Особый отдел и пепел ковчега

– Как английский лорд на бормотуху. Чихает и харкает. Особенно если за пределами города заправляться.

Здесь Цимбаларь счёл необходимым вмешаться:

– Прошу прощения за бестактность, но вам, наверное, нелишне будет узнать, что в мирской жизни я являюсь совладельцем нескольких станций техобслуживания и автосервиса, – вежливо произнес он. – Если кто-то из собратьев нуждается в услугах такого сорта – всегда пожалуйста.

– Ты это серьёзно? – сразу заинтересовался рыцарь Запада, недавно сильно прогадавший с покупкой подержанного импортного скакуна.

– Абсолютно серьёзно. Как только обстоятельства позволят, я обязательно продемонстрирую документы, подтверждающие правоту моих слов. Но сейчас, увы! – Цимбаларь, как бы извиняясь, похлопал себя по голым ляжкам.

– А на скидку у вас можно рассчитывать?

– Полагаю, что вы можете рассчитывать даже на бесплатное обслуживание. В разумных пределах, естественно… Какие счёты могут быть между своими?

– Замётано! – рыцарь Запада заметно повеселел. – Я, между прочим, в Храме Огня и Силы пацан не последний. Авторитет имею. Это здесь любой подтвердит. Можешь теперь на меня полагаться.

Развивая достигнутый успех, Цимбаларь как бы между делом поинтересовался:

– Хотелось бы знать, какова программа нынешнего сборища?

– Не сборища, а священной ассамблеи Храма Огня и Силы, – поправил его рыцарь Востока. – Проще говоря, весеннего шабаша… Что касается программы, то она самая обыкновенная. Сначала общие вопросы. Сюда входит посвящение неофитов и чёрная месса с жертвоприношениями. Потом банкет с танцами. И в заключение, как всегда, свальный грех. Вопросы имеются?

– Банкет, надеюсь, с подачей горячительных напитков? – Цимбаларь зябко передёрнул плечами.

– А как же! Кровь жертвенного козла, молоко летучих мышей, моча девственницы, околоплодные воды роженицы, разрешившейся мёртвым младенцем… – Видя кислую мину, исказившую лицо неофита, рыцарь Востока смягчился: – Не переживай, будет и водочка с икоркой, и вино с ананасами. Единственное, что запрещено на шабаше, так это соль, хлеб и масло.

– Почему? – Цимбаларя, даже и не собиравшегося дожидаться банкета, сия проблема занимала меньше всего, но уж если разговор завязался, его надо было как-то поддерживать.

– Соль символизирует здравый смысл, масло – милосердие, а хлеб – веру в святую Троицу, – пояснил рыцарь Востока. – Сам понимаешь, что для всего этого здесь просто нет места.

Цимбаларь приличия ради кивнул и от нечего делать попытался припомнить, когда же ему самому в последний раз приходилось сталкиваться с отчётливыми проявлениями здравого смысла, милосердия и веры в Троицу. Выходило, что очень давно, ещё при жизни бабушки. Неужели весь мир с тех пор превратился в огромный и бесконечный шабаш?

Его лицо, грудь и всё остальное, что составляет, так сказать, фасад человеческого тела, согревалось от тепла, излучаемого костром, зато спина и гузно словно оледенели. Нечто подобное, наверное, ощущала и дама в красных ботфортах, время от времени начинавшая отбивать чечётку. При этом её задница, в сумраке леса похожая на круглое лицо с вертикальным ртом, словно бы подмигивала всем маленькими, близко посаженными глазами, роль которых выполняли присущие только женщинам нежные впадинки на пояснице.

– Пора бы уже и начинать, – ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс Цимбаларь.

– Ассамблея Храма Огня и Силы начнётся ровно за час до полуночи, – сообщил рыцарь Запада. – Тютелька в тютельку. С этим у нас строго… А кузовными работами ваша фирма не занимается?

– Как правило, нет. Наши клиенты предпочитают менять повреждённые детали кузова целиком. А что у вас за беда?

– Надо бы заднее крыло отрихтовать, – рыцарь Запада деликатно кашлянул в кулак. – Да и капот слегка помят.

– Пригоняйте. Что-нибудь придумаем, – проронил Цимбаларь, имевший к автосервису такое же отношение, как всё это разношёрстное сборище – к истинной магии.

В следующий момент где-то неподалеку запели трубы, изготовленные из витых бараньих рогов (именно от звука этих труб – шофаров – в своё время рухнули стены неприступного Иерихона), и костёр, в который опять плеснули водки, полыхнул с новой силой.

– Началось, – рыцарь Востока вытянулся по стойке «смирно». – Преклони колени.

– Сейчас, сейчас… – Цимбаларь слегка замешкался, ожидая, когда тот же самый приказ исполнит дама в красных ботфортах (коленопреклонённые женщины, особенно голые, были его слабостью).

Сумрак, как на беду, скрадывал наиболее соблазнительные подробности, к тому же жар костра разбудил слепней, обитавших поблизости, и несколько из них атаковало аппетитный зад будущей жрицы Храма, по-видимому, спутав его с коровьим крупом. Взвизгнув, дама принялась энергично охлопывать свои ягодицы, тем самым сразу разрушив всё таинственное очарование колдовской ночи.

– Нет, это не ведьма. Это мымра, – разочарованно пробормотал Цимбаларь и, ощутив болезненный укус в область паха, немедленно добавил: – Зато мухи здесь – сущие дьяволы!

* * *

Между тем пара служек, одетых как обычные официанты, вынесли из темноты длинный стол, на котором размещались самые разнообразные ритуальные принадлежности – меч, арапник, человеческий череп, толстая свеча из чёрного воска, антикварный бронзовый кубок, старинная книга в деревянном переплёте, магический шар, как бы вобравший в себя весь свет костра, чётки, сделанные из мелких звериных костей, кандалы.

Двое других официантов, явно нанятых для обслуживания шабаша в ближайшем загородном кабаке, кольцом уложили вокруг костра верёвку, которая должна была заменить собой магический лимб, символизирующий вечность и, одновременно, защищающий адептов Храма от влияния враждебных сил (само собой, что ни мел, ни уголь для столь важного дела сегодня не годились).

Вновь затрубили рога, но на сей раз им вторил барабан. На свет выступили люди, до этого скрывавшиеся под сенью леса. Многие торопливо докуривали и тушили сигареты, что Цимбаларю показалось весьма странным – ведь, согласно общему мнению, табакокурение само по себе являлось знаком причастности к тёмным силам.

Все адепты Храма были облачены в балахоны с капюшонами, до поры до времени скрывавшими их лица (зато высокие вытачки по бокам балахонов не скрывали ничего – ни крутых женских ляжек, ни обвисших фаллосов).

Варварская музыка резко оборвалась, и в магический лимб вступил тощий человек, обряженный в просторный серый саван и жуткую маску, имевшую все атрибуты, обычно приписываемые Князю Тьмы – козлиные рога, собачьи клыки, свиное рыло. От рогов исходило синеватое фосфорическое сияние.

– Это Верховный Маг, – наклонившись к уху Цимбаларя, шепнул рыцарь Запада. – Его слово здесь – закон. Особенно, когда он находится внутри лимба.

– А правда, что неофиты должны целовать его в задницу?

– Только женщины. Мужчины будут целовать Верховную Жрицу. И в задницу, и в другие места.

– И где же она? – заинтригованный Цимбаларь оглянулся по сторонам.

– Позже появится.

– Она хоть ничего собой?

– Даже очень, – рыцарь Запада сладострастно причмокнул.

– Слава богу… тьфу-тьфу! – поспешно поправился Цимбаларь. – Слава Храму Огня и Силы.

– Рано радуешься, – буркнул рыцарь Востока. – Она знаешь, как арапником хлещет! Без всякой пощады. Хуже, чем пьяный мент дубинкой.

– Имеет полное право, – возразил рыцарь Запада. – Это она так всю дурь из неофитов выбивает. Святая женщина… Потом, когда свальный грех начнётся, ты сам во всём убедишься, – последние слова относились уже к Цимбаларю, по привычке ухо державшему востро.

В это время Верховный Маг отпил из кубка, сплюнул в костёр и зычным голосом, никак не соответствовавшим его тщедушной фигуре, провещал:

– Приветствую всех приверженцев Храма Огня и Силы, собравшихся здесь по велению собственной души и по зову полной луны, властительницы пороков и наслаждений. Приветствую магов, жрецов, магистров, рыцарей, адептусов, зелаторов и мистов. Приветствую также неофитов, впервые участвующих в нашей ассамблее. Сегодня ночью вы сможете впервые приобщиться к тёмной Силе, некогда породившей всё живое на земле. Сначала вы станете частицей первозданного мрака, а потом превратитесь в могучее и чистое Пламя. Вы совершите то, на что никогда бы не решились в иных обстоятельствах. Запомните, здесь царит лишь один закон – закон любви и насилия. Всего на несколько часов вы вернётесь в те благословенные времена, когда у людей не было иных богов, кроме своего собственного желания. Перед вами откроется дверь в манящий мир вседозволенности, где каждый, в зависимости от подсознательных устремлений, перевоплотится в господина или раба, жертву или хищника, скота или ангела, мученика или мучителя. Мужчины и женщины поменяются ролями, а самые раскованные и страстные обернутся демонами чувственной любви – инкубами и суккубами. Ничего не бойтесь! С нами сила, давно отринувшая всех ложных богов, которым заблудшие души продолжают поклоняться в церквях, храмах, мечетях, молельных домах, пагодах и синагогах. С нами тот, чьё истинное имя никогда не произносится вслух и кто издревле является олицетворением Огня, Власти, Любви и Жизни.