Дом в тысячу этажей. Сборник фантастических произведений

Проспект заканчивался дворцом на хрустальных столбах. Широкая лестница, ведущая к нему, казалась черной от множества людей в цилиндрах. На фронтоне горели красные как кровь неоновые буквы:

БИРЖА

XXII.

Золотой муравейник. — Жирный идол под балдахином. — Хрустальные уста динамика. Техника биржи. — Петр Брок узнает кое-что о себе. — «…скажите еще — социалист… »

Старый сводник остановился у подножия лестницы. Снова расправил складки на брюках, пересчитал звезды на груди и осторожно двинулся вверх по ступенькам. Брок следовал за ним по пятам.

Они вошли в огромный стеклянный зал. Под золотой гроздью матовых шаров кишела черная толпа. Изящная парадная лестница вела на обнесенную балюстрадой галерею. В углу под золотым балдахином в ярко-алом кресле — золотая фигура невероятно толстого, с двойным подбородком, божества. В потолке над ним — выпуклая линза. От нее, как от солнечного диска, расходятся золотые лучи. Может, в это огромное увеличительное стекло чей-то гигантский глаз, как микробов под микроскопом, рассматривает людей.

Толстые ковры гасят звуки шагов, слышен только шорох шелковых фраков, трущихся друг о друга. Лица — как тусклые пятна, лишь поблескивают глаза да белые квадраты манишек, похожие на дверцы, открывающие доступ к механизмам этих черных манекенов, которые начинают двигаться, стоит завести пружину, спрятанную где-то под фалдами. Правые руки взлетают на определенную высоту, тянутся друг к другу и смыкаются, как противоположные полюса магнитов. Толстые пальцы этих рук унизаны золотыми перстнями.

Все кругом в непрестанном движении — однако же пути их никуда не ведут. Люди пробираются в тесноте мимо друг друга, снуют по запутанным кривым, возвращаются, собираются в группки и тут же расходятся.

Доносятся бессвязные слова, гортанный смех, выкрики.

Петр Брок совершенно заблудился в этой сутолоке. И адмирала своего потерял… Он словно попал в муравейник и сам превратился в муравья. Перебегал с места на место, пролезал, подлезал, слушал, наклоняясь к черным клочьям бород и ловя несущиеся со всех сторон восклицания.

Лишь немного погодя, когда Брок стал разбирать целые фразы, он понял, что главные сообщения шли из хрустальной трубы, установленной на возвышении напротив входа в углу зала, а на фасадной стене, на белом экране, мельтешили надписи, лозунги, цифры и какие-то странные знаки, которые сквозь хрусталики глаз проникали человеку в сознание, запечатлевались в мозгу.

Только теперь Брок начал догадываться, что собой представляет Огисфер Муллер! Сколь чудовищной силой и властью наделен этот таинственный человек, который находится всюду и нигде! Здесь шел неравный бой муллеровских муллдоров с нищенскими валютами других стран. Здесь имя его произносилось тысячу раз на дню, тысячью уст. Оно звучало как заклинание, как победный клич, как мольба о пощаде, как хруст костей под кованым сапогом. Линза в потолке была его оком! Микрофон в стене — его ухом! Хрустальный динамик — его устами! Его рука может вдруг высунуться из потолка, сам он может вдруг возникнуть в зеркале…

Как знать, не присутствует ли он здесь в эту минуту — в образе биржевого игрока, маклера или лакея… Никто его не видел, никто не ведает…

Постепенно Петр Брок сориентировался. Напрягая зрение и слух, различил в неистовых выкриках, несшихся из динамика, слова и цифры, которые толпа подхватывала на лету и повторяла, как эхо.

ДИНАМИК. Куплю пятьдесят черных акций…

ЭКРАН. Курс: 29, 30, 31, 32, 33…

ГОЛОСА. Слышите, Муллеру нужен уголь…

ЭКРАН. Курс: 35,36…

ГОЛОСА. Солиум улетучивается…

— Рудокопы бунтуют…

— Дело пахнет революцией…

— Они разрушили лестницу Р…

— Заминировали шахту Б…

— Я предлагаю пятьдесят…

— Держись…

ЭКРАН. Курс: 38,39…

ГОЛОСА. Витек из Витковиц лезет из берлоги…

— Голова еще не вылезла…

— Как вылезет, так и слетит…

— Предлагаю сорок…

ДИНАМИК. Куплено…

ГОЛОСА. Муха проглотила слона…

— Сегодня я миллионер…

— Подождем еще…

— Он с нами играет…

— Стать богаче он уже не в состоянии…

ДИНАМИК. Куплю двадцать тысяч пар рабочих рук…

На экране пляшут цифры биржевых курсов, но Брока это уже не интересует. Он переходит от группы к группе, прислушиваясь к разговорам:

— Черные по два муллдора!

— Муллер берет только белых!

— Я купил желтых, они лучше работают!

— Но быстро изнашиваются!

— Предлагаю белых по пяти муллдоров. Товар из Испании!

— Они тупы и ленивы…

— Французы сноровистее, я выброшу их на рынок, когда поднимется франк…

ДИНАМИК. Куплено…

— Продам пятьдесят вагонов таблеток «ОККА »…

— Товар двести пятьдесят шесть!

— Не требуется! Старые запасы!

— Склады ломятся.

— Неделю назад купил полвагона. Для тысячи ртов на пять лет хватит!

— Да, мсье, таблетки дешевы, зато рты дороги!

— В три месяца вместо завода — лазарет…

— Специфический недуг — высыхание крови…

— Тс-с-с!

— А Индия — кому она говорит спасибо? А? Наши таблетки спасли в голодный год миллионы людей!

— В конце концов любая машина иной раз портится, а людей изготовлять нет нужды!

— Сама природа обеспечивает их перепроизводство!

— Без таблеток, Великий Визирь, в наши дни конкуренции не выдержишь!

— Таблетка — это не пища, это смазка для механизма!

— Голодный, алчный, ленивый, а вдобавок чувствительный механизм! Неужто он себя окупит?

— Строго между нами, Ференц, дикари и те их не жрут, не говоря уж о собаках!

— Я семь лет кормил ими своих патагонцев. Ни один не выжил…

— Тс-с-с!

— С позволенья сказать, пан не понимает сути дела… Надо уметь смазывать механизмы… двести пятьдесят — пся крев!

— Господа, они еще упадут в цене!

— Все мы сыты по горло этими таблетками!

— Добрый Муллер еще сбавит цену… для нас, нищих…

ДИНАМИК. Куплю полкилограмма радия…

— Слушайте, слушайте!

— Джентльмены, кто может нынче продать его?

— А зачем он ему нужен, мсье Франк?

— Ему лучи нужны, синьор, хе-хе-хе… (шепотом на ухо) для лечения рака

— тс-с-с!…

— Ему лично?

— Тс-с-с!!!

ДИНАМИК. Продам трон персидского шаха…

— Снова?

— Не удивляйтесь. Кто этого не пробовал…

— Аллану Горру там было весьма не по себе…

— …народ — он как мокрая тряпка, милорд: чем больше жмешь, тем меньше капает…

— …я, мистер, просидел в Египте тридцать пять дней за пятнадцать муллдоров… дорогое удовольствие… Поцарствовать мне захотелось. И царем хорошим быть, и денег заработать. Только царь из меня никудышный, а бизнесмен — и того хуже… господи боже…

ДИНАМИК. Сдам в аренду пятьсот шестьдесят четвертый этаж Муллер-дома…

— Ха! За сколько?

— Хоть сейчас беру!

— За сколько?

— Семьсот пятьдесят!

— Нужны помещения для канцелярий…

— Хочу устроить пансионат.

— Нужен склад!

— Начиная с девятой сотни и выше — поверьте, господа! — виден Гаурисанкар!

— Почему бы не поверить, ведь там психушки, ха-ха-ха!

— Тс-с-с!!!

— На вершине Муллер-дома находится огромная подзорная труба. Если Ваше Высочество взглянет в нее на горизонт, то увидит там опять-таки Муллер-дом и себя на его вершине, правда со спины — хи-хи-хи-хи…

— Тс-с-с!!!

ДИНАМИК. Продам звезду К-99 вместе с нынешним урожаем…

— А что за урожай? Огурцы, бананы или, может, помидоры?

— Ишь, заинтересовались, герр Серафин! Неужто думают, что Он соберет урожай, привезет сюда и сунет им под нос?

— Я отведал яблоко со звезды К-84! Их было всего два: одно съел сам Великий Муллер, а второе — я. Этот каприз обошелся мне в триста муллдоров… Слов нет, чтобы описать его изумительный вкус! Райское наслаждение, Ваша Солнечная Светлость!

— А я. Ваше Высочество, пробовал кинесы со звезды К-74… Они слегка пьянят, словно шампанское, в них есть какой-то звездный алкоголь…