Куликовская битва

2. Тяжеловооружённый пехотинец-алебардщик(4—5 линии построения).

Алебарда – оружие, совмещающее свойства копья и топора – активно применяется в Европе с 14 века. Этот воин-алебардщик, кроме неё вооружён тесаком и ножом. Из защитного вооружения на нем кольчуга с короткими рукавами и капюшоном, поверх кольчуги – стальная кираса, на руках – латные перчатки, наручи и налокотники. Сверх кольчужного капюшона – шапель, шлем с полями, один из наиболее распространённых в 14 веке. Щит – типичная расписная павеза с зауженным низом.

3. Пеший легковооружённый арбалетчик(1 или 5—6 линии построения).

Арбалетчики играли важную роль в наёмных отрядах 14 века. Изображённый здесь боец вооружён простейшим арбалетом, взводившимся при помощи стремени и поясного крюка. Из прочего оружия у него – меч и кинжал. В качестве основной защиты тела используется кожаный гамбизон, на голове – сфероконический шлем с кольчужной бармицей. Щит – большой, с закруглённым низом, типичный для применявшей плотные построения европейской пехоты.

4. Легковооружённый пеший лучник с боевым серпом(1 или 5—6 линии построения).

Как и у предыдущего воина, в качестве основной защиты тела здесь используется кожаный гамбизон. Шлем – лёгкий пластинчатый сервильер с кольчужной бармицей. В качестве дополнительной защиты рук в рукопашном бою воин надевает латные перчатки. Наногах – наколенники. Щит – небольшой круглый, с умбоном. Кроме лука и меча воин использует в качестве оружия боевой серп – один из видов древкового оружия, принимавшего в 14 веке все новые и новые формы.

5. Знаменосец пешего подразделения.

Крест святого Георгия – геральдический символ, часто встречавшийся в средневековой Европе. По этому кресту можно предположить, что изображённые здесь воины находятся на генуэзской службе. Знаменосец вооружён мечом, на голове – пехотный барбют, поверх кольчуги с длинными рукавами и кольчужными рукавицами надета котта, дополнительная защита – круглые налокотные пластины и наручи. Щит – большой, овальный.

6. Барабанщик пешего подразделения.

Барабан, равно как и литавры, с появлением пеших построений начинает играть огромную роль в управлении войсками. Изображённый здесь барабанщик не имеет защитного вооружения, а из оружия – только кинжал.

7. Конный литаврщик.

На этом воине – развитое, хотя и уже несколько устаревшее защитное вооружение – шлем-шапель с назатыльником, надетый поверх кольчужного капюшона, кольчуга с короткими рукавами, поверх которой надета бригандина с наплечниками, створчатые наручи. Щит – треугольный, не слишком широкий. Из оружия воин использует тесак и боевой нож.

Война

Судя по всему, сразу после битвы на Воже обе стороны начали накапливать силы и готовиться к неизбежному столкновению. Начатые было переговоры после категорического отказа Москвы повысить «ордынский выход» были прерваны. Судя по всему, в июне 1380 года Мамай собрал войска и выступил на север, вести об этом достигли Москвы в июле. Многие сведения о планах ордынцев сообщил Дмитрию Захарий Тютчев, посланный к Мамаю для ведения переговоров. Тютчев «посла тайно скоровестника к великому князю на Москву» с сообщением о скором выступлении Мамая и что Олег Рязанский и Ягайло «приложишися ко царю Мамаю».

Примерно те же сведения принесла Дмитрию высланная им в начале лета в придонскую степь «сторожа», то есть разведка; задачей сторожи было захватить пленного, который сообщил бы о планах ордынцев. Не дождавшись вестей от первой «сторожи», князь выслал вторую, которая встретила на пути Василия Тупика из первой «сторожи», который вёз пленного. Дмитрий Иванович узнал, что «яко неложно идёт царь на Русь, совокупяся со Олегом князем Рязанским и Ягайлом князем Литовским, и ещё не спешит царь, но ждёт осени, да совокупится с Литвою».

Действительно, Мамай не слишком спешил: у южных границ Рязанского княжества, в районе реки Воронеж он остановился на три долгих недели, смысл этого ожидания не вполне ясен. По наиболее распространённой версии, на которую указывают и почти все письменные источники, Мамай должен был 1 сентября на Оке соединиться с армиями Олега Рязанского и Ягайло.

Следует учесть, что с востока в направлении владении Мамая уже двигались войска Тохтамыша. Вполне вероятно, что стратегическая обстановка оказалось настолько сложной, что Мамай не только ожидал усиления своей армии, но и определялся с направлением главного удара.

Как известно, Олег Рязанский не торопился. Это вполне объяснимо. С одной стороны был Мамай, которого явно приходилось опасаться. Тёплых чувств к Дмитрию Московскому Олег явно не питал, в памяти еше был свеж погром, учинённый москвичами и татарами всего несколько лет назад. Но возросшую мощь Москвы Олег не мог не учитывать. К тому же приходилось считаться и с законным ханом улуса Джучи – Тохтамышем, силы которого были сопоставимы с Силами Мамая, и за спиной которого стоял Тимур. Видимо, Олег решил, что самым правильным в этой ситуации будет выждать и сохранить в целости свои силы. Неуверенность позиции Олега, видимо, смутила и Ягайло, который, подойдя к Одоеву, «слышав, яко Олег убоялся, и пребысть ту оттоле неподвижным». Ожидая соединения с войсками Рязани, он всего на один переход опоздал на Куликовскую битву, где участие литовских хоругвей вполне могло по-иному решить судьбу Руси, В Москве же Дмитрий Иванович не терял времени даром. Срочно были разосланы гонцы, в Коломне на 15 августа, на Успение Пресвятой Богородицы был объявлен сбор войск. Поданным же Никоновской летописи сбор войск был объявлен на 31 июля, а по некоторым данным – «на мясопуст свтыа Богородицы», то есть на срок с 1 по 14 августа. По-видимому, 15 августа в этом случае следует рассматривать окончательный срок сбора войск.

Виднейший церковный деятель эпохи – преподобный Сергий Радонежский – благословил князя Дмитрия Ивановича, предрёк ему победу и отправил с ним в поход двух богатырей-иноков – Пересвета и Ослябю. С этого момента поход Дмитрия явно приобретает мессианский характер, воинские деяния русских становятся делами сакральными, их цель – защита православной веры.

Куликовская битва - i_38.png

Элементы защитного вооружения Золотой Орды

Система сбора воинских контингентов была в средние века предельно проста – вассалы со своими дружинами съезжались из своих сел и городов к своему князю, а из удельных столиц – на место общего сбора. Некоторые дружины, например белозерские, проходили к месту сбора до шестисот километров.

Куликовская битва - i_40.png

Боевые топоры (сверху) и ударное оружие Московской Руси: булава, шестопёры, кистени (снизу)

Куликовская битва - i_41.png

Еше до сбора в Коломне в Москве собралось значительное войско. Помимо собственно московских сил, сюда прибыли войска Белозерских князей – Федора Романовича и Семена Михайловича, князя Андрея Кемского из села Кемь к северу от Белого озера, князя Глеба Карголомского из села Карголома к юго востоку от Белоозера, Андожских князей (волость Андога к югу от Белого озера), Ярославских – князя Андрея Ярославского, князя Романа Прозоровского, князя Льва Курбского, Никоновская летопись упоминает также князя Владимира Андреевича Серпуховско-Боровского, князя Дмитрия Ростовского, посланца Великого Тверского князя Ивана Всеволодовича Холмского, прибыли устюжские князья и другие не названные по именам военачальники.

В середине августа (точная дата не вполне ясна) войско тремя колоннами выступает по трём дорогам из Москвы в Коломну. Главные силы шли по дороге через деревню Котлы, другая часть войска – по Болвановской дороге, третья – по дороге на Бронницы («Брашевой дорогой»). Очевидно, что такое деление было предпринято для ускорения марша. Известно, что тысячный отряд конницы на марше растягивается примерно на два километра. Если оценивать выступившее из Москвы войско в 15 тысяч человек и учесть следующие с ним обозы, то протяжённость войска на марше получится огромной, а путаница и задержки станут неизбежными. Очевидна здесь и возросшая степень организации всей кампании: войска раздельно продвигаются к назначенным точкам встречи, движение их постоянно координируется, после встречи войска готовы к выполнению поставленной задачи.