Фантастика и Детективы, 2013 № 9

Капитан Косарев выехал по месту жительства Инги Назаренко. Ему удалось застать ее дома и доставить в прокуратуру.

На первом допросе подозреваемая отрицала, что была в тот вечер в парке «Соловьи», что ранее угрожала Веретенниковой расправой. Стрижевский провел очную ставку Назаренко с Тумановым, и последний без каких-либо колебаний признал в ней девушку, которую видел в тот вечер с Викой у киоска. Затем он дал послушать подозреваемой запись ее телефонных разговоров с Викторией Веретенниковой.

— Я сотру тебя в порошок за своего гражданского мужа, которого ты со своими родителями упрятала за решетку, — с металлом в голосе произносила Назаренко. — Недавно я была на свидании с Геной и сказала ему, что поквитаюсь с тобой. Гена сказал, чтобы я не пачкала о тебя руки — он вернется и сам разделается с тобой. Но я не намерена ждать — сделаю это сама…

— Да я угрожала, но только ради того, чтобы напугать ее как следует, — призналась Назаренко.

— А в тот вечер, когда Веретенникова была убита, о чем вы говорили с ней?

— Я всего лишь сказала ей, что мои и Генины страдания на ее совести. Все можно было уладить мирным путем. А она ответила, что каждому надо отвечать за свои поступки. В ответ я сказала, что и ты рано или поздно тоже ответишь за свой поступок.

— Что было дальше? — спросил следователь.

— Сразу после разговора с ней я уехала домой на троллейбусе, а она осталась в парке.

— Кто может подтвердить это?

— Не знаю. Я не готовила себе алиби.

— Где вы находились дальше в ту ночь?

— Там, где снимаю комнату — улица Медведева, 76.

— В какой одежде вы были на праздничной дискотеке, когда погибла Веретенникова?

— В джинсовом костюме.

Обыск на квартире, где жила Назаренко производился одновременно с ее допросом. Капитан Косарев на одежде подозреваемой обнаружил пятна бурого цвета. Сыщик изъял джинсовый костюм и отправил на экспертизу. Вскоре заключение было получено и из него явствовало, что кровь на брюках Назаренко и кровь Веретенниковой — одной группы, причем с кровью самой Назаренко не совпадает.

— Что вы можете сказать на это? — протянул Назаренко акт экспертизы Стрижевский.

Инга ознакомилась с актом и неожиданно сказала:

— Я не собиралась ее убивать. Я хотела только проучить ее, чтобы впредь держала язык за зубами. Это было своего рода справедливое возмездие…

— О каком возмездии вы говорите? — возмутился следователь. — Ведь это вы ее обокрали, а не она вас. Она же была вашей подругой, не раз выручала вас, сочувствовала и доверяла вам, — напомнил следователь, — пока вы не поступили в отношении ее подло. Так что справедливым возмездием здесь даже не пахнет — налицо явная месть…

— Я ее просила: мы вернем ваши цацки, только не поднимайте шум. Но она послушалась своих родителей и поплатилась за это. Гена сказал мне, чтобы я проучила эту тихоню как следует. И я намеревалась сделать только это. Затащила ее за ларек и ударила ногой в живот. Она упала, сжалась в комок и покатилась в овраг. И тут меня взяла страшная злость: «Решила отделаться легким испугом». Я спустилась в овраг и била ее ногами до тех пор, пока у меня хватило сил. И все же я думала, что она полежит и оклемается. Но она окочурилась…

«Да, — подумал следователь, — одна такая подруга и врагов не надо». Стрижевский снял трубку телефона, вызвал охрану и распорядился:

— Выезжаем в парк «Соловьи» на следственный эксперимент…

Фантастика и Детективы, 2013 № 9 - img9E8D.jpg