Круг любителей покушать

Круг любителей покушать

Вадим Панов

Круг любителей покушать

При первом же взгляде на мужчину не оставалось сомнений в том, что он привык управлять и принимать решения, привык быть первым. Крупный, плечистый, начинающий расплываться, но еще производящий впечатление скалы, а не студня, он приковывал к себе внимание одной только фигурой. Рядом с таким медведем поневоле начинаешь ощущать себя хрупким и хилым. А если добавить «медведю» властный голос? Жесткое выражение умных глаз? Упрямый подбородок и твердые скулы? В общем, не «настоящий полковник», а «настоящий генерал» явился в холле ресторана «Круг любителей покушать» и был сразу же окружен вниманием и заботой метрдотеля.

– Господин Николаев?

Спокойный кивок головой. Не небрежный, не высокомерный, но четко устанавливающий границы.

– Вы позволите называть вас Дмитрием Евгеньевичем?

– Пожалуйста, – после короткой паузы ответил с настоящий генерал».

– Меня зовут Ноэль. Это я говорил с вами по телефону.

Еще один кивок. Николаев ясно давал понять, что приветствие затянулось и ему претит столь долгое пребывание в холле. Но метрдотель, словно не почувствовав настроение гостя, вежливо улыбнулся стоящим позади «настоящего генерала» женщине и юноше:

– Добрый вечер, Анна Леонидовна. Добрый вечер, Александр Дмитриевич. – Взгляд Ноэля вернулся к главе семейства: – Я искренне рад, Дмитрий Евгеньевич, что вы не оставили без внимания наш совет и решили посетить ресторан вместе с близкими.

Анна Леонидовна важно покачала тщательно причесанной головой. А вот Александр Дмитриевич поморщился: судя по всему, у него были другие планы на вечер.

– Теперь мы можем пройти за столик? – В голосе Николаева читалось раздражение.

– Прежде необходимо обсудить меню, – развел руками метрдотель.

– Пусть шеф-повар придет в зал, – подала голос супруга «настоящего генерала».

– Боюсь, это невозможно. – Ноэль дипломатично улыбнулся. – Мы обсуждаем меню в отдельной комнате.

– Вы серьезно? – надменно осведомилась мадам Николаева. Мадам Николаева готовилась указать трактирщику на его хамство и… очень растерялась, услышав, что глава семейства не поддержал порыв.

– Это будет тот самый шеф-повар? – с нажимом поинтересовался он. – Человек, о котором мне рассказывали?

– Совершенно верно, – подтвердил Ноэль. – Господин Ра ждет вас. – И сделал приглашающий жест рукой: – Прошу за мной.

Небольшой коридор в сторону от главного зала, изящная деревянная лестница на второй этаж. Метрдотель отворил одну из дверей:

– Господа Николаевы.

Шеф-повар «Круга любителей покушать», он же владелец ресторана, встретил гостей облаченным в белый халат, из-под которого виднелись серые брюки и модные туфли. На лице марлевая повязка, на руках тонкие медицинские перчатки, на голове шапочка. Завершали композицию темные очки.

В отличие от метрдотеля шеф-повар навстречу гостям не вскакивал, в любезностях не рассыпался. Сухим кивком предложил Николаевым присесть в кресла и сразу же перешел к делу:

– Наша встреча нужна, чтобы я смог составить индивидуальное меню для каждого из вас.

Глава семейства кивнул с таким видом, словно услышал именно то, что давно хотел услышать.

– «Круг любителей покушать» – ресторан непростой, – продолжил владелец заведения. – Мы не кормим, мы… скорее лечим. Стараемся, по мере сил, улучшить ваше здоровье, самочувствие. Ведь от того, что мы едим, зависит очень и очень много.

– Да! Я всегда говорила Дмитрию Евгеньевичу, что диета…

Господин Ра не обратил никакого внимания на то, что его перебили, и спокойно продолжил речь, вынудив мадам Николаеву замолчать.

– Первичный курс рассчитан на месяц. В течение этого времени вам придется в обязательном порядке ужинать в моем ресторане.

– Но бывают случаи…

– Не бывают, – отрезал шеф-повар. – Если вы не уверены, что сможете являться в «Круг любителей покушать» в течение тридцати дней подряд, то начинать курс бессмысленно.

– Я не уверен! – немедленно выступил сынуля. – У меня…

– Он не пропустит ни одного вечера, – веско произнес «настоящий генерал». – Пожалуйста, господин Ра, продолжайте.

Николаев-младший насупился. Мадам Николаева покачала головой, глядя на супруга с легким удивлением. Но оба промолчали и подумали о том, что подобное внимание к словам неизвестного человека совершенно не в духе главы семейства.

– Начиная с сегодняшнего дня я жду вас каждый вечер.

– Хочу предупредить, что я не ем брокколи и не люблю рыбу. – Николаев-младший зло посмотрел на повара. – Учтите это при составлении меню.

– Пожалуйста, избавьте меня от подробностей, невозмутимо сказал господин Ра. – Если потребуется, чтобы вы весь месяц ели рыбу и брокколи, вы будете их есть.

– Мне не нравится, как он себя ведет! – Теперь отпрыск таращился на папу. – Он мне хамит!

Хотел «настоящий генерал» прийти на помощь сыну или нет, осталось неизвестным: шеф-повар подошел к креслу, в котором сидел Николаев-младший, и попросил:

– Александр, досчитайте, пожалуйста, до пяти.

– Что?

– Вслух. Медленно.

– Папа! Ты слышишь? Он издевается!

– Делай, что велят, – буркнул Дмитрий Евгеньевич. – Я хочу есть.

И посмотрел на часы.

– До пяти, – повторил господин Ра.

Юнец удостоил повара ненавидящим взглядом, но подчинился:

– Один. Два. Три. Четыре. Пять. Достаточно?

– Вполне.

Господин Ра чуть наклонился, внимательно изучая глаза Николаева-младшего, и через пару секунд качнул головой:

– Хорошо… Благодарю вас, Александр. – И повернулся к супруге «настоящего генерала». – Анна Леонидовна, вас не затруднит показать мне язык? Благодарю. Пожалуйста, ущипните себя левой рукой за мочку правого уха. Благодарю.

И снова взгляд в глаза.

– Теперь вы, Дмитрий Евгеньевич. Вашу правую руку, пожалуйста. Благодарю. Произнесите слово «фотограф».

– Фотограф.

– Благодарю. – Господин Ра медленно прошелся по комнате, остановился у дальней от гостей стены и, не оборачиваясь, произнес: – Ноэль проводит вас к столику, ужин будет готов в течение получаса.

– Так быстро?

– У нас отличные повара.

– Я хочу сказать: вы так быстро составили меню?

В голосе Николаева читалось подозрение. Поведение «настоящего генерала» указывало на то, что ему не просто рекомендовали загадочного повара, но тщательно описали манеру поведения господина Ра и посоветовали «не спорить с гением». Однако то, что повар разработал меню по результатам столь короткой встречи, вызвало у Николаева естественный скепсис.

– Я узнал достаточно, – скупо ответил господин Ра.

– После того, как я произнес слово «фотограф», а мой сын досчитал до пяти?

– И после этого тоже. – Шеф-повар медленно повернулся к гостям и посмотрел на «настоящего генерала»: – У вас проблемы с сердцем и легкими, Дмитрий Евгеньевич. Не хотите бросить курить?

– Нет.

– Я так и думал. Поэтому рекомендации составлены с учетом… если не ошибаюсь, одна пачка сигарет в день?

Николаев хмуро кивнул.

– Еще один нюанс, Дмитрий Евгеньевич: вам придется есть палочками.

– Я не умею!

– Научитесь.

– Не хочу и не собираюсь. Я ем только европейскими приборами!

– Мы не станем дискутировать, Дмитрий Евгеньевич. Ужинать в моем ресторане вы будете палочками. Вопрос закрыт. Ноэль объяснит, как следует обращаться с новым для вас прибором.

Семья ожидала грандиозной бури. Семья замерла, предвкушая, как «настоящий генерал» размажет нахала по стенке. Семья была разочарована.

«Настоящий генерал» закурил и отвернулся.

– Мне тоже придется есть палочками? – негромко осведомилась Анна Леонидовна.

– Нет, обычными приборами, – ответил шеф-повар – Если интересно, я констатировал у вас склонность к ожирению…

Сынуля не сдержал ухмылку.

– …и, увы, сахарный диабет в начальной стадии. Вы обратились вовремя.

– Мне надо к врачу?! – встрепенулась мадам Николаева. – Дорогой, ты слышал? У меня диабет!