Карта страны фантазий

8-й критик (с портфелем, откуда выглядывает белый халат). Нет, дорогой автор, дело не в рекордах. О трех километрах написать труднее, чем о трех тысячах. Вы и так чересчур легковесны. Все у вас получается так просто: пришел, увидел, победил. Зачем же обманывать читателя пустой надеждой на легкий успех? Нет, вы изобразите трудности. Дайте пот и мозоли! В открытии главное не результат, а его история. Опишите становление, рост, творческие мучения. Фантастика должна показывать творческий процесс. Видим мы в вашей вещи творчество? Нет, все оно за кулисами. Где-то на неведомом островке скучающий принц от нечего делать сочиняет проект, рассылает заказы, раз-два — готово, сел в подводную яхту и фланирует по белу свету. И автор хочет уверить нас, что таким способом делаются великие изобретения!

9-й критик (в черной шапочке на седых кудрях). Господа, мы как-то забываем, что обсуждается произведение искусства — работа, претендующая на честь быть художественным произведением, литературой. Но что такое литература? Человековедение. Какова ее задача? Показать характеры в столкновении, в развитии. Есть тут развитие образов, есть характеры вообще? Один-единственный безличный безымянный капитан, этакий байроновский корсар, плоский, прямолинейный, статичный. Остальные действующие лица — не характеры, а схемы с метками для распознавания: профессор, слуга, канадец. Их задача — вести научный конфераннс, показывать друг другу рыб и осьминогов. Рыбы описаны ярко и выпукло, люди плоски. Произведением литературы все это считать нельзя. Фантастика должна быть человековедением прежде всего.

Автор (упавшим голосом). Но это фантастика. Особый жанр.

9-й критик. Не слыхал о таком. Знаю прозу, поэзию, комедию, трагедию. Жанры установлены еще в Древней Греции. Отсебятина тут неуместна, молодой человек.

10-й критик (в костюме, сшитом за границей). Господа, самого главного еще никто не сказал. Литература — это наше оружие. И как всякое оружие, научная фантастика должна быть воинствующей, острой, должна бить в цель точно и своевременно. Автор же отвлекает от насущных задач современности. В то время как наш флот с такими усилиями и затратами оснащается новейшими паровыми машинами, автор рассказывает какие-то сказки о мнимых подводных лодках, для которых и бури не страшны. Призывает нас сидеть сложа руки, пока появится его мифическое изобретение.

Автор (уже в отчаянии). Но я писал о будущем, господа. Всем же ясно: сегодня у техники одна задача, завтра — другая. Когда дом построен, рабочие разбирают леса. И никто не жалуется, что леса зря построены, стояли временно.

10-й критик. Сейчас несвоевременно писать о том, что флот у нас временный. Именно сейчас, когда коварный Альбион интригует и Гладстон заигрывает с Бисмарком. Прежде чем заглядывать в будущее, надо заглянуть во дворцы Мадрида и Вены, разоблачить замыслы наших недругов.

11-й критик (худая дама с печальными глазами). Автор отвлекает нас, это верно, но от чего отвлекает? От наших собственных забот уводит и навязывает нам английские и индийские. Наши мужья и так с раннего утра шуршат газетами, им некогда слово молвить. Нет уж, предоставьте политику дипломатам, а писатели пусть займутся душой человеческой. Фантастика должна быть гуманной, господа. Увлекаясь новыми машинами, автор забывает о людях, воспевая технику, не видит последствий. Мир и так переполнен лязгом и грохотом, паровозы давят детей, едкий дым губит цветы на клумбах. Автор силком тащит нас на заводы, в космос, под воду. Мы не хотим нырять, нам под водой неуютно, мы там захлебнемся. Ради всего святого, придержите этих безумных ученых, пока они не уморили нас своими открытиями. Покажите, как наука губит поэзию и любовь. Нарисуйте нам горе несчастной женщины, муж которой утонул на корабле, жестоко загубленном вашим бессердечным Немо.

12-й критик (в тоне обличения). Автор тут сам признался, что он изображал будущее. Именно так: совершенного человека и общество будущего должна показать фантастика. Но автор, увы, отклонился от этой благородной задачи. Техника у него — передовая, будущая, а люди — сегодняшние, даже не лучшие из наших современников, а самые будничные. Они спят каждую ночь, едят три раза в день. Завтраки и обеды описаны с натуралистическими подробностями. И как ведут себя эти люди будущего? Они бегут в минуту опасности, спасают свою шкуру, покидая в водовороте живых людей, даже не пытаясь выручить их или хотя бы разделить их грустную участь. Даже в наше время мы назвали бы таких трусами. Где же тут облик человека будущего?

Редактор. Господа, я полагаю, на этом можно закончить обсуждение. Мы слышали разные точки зрения, но все выступавшие сошлись в одном: автор не продумал свою тему, подошел к ней поверхностно и однобоко. Вам, молодой человек, нужно еще повышать свое мастерство, учиться у наших прославленных мастеров сюжета: Гюго, Бальзака, Дюма, Жюля Верна. Вы записали, молодой человек… простите, не запомнил, как ваша фамилия…

Автор. Жюль Верн.

Карта страны фантазий - pic_3.png

О ТЕМЕ И О СЕБЕ

А теперь о фантазиях всерьез.

Есть такая отрасль литературы — научная фантастика, — растущая, набирающая силу, любимая читателями. Космические полеты и роботы, Вселенная и атомы, динозавры и люди будущего находятся в ее ведении. Около ста произведений о необыкновенном, фантастическом печатается ежегодно в нашей стране.

А в кино вы видали фантастику?

В любой детской библиотеке вам скажут, что подростки, мальчишки в особенности, прежде всего требуют научно-фантастическое. Оно и понятно: мы, взрослые, свое место в жизни определили, в полете на Марс будем участвовать едва ли, многие даже не доживут до высадки на планеты. Школьники же воспринимают фантастику как каталог профессий, справочник «Куда идти работать?». Сегодняшние проблемы наука решит без них, проблемы будущего им решать. И чем ответило кино на этот жадный интерес к будущему? «Тайна двух океанов», «Тайна вечной ночи», «Человек-амфибия» — три фильма о покорении подводных глубин. «Небо зовет», «Мечте навстречу», «Планета бурь», «Я был спутником солнца» — четыре фильма о первых, самых-самых первых полетах к планетам. Нырять в глубины и открывать планеты! Не слишком щедрый выбор для будущих граждан.

Карта страны фантазий - pic_4.png

Ворота в космос открыла наша страна. Подвиг первых в мире космонавтов изображен в замечательных документальных фильмах, снятых на Земле и в кораблях-спутниках. Подвиг изображен. Но есть ли фильмы, объясняющие цель космического подвига?

В сотнях научных институтов трудятся советские ученые, создавая научную базу будущего. У нас есть фильмы, показывающие творческий труд ученых, неплохие фильмы. Но где можно увидеть цели трудов? Где посмотреть, как изменится жизнь людей, когда в нее войдут термоядерная энергия, управление климатом, рассуждающие машины, трехвековое долголетие?

И, наконец, самое важное. Мы живем в стране, строящей коммунистическое общество. «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», — говорит Программа Коммунистической партии. Естественно, граждане, которые будут жить при коммунизме, хотят видеть изображение коммунизма на экране.

Ответило кино на это желание? Пыталось хотя бы? И когда наши враги за рубежом клевещут на коммунизм, рисуя его царством всеобщей скуки и принуждения, есть ли у нас возможность возразить хотя бы десятком полнометражных фильмов: посмотрите, как мы представляем себе будущее.

Смешно и нелепо было бы отрицать или умалять достоинства советского кино. У нас есть длинный список картин мирового значения о наших достижениях и о героическом прошлом. Но велик ли список картин о героическом будущем?

Откуда же такое невнимание к будущему?