Государство страха

Государство страха

Майкл КРАЙТОН

ГОСУДАРСТВО СТРАХА

Все события и персонажи в данном произведении вымышленные. Герои, корпорации, институты и организации есть не что иное, как плод авторского воображения. А если и реальны, то используются мной без всякого намерения описать настоящее положение дел. Однако в сносках и примечаниях упоминаются реальные люди, публикации и организации.

* * *

Сноски можно принимать всерьез.

М.К.

В науке есть нечто завораживающее. На основе незначительного факта можно получить полное подтверждение самой невероятной своей догадке.

Марк Твен

В любой важной проблеме имеются аспекты, которые никто не хочет обсуждать.

Джордж Орвелл

ВСТУПЛЕНИЕ

В 2003 году на саммите по проблемам Земли в Йоханнесбурге представитель народа вануату, проживающего на одном из островов Тихоокеанского региона, заявил, что готовит судебный иск против американского Агентства по охране окружающей среды за глобальное потепление климата. Остров Вануату возвышается лишь на несколько футов над уровнем моря, и десяти тысячам его обитателей угрожает опасность, поскольку уровень воды в океане неуклонно повышается в результате глобального потепления климата. Поговаривали уже об эвакуации всего населения. Соединенные Штаты, являясь самой экономически развитой страной мира, выбрасывают в атмосферу самые большие объемы двуокиси углерода, а потому главная ответственность за потепление климата падает на них.

Группа американских активистов под названием Национальный фонд природных ресурсов, или НФПР, объявила, что объединяет силы с народом вануату и проследит за тем, чтобы их иск суд рассмотрел не позднее лета 2004 года. Прошел слух, что миллионер и филантроп Джордж Мортон, часто поддерживающий подобные иски, взял все судебные расходы на себя. Если верить этим слухам, он готов был выложить свыше восьми миллионов долларов. А поскольку слушания должны были проходить в симпатизирующем истцам девятом судебном округе Сан-Франциско, дело можно было считать выигранным.

Однако иск в суд так и не поступил.

Ни вануату, ни представители НФПР не могли дать по этому поводу официальных объяснений. Даже внезапное и загадочное исчезновение Джорджа Мортона не вызвало у средств массовой информации должного интереса, и обстоятельства провала с этим иском так и остались тайной. Лишь в самом конце 2004 года несколько бывших членов совета НФПР осмелились публично заговорить о том, что произошло в этой организации. А далее последовали откровения штатных сотрудников фирмы Мортона и бывших членов лос-анджелесской юридической фирмы «Хассл и Блэк», они-то и позволили пролить свет на обстоятельства дела.

И теперь мы знаем, что произошло между маем и октябрем 2004 года с исковым судебным заявлением вануату и почему в связи с этим в самых отдаленных уголках света погибло так много людей.

М.К.

Лос-Анджелес 2004

Из внутреннего доклада Совету Национальной Безопасности (СНБ) от подразделения Американской Ассоциации СБС. Отредактированный СБС вариант. Получено 3.04.04.

«Теперь совершенно очевидно, что так называемый *** заговор был хорошо организован, что подготовка к нему происходила за год до означенных событий. Еще и марте *** 2002 имели место ***, а также ***, в британские ** *** поступали доклады, переданные затем *** немецким *** ***, а также американским ***. Произошло это ***.

Однако все это можно назвать лишь предварительными этапами. Первый реальный инцидент имел место в Париже в начале мая 2002. Этот *** *** *** власти ***. Теперь же не осталось никаких сомнений относительно того, что произошло в Париже *** и к каким серьезным последствиям это привело».

1. АКАМАЙ

К СЕВЕРУ ОТ ПАРИЖА

Воскресенье, 2 мая 2004
12.00 ночи

В темноте он коснулся ее руки и сказал:

– Оставайся на месте.

Она не шевельнулась, просто ждала. Сильно пахло соленой морской водой. Она слышала, как в отдалении журчит вода.

Но вот включился свет, огни его отразились на водной поверхности большого открытого резервуара длиной метров в пятьдесят и двадцати метров в ширину. Он мог бы служить закрытым плавательным бассейном, если б не находился в окружении многочисленных электронных приборов.

Еще один, весьма странный с виду прибор, виднелся в дальнем его конце.

Джонатан Маршал подошел к ней, на лице сияла дурацкая ухмылка.

– Qu' est-ce que tu pense? – спросил он, понимая, что произношение у него просто ужасное. – Что думаешь?

– Это потрясающе, – ответила девушка. По-английски она говорила с сильным и каким-то экзотическим акцентом.

«Да и сама она выглядит весьма экзотично», – подумал Джонатан. Смуглая кожа, высокие скулы, черные волосы. Красивая девушка, вполне могла бы стать моделью. И двигалась как модель, в коротенькой юбочке и туфлях на высоченных каблуках. Она была наполовину вьетнамкой, и звали ее Мариза.

– А что, тут больше никого нет? – спросила она, озираясь по сторонам.

– Нет, – ответил он. – Сегодня воскресенье. Никто сюда не придет.

Джонатану Маршалу исполнилось двадцать четыре, он был студентом-выпускником факультета физики Лондонского университета и работал все лето в ультрасовременной Laboratorie Ondolatoire при Французском Морском институте в Виши, к северу от Парижа. В этой лаборатории изучался механизм образования ноли. Здесь, на окраине городка, проживали в основном молодые семьи, и Маршалу часто бывало очень одиноко. Повстречав эту девушку, он долго отказывался верить своей удаче. Она была молода, очень красива и страшно сексуальна.

– Покажи, что она умеет делать, эта машина, – попросила Мариза. Глаза ее сияли. – Покажи, что ты умеешь на ней делать.

– С удовольствием, – ответил Маршал. Подошел к большой контрольной панели и начал жать на кнопки насосов и сенсоров. Стоявшая в дальнем конце бассейна машина по образованию волн ожила, замигала лампочками.

Он обернулся к Маризе, девушка смотрела на него и улыбалась.

– Все это так сложно, – протянула она. Подошла и встала рядом. – И все твои исследования записываются на камеру, да?

– Да, у нас есть камеры и потолке и по бортам резервуара. Производят визуальную запись полученных здесь волн. У нас также есть сенсорные датчики в самом резервуаре, они регистрируют давление проходящей волны.

– И все эти камеры сейчас включены?

– Нет, – ответил он. – Нам с тобой они не нужны, мы же не проводим сейчас эксперимент.

– А может, и проводим, – возразила она и положила на руку ему на плечо. Пальцы у нее длинные и такие изящные. Очень красивые пальцы. Она выждала минуту, потом сказала:

– Все это оборудование, оно, должно быть, очень дорогое. У вас тут, наверное, все очень строго охраняется, да?

– Ну, не слишком, – ответил он. – Есть только специальные карточки для входа. Ну и еще камера наблюдения, всего одна. – Он указал через плечо. – Вон там, в углу.

Мариза обернулась посмотреть.

– И она сейчас включена, да?

– Да, конечно, – ответил он. – Она всегда включена.

Рука ее скользнула по спине вверх, начала нежно поглаживать его шею.

– Так что сейчас за нами кто-то следит, да?

– Боюсь, что так.

– Тогда мы должны вести себя хорошо.

– Наверное. А кстати, что с твоим дружком?

– Гм, – недовольно хмыкнула Мариза. – Он мне надоел.

Ранее, тем же днем, Маршал вышел из своей маленькой квартирки и отправился в кафе на рю Монтень, где завтракал каждое утро. И, как обычно, захватил научный журнал почитать за столиком. И тут вдруг за соседним столиком оказалась молодая девушка со своим парнем. Они громко о чем-то спорили.