Из глубины времен

Из глубины времен

Генри Каттнер Из глубины времен

Из глубины времен - i_001.jpg

Из глубины времен - i_002.jpg

Глава 1 НАЧАЛО

Ардах открыл глаза, пытаясь вспомнить, откуда взялась ослепительная боль, пульсирующая под черепной коробкой. Над ним нависала изогнутая балка из желтого металла, за которой виднелась внутренняя переборка космического корабля. Что произошло?

Казалось, лишь секунду назад на корабле кипела жизнь. Вокруг сновали люди, звучали громкие команды, и раскаленные облака атмосферных газов проносились мимо спускающегося звездолета. Затем был чудовищный удар — и темнота. А теперь?

С мучительным усилием Ардах распрямил свое легкое, хрупкое тело. Его окружали смерть и разрушения. Повсюду в разных позах лежали трупы — тела тех, кто не пережил ужасного столкновения. То были изящные и стройные люди, чью кожу покрывал темный загар долгих космических странствий. Ардах с надеждой огляделся по сторонам; ему показалось, что один из них пошевелился и слабо застонал.

Терон! Командиру корабля, старшему по званию и мудрейшему из всех, удалось выжить! Теплое чувство благодарности волной нахлынуло на Ардаха. Значит, он не останется один в этом новом, неизведанном мире. Он поспешно отыскал стимуляторы и склонился над оживающим человеком.

Посеревшее безбородое лицо Терона исказилось от боли. Его бледно-голубые глаза медленно приоткрылись.

— Ардах… — прошептал он, с усилием приподнял руку и прикоснулся к своей лысой голове.

Глухой удар прокатился по кораблю и стих в отдалении.

— Кто еще жив? — Слова давались Терону с трудом.

— Не знаю, командир, — тихо ответил Ардах.

— Выясни.

Ардах осмотрел все помещения огромного золотистого корабля. Когда он вернулся, на его узком смуглом лице застыло выражение отчаяния и безнадежности.

— Мы с тобой — единственные, кто остался в живых, Терон.

Командир пожевал губами.

— Вот оно как. А я умираю… — Он слабо отмахнулся от протестов своего подчиненного. — Это правда, Ардах. Ты не знаешь, как я стар. Много лет мы провели в космосе, и ты самый младший из нас. Ты родился на борту корабля. Подними штору иллюминатора; я хочу посмотреть, где мы находимся.

— На третьей планете этой звездной системы, — сказал Ардах.

Он нажал кнопку, и штора ближайшего иллюминатора медленно поползла вверх. Сначала они не увидели ничего, кроме темноты. Потом их глаза постепенно привыкли к полумраку.

Корабль лежал на мелководье возле пустынного берега. Незнакомый мир, освещенный слабым красноватым сиянием, сочившимся из-за плотной пелены облаков, выглядел мрачным и уфожающим. Шел мелкий дождь.

— Проверь состав атмосферы, — распорядился Терон.

Ардах подчинился. Спектроскопический анализ, проведенный из космоса, показывал, что атмосфера пригодна для дыхания, и химический анализ лишь подтвердил это. По просьбе Терона Ардах открыл воздушный шлюз.

В воздухе, заполнившем помещения корабля, ощущался неприятный привкус серы и аммиака. Поначалу оба закашлялись, но через несколько минут привыкли к странным запахам.

— Вынеси меня наружу, — тихо сказал командир.

Их взгляды встретились. Молодой человек заколебался.

— Я скоро умру, — настойчиво продолжал Терон. — Но сперва я должен… должен узнать, что мы достигли цели.

Ардах молча поднял на руки легкое тело командира. Расплескивая теплую воду, он добрел до берега и осторожно уложил Терона на каменистый пляж. Солнце, скрытое за плотным покровом облаков, поднималось на востоке; это был первый рассвет в жизни Ардаха.

Серое небо и море, темный берег — вот и все, что он видел. Иногда под ногами пробегала легкая дрожь: юный мир содрогался в вулканическом пламени первичного творения. Дожди и приливы еще не успели подвергнуть эрозии скальные выходы, превратив их в песок и почву. Растительность отсутствовала. Ардах не знал, находятся ли они на острове или на континенте. Сразу за пляжем местность круто поднималась к зубчатой линии горных вершин на горизонте.

Терон вздохнул. Его тонкие пальцы вслепую ощупали каменистую поверхность, на которой он лежал.

— Ты родился в космосе, Ардах, — с мучением в голосе произнес он. — Ты еще не можешь понять, что лишь на планете человек обретает свой дом. Но я боюсь…

Его голос ненадолго умолк, но затем зазвучал с новой силой.

— Я умираю, но сначала мне нужно кое-что сказать тебе. Слушай, Ардах… Ты никогда не видел Кирии, своей родной планеты. Она находится в сотнях световых лет от этого мира. А может быть, ее уже нет. Несколько веков назад мы поняли, что Кирия обречена. Ее орбита пересекалась с курсом крупного астероида из межзвездного пространства; столкновение означало полное уничтожение нашей цивилизации, а возможно, и разрушение самой планеты… — Помолчав, он добавил: — Кирия была прекрасным миром, Ардах.

— Знаю, — прошептал Ардах. — Я просматривал видеозаписи.

— Ты видел наши огромные города, зеленые леса и поля… — Терон зашелся в приступе мучительного кашля и торопливо продолжал: — Мы решили спастись. Группа избранных построила этот космический корабль и покинула Кирию в поисках нового дома. Но из сотен планет, которые мы посетили, ни одна не оказалась пригодной для обитания. Эта третья планета желтого солнца — наша последняя надежда. Топливо почти на исходе. Слушай меня, Ардах: ты должен сделать так, чтобы цивилизация Кирии не исчезла вместе с нами!

— Но это мертвый мир, — возразил молодой человек.

— Это юный мир, — поправил Терон.

Он помедлил, а затем поднял руку, указывая на море. Ардах посмотрел на медленные, тяжелые волны прибоя, накатывавшие на берег. Вода ненадолго отхлынула, и он заметил на каменистом склоне какой-то предмет. Это был всего лишь небольшой комок слизи, влажный и отвратительный, — но он, несомненно, существовал, предвещая грядущий расцвет органической жизни!

Ардах понимающе кивнул. Следующая волна смыла блестящий комок протоплазмы обратно в море, и Терон через силу улыбнулся.

— Жизнь! Здесь уже есть жизнь, Ардах, и лучи желтого солнца поставляют энергию для эволюционного развития. Пройдут бессчетные годы, прежде чем здесь появятся человеческие существа, но они обязательно появятся! Наши исследования на множестве других планет позволяют предсказать ход здешней эволюции. Из одноклеточных существ разовьются водоросли и амебы, потом появятся рыбы, амфибии и рептилии. Летающие рептилии и сухопутные динозавры станут предками теплокровных животных. И наконец, появятся человекообразные обезьяны, которые со временем превратятся в настоящих людей!

— Но на это уйдут многие миллионы лет!

— Ты обязан остаться здесь, — твердо сказал Терон. — Ты должен ждать, Ардах, даже миллионы лет, если это будет необходимо. Стазисный луч останавливает жизненные процессы, пока мы путешествуем в космосе. Выведи корабль за пределы атмосферы. Настрой приборы на вращение по геостационарной орбите вокруг планеты. Установи время действия луча таким образом, чтобы периодически выходить из стазиса и изучать эволюционные процессы на поверхности. Да, тебе придется ждать очень долго… но в конце концов ты найдешь людей.

— Таких же людей, как мы?

Терон с сожалением покачал головой:

— Нет. Суперментальность — это результат тщательно разработанной евгенической программы. Конечно, гении рождаются и в естественных условиях, но очень редко. На Кирии мы занимались отбором и скрещиванием таких людей, пока наконец их потомство не заселило всю планету. Тебе придется проделать то же самое в этом мире.

— Хорошо, — согласился Ардах. — Но как…

— Ищи в будущих эпохах. Не останавливайся, пока ты не обнаружишь одного из гигантов мысли. Его будет легко определить, поскольку он уже с детства будет далеко опережать своих современников. Он отдалится от них, обратившись к поискам знаний. Он станет творцом многих великих изобретений своего времени. Возьми этого человека — мужчину или женщину — и отправляйся вперед во времени, пока не найдешь гения противоположного пола.