Мера хаоса. Трилогия

Мера хаоса. Трилогия

Дмитрий КАЗАКОВ

МЕРА ХАОСА

Когда маг оплел тебя невидимой сетью и вертит тобой, как хочет, остается одно – сопротивляться. Хорст Вихор не более чем фигура в шахматной партии магов, но, похоже, он рассыпал им все фигуры. Свобода но за горами, однако впереди страшное испытание – Хаос.

Примечания

Некоторые сведения о мире Полуострова, необходимые при чтении книги:
Мера хаоса. Трилогия - measureofchaosmap.png

Год состоит из 366 дней, поделенных на 12 месяцев, в нечетных – 31 день, в четных – 30. Начинается год по нашему календарю 1 марта. Месяцы по порядку: Талый, Мокрый, Зеленый, Цветущий, Растущий, Плодовый, Желтый, Голый, Мозглый, Холодный, Ледовый, Снежный.

В неделе шесть дней, по порядку: первенец, вторящий, третец, средница, предтеча, творение.

Меры длины: размах приблизительно равен 1,5 метра, ход– 5 километрам.

Мера веса: тяга – 3 килограмма.

Мера объема: мера – 2 литра.

Глава 1. Вестаронский маг.

– Стой, падаль! – Крик хлестнул не хуже кнута. Хорст вздрогнул и обернулся. Тянущаяся между темными елями дорога, только что бывшая совсем пустой, заполнилась несущимися во весь опор всадниками в плащах из серого волчьего меха.

«Серая сотня! – мелькнула сдобренная испугом мысль, – Не уйти!»

Топот копыт стремительно надвинулся, пространство вокруг загородили лошадиные тела. Под серыми плащами блестели кольчуги. Хорст ощутил сильный запах конского пота.

Двое воинов спрыгнули на землю. Хорст дернулся было, но чьи-то сильные руки схватили за плечи, рванули. Что-то ударило в лицо, и он вдруг сообразил, что лежит, уткнувшись в жидкую грязь.

– Чей будешь? – прозвучал откуда-то из вышины голос, в котором звенела надменная злоба. – Говори, тварь!

– Ничей, – прохрипел Хорст, вывернув голову так, что заболела шея. – Ничей…

– Не ври мне! – От удара хрустнули ребра. Хорст на мгновение задохнулся от боли, а потом закашлялся. – Рвите ему рукав, глянем на тавро…

Всякий простолюдин Вестаронского княжества носил на правом предплечье знак, указывающий на благородного владельца говорящей собственности.

– Сейчас– Затрещала ткань, и Хорст ощутил, как держащие его руки на мгновение дрогнули. – Ничего!

– Как ничего?… А ну поставьте его на ноги!

Последовал рывок, и Хорст выпрямился во весь рост.

Прямо на него смотрел невысокий, но очень широкоплечий воин. В черных волосах виднелась седина, а на смуглом лице, словно отдыхающие черви, разлеглись шрамы.

– Ты кто такой? Откуда? – спросил черноволосый подозрительно. – Куда путь держишь?

– Бродячий мастеровой, из Линорана, – ответил Хорст, стараясь не морщиться от боли в ушибленном боку; большого труда стоило не всхлипнуть, – в Вестарон иду, во имя Владыки-Порядка…

– Северянин? – удивился черноволосый, явно предводитель.

Хорст затравленно озирался. Воины Серой сотни глядели на него с любопытством, но жалости на их лицах не было. В охотники за людьми нанимались худшие из наемников, которым не нашлось места в дружине благородного редара или в купеческом обозе. Славились «серые» в первую очередь жадностью.

– Надо же, – сказал черноволосый после паузы, – что-то в дороге ты пообтрепался, парень. Больше на нищего похож, чем на мастерового!

Вокруг загоготали. Хорст мрачно подумал о том, что за полтора месяца непрерывных странствий пообтреплется кто угодно.

– Ладно, – решил предводитель, – обыщите его, возьмите все ценное, и уходим.

– Может, прирежем? – предложил кто-то.

– Зачем? – главный скривился. – Денег за это ты не получишь! Чего зря клинок марать?

– Нет! – Хорст дернулся, когда начали потрошить его мешок. – Это мое!

– Было, – пояснил один из «серых», умильно улыбнувшись, – должны же мы возместить то, что за тебя никто не заплатит?

– Ну что там? – нетерпеливо спросил предводитель.

– Пять гридей северной монетой и пять фарий, – буркнул тот, что обыскивал мешок, – больше ничего…

Сапожные инструменты, с помощью которых Хорст добыл эти самые деньги, небрежно швырнули на траву.

– Поехали! – Его сильно толкнули, так что он снова упал, ударился затылком. Послышался удаляющийся топот, а когда Хорст открыл глаза, то вокруг никого не было.

Бок болел, но ребра вроде остались целы, а синяк – дело обычное, за время обучения Хорста били столько, что он привык. Хуже было другое – «серые» забрали деньги. А без них, одной милостью Владыки-Порядка, долго не протянешь.

С кряхтением Хорст поднялся, собрал разбросанные вещи. Взгромоздил мешок на спину и зашагал дальше. Под сапогами хлюпали оставшиеся после вчерашнего дождя лужи, а по сторонам от дороги дружно пели птицы.

Им «серые» ничем не досадили.

Стены и башни Вестарона показались вскоре после полудня. Неправдоподобно огромные, сложенные из темного камня, они выглядели несокрушимыми, и, только подойдя ближе, Хорст заметил глубокие трещины, осыпавшиеся, небрежно заделанные проломы, сколы на зубцах – следы времени и давних осад.

У ворот, похожих на ущелье между двумя могучими утесами – башнями, расположились стражники. Рядом с древними стенами они выглядели суетливыми тараканами в старых кольчугах, на лицах под ржавыми шлемами читалась алчность.

– Так? Ты кто такой? – поинтересовался один из «тараканов», уставившись на Хорста с нехорошим прищуром.

– Мастеровой из Линорана.

– Ага! – обрадовался стражник. – Работать у нас будешь? Плати пошлину!

– А у меня нет ничего! – Хорст выразительно развел ладони.

– Что же ты, братец, в дорогу с пустыми руками пускаешься? – подоспел второй стражник, жирный, как супоросая свинья.

– Я с «серыми» повстречался, – объяснил Хорст, – сегодня с утра…

– О! – стражники погрустнели. – Выворачивай мешок, посмотрим, чего у тебя там…

Инструменты не заинтересовали доблестных воителей, так же как и старое одеяло и мешок с заплесневелыми сухарями.

– Ладно, ступай, – махнул рукой толстый стражник, – что с тебя взять! Видно, что не попрошайка, и ладно…

Не веря собственному счастью, Хорст завязал мешок и прошмыгнул в ворота. Он попал, попал в Вестарон! Если уж ему удавалось находить работу в глухих селениях Северного княжества, в затерянных среди лесов замках благородных, то здесь-то он не останется без куска хлеба!

Но пока в брюхе было пусто и кишки недовольно ворчали.

На улицах, где с трудом могли разъехаться две телеги, а по сточным канавам текла вонючая мутная жижа, толпился народ. Вышагивали купцы в плащах из бобрового меха, торопились разносчики, шныряли тощие обтрепанные типы с глазами, как у голодных крыс.

Хорст проследовал мимо таверны, откуда разносился запах жареного мяса, миновал улицу, занятую красильщиками. Тут царила омерзительная вонь, от которой чесалось в носу и слезились глаза.

Улица вывела на громадную, вымощенную камнем площадь. Одну ее сторону занимали стена и башни княжеского замка. А с другой, возвышаясь над соседними домами, как дуб над осинами, поднималось громадное кубическое здание.

Вестаронский Храм Порядка, построенный еще в те времена, когда город был столицей не просто княжества, а громадной Священной Империи. Самое большое святилище в северной части мира.

Хорст невольно осенил себя знаком Куба.

Изнутри доносились мягкий звон колокольчиков, сильные голоса служителей. Возникло желание зайти, послушать молебен, но Хорст отогнал его. Тому, кто входит в храм, положено жертвовать, а у него не осталось ни единой монетки. Да и Порядок не рухнет, если один молодой сапожник пропустит службу и потратит время на то, чтобы найти работу.

На мгновение Хорсту почудилось, что кто-то смотрит ему в спину. Он оглянулся, но никого не заметил. Горожане торопились по своим делам, и даже слонявшиеся неподалеку стражники пялились в другую сторону.