Вайпоре, который служил посредником между местными камнедобытчиками и нарочным, Мардлином.

Херндон предъявил ему свой опознавательный кубик и после того, как Брент удостоверился в его подлинности, произнес:

– Мне хотелось бы проверить регистрацию последней партии в учетной книге.

Брент бросил раздраженный взгляд на Херндона.

– Мы не ведем учетных книг на звездные камни, идиот. Что вы хотите выяснить?

Херндон нахмурился.

– У нас имеются подозрения в том, что нарочный переправляет часть камней в свой собственный карман. У нас нет возможности перепроверить его, поскольку мы не можем требовать каких-либо накладных при перевозке.