Карта страны фантазий

Карта страны фантазий - pic_40.png

Претензия двенадцатая ПОКАЖИТЕ НАМ БУДУЩЕЕ!

Совершенного человека и общество будущего должна показать фантастика. Автор, увы, ушел от этой задачи. Техника у него — передовая, а люди — сегодняшние…

Критик № 12.

Как обычно, мы ответим: «Должна, но не всякая». Есть фантастика, имеющая косвенное отношение и даже никакого отношения к будущему не имеющая. Но есть и такая, которая старается нарисовать будущее, именно будущее.

Как попадают в будущее наши герои? Существует для этого несколько литературных приемов.

1. Будущее в космосе. На какой-то планете встречена разумная жизнь, аналогичная нашей и опередившая нашу. Вариант приема: опередившие прилетают к нам на Землю и рассказывают о своей жизни, соответствующей нашему будущему. Недостаток — будущее аналогичное, но не наше.

2. Парадокс времени по теории относительности. Космонавты улетели, в пути прошли годы или десятки лет, а на Земле — сотни, тысячи, миллионы (например, «Возвращение со звезд» С. Лема).

3. Машина времени. Когда ее ввел в литературу Уэллс, она казалась правдоподобной. Незадолго перед тем появилось представление, что время — как бы четвертое измерение пространства. Но путешествие во времени приводит к нелепостям (герой встречает сам себя) и сейчас применяется обычно как заведомо условный прием.

4. Четвертое измерение и антимиры. Недостаток приема — никаких доказательств их существования.

5. Сон или анабиоз, случайный или искусственный. Прием, не вызывающий сомнений у ученых, встречается все чаще (например, «Через сто лет» А. Беллами, «Когда спящий проснется» Г. Уэллса, «Странник и время» Г. Гора, «Записки из будущего» Н. Амосова). Недостаток приема: нельзя вернуться в наше время и рассказать свои впечатления. И остается условность: неведомо как попал к нам отчет о будущем.

6. Хроноскоп. Изобретен прибор, принимающий радио или телепередачи из будущего. Недостаток — пассивность основных героев. Сидят, смотрят.

7. Кибер-предсказатель будущего. Предсказывает и показывает. Недостаток: также пассивность героев-зрителей и некоторое недоверие к машине. Все ли она знает, не ошибается ли? Пример: Абэ Кобо, «Четвертый ледниковый период».

8. Обнажение приема. «Друг мой, я возьму тебя за руку и отведу в будущее. Закрой глаза и вообрази себе…» («Путешествие в завтра» В. Захарченко).

9. Отсутствие приема. «Герой проснулся рано утром 2002 года…» (примерам нет числа).

Критики Брандис и Дмитриевский справедливо указывают, что первые восемь приемов позволяют рассматривать будущее Глазами современника, а девятый показывает будущее глазами человека будущего.

Итак, прием вы выбрали, одним из девяти способов переправили героя в будущее. Но ведь это только пролог…

Правда, бывают в научной фантастике произведения, состоящие из одного лишь пролога. Например, герои летят на далекую планету в поисках разума, прилетели — разум есть! (Так заканчивается кинофильм «Икар-1».) Или получены сигналы из космоса. Удалось доказать, что их посылают разумные существа («Звездная соната» В. Журавлевой). Антимир существует, и в нем разумные существа («Лицом к стоне» А. Днепрова, «Последняя дверь» М. Емцева и Е. Парпова). Машина времени изобретена, но секрет ее утерян («А могла бы и быть» В. Григорьева).

А вы, читатели, были бы довольны, если бы история жюль-верновского профессора Аронакса закончилась на том, что, усевшись на спину мнимого нарвала, он увидел бы заклепки из листовой стали и воскликнул бы:

— Ба, да это подводная лодка!

В данном случае: «Ба, да это будущее!»

Обилие подобных рассказов показывает, что многих читателей они удовлетворяют. Однако большинство, а также и критик № 12, требует, чтобы фантастика не ограничивалась радостным «ба!», чтобы она не только доставляла в будущее, но и изображала его.

Что же нарисовать в будущем? Какие будут дома, города, машины, какие люди, какие у них волнения, открытия, обычаи, зрелища? Глаза разбегаются, голова кружится. За что ухватиться, с чего начать?

Чтобы не заблудиться в обилии проблем, давайте поставим один вопрос: «Жизнь в будущем сходна или несходна с современной?» Вопрос не случайный. Фантастика всего мира обсуждает его не первое десятилетие. И если вы посмотрите фантастику буржуазную, вас поразит, как мало принципиальных изменений видит она в будущем.

У Хайнлайна на Венере хозяйничают плантаторы, туземцев они загнали в болота, с Земли вывозят рабов, продают их на аукционе. И в финале сентенция: «Что же мы можем сделать? Ничего. Все должно стать гораздо хуже, прежде чем станет немножко лучше. Давай выпьем» («Логика империи» Р. Хайнлайна). На край Солнечной системы, к Урану, отправляет своих героев Э. Гамильтон («Сокровище Громовой Луны»). Кто они? Вышедшие в тираж безработные космонавты, с оружием в руках захватившие ракету. На одну из лун Урана летят они, чтобы добыть там сокровище, разбогатеть, обеспечить себе спокойную старость.

Величественные успехи в космосе, в обществе — неподвижная косность! Не сочетается как-то.

— А наука и не даст ничего хорошего людям, — говорит западная фантастика. — Открытия бесполезны, опасны, вредны! Люди, побывавшие на Луне, возвращаются с психической травмой («Двое с Луны» Т. Томаса). На неведомой планете космонавты заражаются металлической чумой («Путешествие будет долгим» А. Иннеса). Сверхгениальный ребенок, выращенный на искусственных гормонах, должен убить родителей («Чудо-ребенок» Дж. Шеллита).

Красочный рассказ К. Саймэка «Однажды на Меркурии» так и просится на экран. Но какова его идея?

На Меркурии находится станция, улавливающая солнечную энергию для ретрансляции на Землю. Меркурий обитаем. Там живут странные цветные шары, умеющие подслушивать мысли и принимать любой мысленный образ. Когда люди на станции играют в шахматы, за окном скачут шахматные фигуры. И вот однажды, приняв облик людей, шары пытаются захватить станцию. Их распознают и изгоняют холодом. Зачем они напали? «У нас была своя цивилизация, вы в нее вторглись, нарушили ее ход», — отвечают шары. Но американцам нужна энергия, они не могут оставить Меркурий. Противоречие неразрешимо.

Противоречия неразрешимы, значит, неизбежны войны. Воюет Земля с Марсом, воюет Солнечная система с другими звездами, воюет наша галактика с туманностью Андромеды у Мерака и с чужой злой галактикой у Смита. И в результате — упадок или гибель. Одичавшие мохнатые люди тупо глядят на заржавленные рельсы. Теснятся загнанные под землю. Вымирают, когда остановилась последняя кормившая их машина. Или как у Уильямсона:

Бомбардировщик бомбит мертвый город, где давно не осталось ни одного жителя. Возвращается на аэродром, автоматы грузят бомбы, самолет взлетает, бомбит тот же город, возвращается… Все это автоматически. Людей нет; люди давно погублены атомной войной. Но заведенные ими автоматы продолжают бесцельное разрушение.

Незыблемость капиталистических порядков. Неразрешимость противоречий. Неизбежность войн. И мрачное отчаяние.

Конечно, наше мнение о будущем противоположно. Мы уверены, что люди устранят тех, кто не хочет разрешить противоречия, что установится разумный общественный порядок — счастливая, обильная, мирная, разумная и захватывающе интересная жизнь, что будет коммунистическое общество на Земле.

Что такое коммунистическое общество?

Цитирую программу, принятую на XXII съезде КПСС:

«Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов «общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа…»