Бывают же дни…

Бывают же дни…

Фредерик Форсайт

Бывают же дни…

Идущий из Гавра паром «Сент Килиан» вспарывал носом неспокойное море. Его корпус, тяжело окунаясь в волны, с каждым разом становился ближе к берегам Ирландии на пять ярдов. Водитель автотягача Лайэм Кларк, опираясь на поручень верхней палубы, смотрел вдаль, где вот-вот могли показаться пологие холмы графства Уэксфорд.

Еще немного – и судно ирландской континентальной паромной линии, возвращаясь из очередного рейса на континент, войдет в док небольшого порта Росслар. Кларк бросил взгляд на часы: двадцать минут второго. Он подумал, что успеет в Дублин к ужину, чтобы всей семьей сесть за стол.

Паром прибыл точно по расписанию. Кларк вернулся в каюту и собрал вещи. Пора было спускаться вниз, где среди других автомобилей громоздился и его тяжеловоз. Минут через десять пригласят пассажиров-водителей, но он решил занять свое место в кабине пораньше. Как причаливает паром – он видел уже много раз. Куда интересней почитать о результатах скачек в ирландской газете, купленной им на борту.

Устроившись в уютной кабине, он стал ждать, когда откроются огромные двери в носовой части судна. Документы для таможни лежали наготове за противосолнечным козырьком.

«Сент Килиан», обогнув мол, без пяти час вошел в гавань, а ровно в два открылись двери. На нижней палубе уже ревели моторы, включенные нетерпеливыми водителями. Так было всегда. Нещадно чадили выхлопные трубы. Тяжелые грузовики, как обычно, стояли впереди. Они съедут на берег первыми – тут каждая минута на счету: время – деньги. Кларк нажал на стартер и запустил двигатель. Его гигантский тягач с полуприцепом «вольво» был третьим на очереди, когда распорядитель подал сигнал. Окутанные клубами газа передние грузовики загромыхали по металлической аппарели и скатились на пристань. В тишине кабины послышалось легкое шипение отпущенного тормоза, и громадина тронулась с места.

За приглушенным гулом множества моторов и лязгом стальных полос под колесами Кларк не расслышал, как внутри машины, снизу, что-то глухо треснуло. Выбравшись на дневной свет, он проехал двести ярдов по мощенной булыжником набережной и оказался под просторным сумрачным навесом таможни. Один из служащих жестом указал ему место, где остановиться. Кларк заглушил двигатель, достал из-за козырька бумаги и спустился из кабины на цементный пол. Совершая регулярные рейсы, он знал в лицо всех таможенников, но этого видел впервые. Досмотрщик кивнул ему, приветствуя, и стал перебирать бумаги.

Проверять особенно было нечего: водительское удостоверение, страховка, квитанция об уплате пошлины, декларация на груз, разрешение на транспортировку – все, что требуется для оформления при перевозке товаров из одной страны Общего рынка в другую, имелось в наличии. Служащий уже собирался вернуть документы, как вдруг что-то привлекло его внимание.

– Эй, черт возьми, а это что такое? – спросил он, показывая пальцем под кабину.

Кларк посмотрел вниз и увидел расплывающуюся на глазах лужицу масла. Капало откуда-то сверху, где располагался задний мост тягача.

– Боже мой! – воскликнул он в отчаяньи. – Похоже, что-то с коробкой передач.

Служащий подозвал старшего коллегу, знакомого Кларку, и оба, согнувшись, стали смотреть, откуда вытекало масло. Из пяти пинт объема на землю вылилась почти половина. Старший таможенник выпрямился.

– Да, с этим вы далеко не уедете, – заключил он и бросил помощнику: – Пускай других в объезд.

Кларк залез под машину и стал выяснять, что же случилось. Коробка передач представляла собой массивный литой кожух, соединенный с двигателем мощного ведущего вала. С помощью сложной системы шестерен, действовавших только со смазочным маслом, тяга двигателя передавалась заднему мосту. Это-то масло и вытекало через трещину вдоль картера коробки передач, служившего ему резервуаром. К балке заднего моста крепился полуприцеп – громадный закрытый кузов, в котором помещался груз. Кларк вынырнул сзади из-под фургона.

– Поломка серьезная. – сказал он. – Можно от вас позвонить в Дублин?

Старший таможенник показал на застекленную контору и продолжал досмотр. Под соленые шуточки водителей Кларк направился к телефону.

В диспетчерской никто не отвечал. Был перерыв на ланч. Кларк угрюмо слонялся под опустевшим навесом. Наконец, в три часа ему удалось дозвониться. Узнав о случившемся, диспетчер чертыхнулся:

– Здесь не склад. Я свяжусь с представителем «вольво». Позвоните мне через час.

В четыре еще новостей не было, а в пять, после прибытия последнего парома из Фишгарда, таможня закрывалась. Кларк еще раз позвонил в Дублин и сообщил, что остается в Россларе. Один из таможенников подбросил его на своей малолитражке до гостиницы, где можно было переночевать и позавтракать. Там Кларк взял себе комнату.

В шесть часов из диспетчерской ответили, что механик по ремонту прибудет на место на следующий день к двенадцати часам. Кларк позвонил жене и сказал, что задерживается на сутки, потом поужинал и остаток вечера провел в баре. Принадлежавший транспортной компании «TARA» зелено-белый фургон всю ночь простоял под навесом таможни в луже вытекшего масла.

Утром Кларк, считая, что спешить некуда, поднялся с кровати только в девять. Через час он позвонил и узнал, что механик выедет с минуты на минуту. К одиннадцати он добрался в порт на попутных машинах. Компания сдержала слово: в двенадцать с небольшим специальный грузовичок, грохоча, вкатился под навес таможни. Кларк уже поджидал его.

Бодрый механик нырнул под кабину, и Кларк услышал его сокрушенное бормотанье. Наконец он выбрался оттуда, весь перепачканный маслом.

– Картер коробки передач, – объявил он, хотя и без него все было ясно. – Трещина прямо посередине.

– Долго провозитесь? – поинтересовался Кларк.

– Если поможете – так часа за полтора управимся.

Но времени понадобилось больше. Сначала пришлось собрать с полу четыре пинты масла, что оказалось не так-то просто. Затем механик большущим гаечным ключом отвинтил болты, на которых держался картер коробки передач. После этого он отсоединил полуоси заднего моста и перешел к карданному валу. Кларк, сидя на корточках, время от времени подавал тому требуемый инструмент. Их обступили таможенники, скучавшие в перерывах между досмотрами.

На удаление картера ушел целый час. Кларк хотел было предложить механику перекусить в соседнем кафе, но тот с прежним рвением приступил к сборке. Вдалеке показался «Сент-Патрик» – второй плавающий по этой линии паром, также возвращавшийся домой, в Росслар.

Укрепляя новый картер коробки передач, механик проделал те же действия, но в обратной последовательности. В половине второго всякий, кто наблюдал за гаванью, мог вдалеке ясно различить очертания «Сент-Патрика».

Мерфи не отрывался от бинокля. Лежа на пригорке в зарослях сухой травы, он следил за приближающимся паромом.

– Вот и паром – прибыл вовремя, – бросил он напарнику.

Верзила Брендон, растянувшийся рядом с ним, хмыкнул:

– Думаешь, получится?

– Да уж будь уверен! – отозвался Мерфи. – Все рассчитано и подготовлено, как при военной операции. Промаха не будет.

Более искушенный правонарушитель мог бы подсказать Мерфи, что на этот раз он явно бьет мимо цели. Но Мерфи – торговец крадеными машинами и всяким металлоломом – потратил на подготовку этой операции несколько тысяч и вряд ли стал бы кого-то слушать. Он продолжил наблюдение за паромом.

Механик завинтил последнюю гайку покрепче и вылез из-под кабины, расправив плечи.

– Ну, вот и все, – заключил он. – Сейчас зальем масло и можете ехать.

Кларк подошел с канистрой к машине, держа в руке воронку. Механик отвинтил пробку. Тем временем «Сент-Патрик» причалил. В носовой части открылся проем, и на берег опустилась стальная аппарель.