Институт Бессмертия Человека

Интересно с этой стороны взглянуть на искусственное оплодотворение. Тоже не специалист, но краем уха слышал, что это тот еще геморрой: и сливаться не хотят, и делиться не хотят, и имплантироваться в стенку матки отказываются – все идет со стимуляцией, т. е. принудительно. Но странно уже то, что в итоге наука все-таки часто побеждает. Может, процесс действительно автоматизирован, если программу на развитие зародыша можно получить таким насильственным путем? Или Творец не против научных методов, потому что сам тот еще экспериментатор?

А Вы говорите – мы с Душой перемудрили. Какое там…»

Так на сегодня выглядит то, во что свято верят верующие в отсутствие Бога и Души.

Ну, и напоследок мысль, всем понятная, но которую массы гонят от себя: «Жить своим умом необходимо хотя бы потому, что за свои действия придется расплачиваться своей же шкурой. Ссылки на писания на реальном Страшном Суде вряд ли прокатят, вспомнить хоть Нюрнбергский процесс».

Если кто не помнит, о чем речь, то суд над военными преступниками в Нюрнберге приговаривал их к повешению, несмотря на их оправдание, что они выполняли приказ. И никто не оправдается после смерти тела тем, что он свечки ставил и поклоны бил перед досками с примитивным изображением каких-то лиц, никто и не оправдается, что он Википедию читал и тут же повторял прочитанное, и поэтому не дурак, а очень умный.

Не «умные истины» надо повторять, а думать, что происходит, а поскольку для размышления нужны исходные данные, то добыть эти данные обязан Институт Жизни, о необходимости которого я и пишу.

Обретение смысла

Комментатор посоветовал прочесть книгу Петра Калиновского «Переход. Последняя болезнь, смерть и после». Просмотрел.

Автор этой книги в детстве был вывезен в Германию, потом жил в Австралии, по профессии был врачом, но врачом верующим – православным. Его книга, в принципе, на мою тему – на тему Института Жизни, однако, по сути, пересказывает всех уже известных мне авторов, писавших о бессмертии. Поскольку в книге собственных наблюдений Калиновского как врача практически нет, то мне эта книга была не очень интересна, и я ее только просмотрел. Но для массового читателя книга может быть познавательной в связи с пересказом Калиновским свидетельств большого количества людей, которым посчастливилось умереть, но вернуться назад из клинической смерти.

Поскольку опыт показывает, что, прочитав и эту мою статью (и не поняв ее, как обычно), на меня обидятся верующие разных религий, но особенно православные, то должен их сразу предупредить, что я пишу не для религиозных верующих, а для атеистов. А то, что я привожу в пример атеистам христиан, так это я работаю по принципу «бей чужих, чтобы свои боялись!»

Начну с того, что есть в этой книге Калиновского существенный принципиальный недостаток. Дело в том, что как для человека верующего, для Калиновского содержание любого рассказа (любого бла-бла-бла), подтверждающего его веру, – это уже факт, хотя на самом деле к содержанию такого рассказа нужно присматриваться и присматриваться (не ложь ли это?), прежде чем принять его содержание как довод в рассуждении. Но Калиновский не присматривается. И, само собой, если рассказ не подтверждает веру, то для верующего такое свидетельство ничего не стоит, хотя логика требует проверять любой факт на достоверность, а не тупо верить или не верить в него.

Но это обычно для всех верующих (и религиозных, и атеистов) – ведь все «факты» их веры – это рассказы. Начиная с рассказов апостолов, кончая рассказом о том, как с помощью Бога праведник сумел целый горшок каши зараз съесть и не подавиться (а для атеистов это байки про то, как все вокруг из одной сингулярной точки зародилось). Критиковать я этих верующих буду – куда же от этого денешься, – а вот начну я с того, в чем я с Калиновским полностью согласен. Он пишет:

«Материалисты учат, что человек состоит полностью, на все 100 процентов, из материи. Жизнь – это поток разных химических и молекулярных процессов, происходящих в тканях организма; даже мысль – это что-то вроде секреции мозговых клеток. Профессор Ховард Хаггард из Лондона писал в середине XX столетия: «Мозг – это такой же орган тела, как печень или сердце… будучи стимулирована, печень выделяет желчь, сердце, когда его стимулируют, накачивают кровь, а мозг, когда его стимулируют, выделяет мысли». И так далее. При умирании материя, из которой состоял человеческий организм, распадается, и существование личности прекращается.

Вот и вся философия материализма».

Согласен с Калиновским в том, что это действительно крайне убогая философия, но только это не философия материализма, а обычный символ веры. Критикуя эту глупость, Калиновский, так сказать, «своих не узнал». Просто это символ веры не религиозного верующего, а атеиста, верующего в то, что «при умирании материя, из которой состоял человеческий организм, распадается, и существование личности прекращается». Вот вы, православные, верите в то, что душа бессмертна, а атеисты верят в то, что никакой души вообще нет. С точки зрения умственного развития, вы, христиане, от атеистов не далеко ушли, и между вами разница не велика.

И разница не велика даже в том, от чего Калиновского как типичного православного распирает от гордости: «У ученых-материалистов все просто и ясно. Они не задают себе вопроса – зачем же все это и в чем тогда смысл жизни. И ответа на такие вопросы у них нет».

Да, согласен, у верующих такой ответ есть – смысл жизни в обретении вечного блаженства после смерти тела. Это да, это действительно может быть смыслом жизни. Это много, но это цель, к которой еще идти и идти! Однако вас, христиан, ведь не интересует, той ли дорогой вы идете к достижению этой своей цели. Кроме того, вас, религиозных верующих, не интересует и то, как выглядит то блаженство, достижение которого вы поставили себе целью.

Вы ведь даже не пробуете найти ответы на эти вопросы, – вы подменяете ответы тупым исполнением религиозных ритуалов, в числе которых на первом месте стоит ваша мантра про то, что вы очень любите Бога. И, тупо исполняя эти ритуалы, вы уже размечтались – типа раз вы Бога любите, то все будет хорошо. И все! А как именно – «хорошо»?

Нет, уважаемые, ваша суета со свечками – это не поиск путей к достижению смысла вашей жизни, это наоборот – это стремление уйти от любых поисков путей достижения этого смысла. И, кстати, уйти от поиска смысла деяний самого Бога. Вот почему Он, скажем, возится с нами, с людьми? Зачем мы Богу?

А ведь если бы вы реально верили в Бога, а не в ритуалы, то обязаны были бы заняться и поиском этого божественного смысла. Тут вы опять одинаковы с атеистами. Атеисты не ищут смысла природы в создании ею людей – не ищут, зачем природе люди, – а вы, верующие в Бога, не ищите смысла в том, зачем вы нужны Богу. Ну, посмотрите на себя – ну какая радость в общении с вами даже ваших соседей по лестничной площадке, а уж Богу-то, если бы он был, что за радость с вами общаться? Не позорьтесь! Такие, как вы, никому не нужны, а уж Богу, если бы он был, – в первую очередь!

Еще что, на мой взгляд, ценно у Калиновского, это откровенное признание страха как первопричины того, почему верующий верит в Бога. Вот его размышления о собственной смерти и страхе жизни после смерти тела.

«Мы смерти не знаем и поэтому боимся ее, может быть, сильнее, чем она этого заслуживает. …И все-таки каждому из нас иногда приходят в голову и другие беспокойные мысли: «А что если это не так? А что если смерть не конец, и после смерти тела я неожиданно для самого себя вдруг окажусь в совершенно новых условиях, сохранив способность видеть, слышать и чувствовать? И самое главное – а что если наше будущее за порогом в какой-то мере зависит от того, как мы прожили наше время и какими мы были, когда перешагнули смертный порог?

Люди верующие обо всем этом уже думали, и, когда придет их время, им, вероятно, все будет понятнее, чем так называемым неверующим. И не только понятнее, но и легче. А ведь перейти через этот рубеж придется всем, и многие встретят то, чего они не ждут и о чем не думают. Если вы попробуете поговорить на эту тему с кем-нибудь из «прогрессивных», то, скорее всего, услышите: «Я в такое не верю». Поэтому не будем сейчас говорить «верю» или «не верю», а подойдем к этому вопросу с точки зрения чистой логики».