Песни лета

Он заставил нас построить то, что называет городом: скопление домов, стоящих рядом. По его словам, город позволяет обороняться от врагов. Правда, у нас нет врагов. Мне кажется, Дуган понимает нас еще меньше, чем мы его. А меня ждут дома к осенней охоте — время Хора прошло и лето подходит к концу… Я так надеялся привести Кориланну домой, но мне некого винить, кроме себя, и не на кого обижаться.

Не знаю, почему Дуган держится со мной так холодно, хотя именно я привел его сюда. Возможно, он думает, что я захочу отобрать у него Кориланну. Кажется, он боится меня и злится на меня.

Если бы я мог это понять!

7. Кеннон

Дуган явно заходит слишком далеко. Всю прошедшую неделю я пытался вызывать его на разговор, чтобы понять цели и мотивы его поступков. Спрашивать полагалось бы Дандрину, но Дандрин как будто снял с себя ответственность за происходящее: сидит в сторонке и молча смотрит. Дуган не заставляет стари ка работать.

Нет, я решительно не понимаю Дугана. Вчера он сказал мне: «Мы будем править миром!» Что он имел в виду? Править? Действительно ли он собирается определять для каждого человека на Земле, что можно и чего нельзя? Если в его время все люди были такие же, стоит ли удивляться, что их цивилизация погибла? А если два человека потребуют от третьего разных вещей, как быть тогда? Если двое будут приказывать друг другу? Я представляю себе, что мир населен плотными толпами людей и все они командуют друг другом. Не безумие ли это?

Так хочется вернуться к отцу, отправиться на осеннюю охоту. Я надеялся привести ему дочь, но не судьба, наверное.

Дуган предложил мне взять Джаринну. По словам Джаринны, она была с Дуганом и Кориланна об этом знает. Дандрин говорит, что мне следует отказаться от Джаринны, чтобы не злить

Дугана. Но если Дугану неприятно, зачем он предлагает? Кстати — как я сразу не подумал! — по какому праву он предлагает мне другого человека?

Джаринна, конечно, хороша. Можно ли ради нее забыть Кориланну? Наверное.

Потом Дуган объявил о походе на север. Мы возьмем в руки оружие и покорим тамошних дикарей. У дикарей есть машины, которые нужны для нашего города, сказал Дуган. Я объяснил ему, что мне давно пора домой, помогать отцу на охоте. Откладывать возвращение уже невозможно. Другие говорят то же самое: Хор этим летом продлился слишком долго.

Сегодня я попытался уйти. Собрал друзей и сказал, что хочу домой, предложил Джаринне идти со мной. Она напомнила мне, что была с Дуганом, и согласилась. Когда я заметил, что об этом можно не говорить, Джаринна сказала, что понимает это (кто бы не понял?) и не стала бы напоминать — если бы речь шла о ком угодно другом, кроме Дугана. Я попрощался с Кориланной, уже заметно округлившейся. Она всплакнула.

Опасаясь потерять решимость, я не стал говорить с Дандрином. Открыл ворота, недавно поставленные Дуганом, и вышел.

— Куда это ты собрался? — спросил скверным голосом неизвестно откуда появившийся Дуган. — Бросаешь общее дело?

— Пришло время помогать отцу на охоте. Я ведь говорил. Не могу больше задерживаться ни на минуту.

Я обошел Дугана, Джаринна последовала за мной. Но Дуган быстро преградил мне путь.

— Все остаются здесь, никто не уходит! — прорычал он, сжимая кулаки. — Если каждый будет уходить, когда хочет, как мы построим город?

— Я должен идти. Ты и так задержал меня сверх всякой меры.

И я пошел, но далеко уйти не смог: ударом в лицо Дуган сбил меня с ног.

Остальные молча смотрели, как я размазываю по лицу кровь из разбитого носа, потом поднимаюсь на ноги. Я выше ростом и гораздо сильнее Дугана, но мне до сих пор не приходило в голову, что один человек может ударить другого. Новый обычай появился в нашем мире.

За себя я не особо огорчался: боль проходит быстро. Но Джубилайну не следовало видеть, как меня бьют. Те, кто ведет Хор, не похожи на остальных, у нас принято их беречь. Боюсь, Джубилайн не выдержал такого зрелища.

Справившись со мной, Дуган ушел, не оглядываясь, а я вернулся в город. Охота подождет; мне пора поговорить с Дандри-ном. Пора принимать меры.

8. Джубилайн

Отлета к осени, от осени до каждого, пой зиму, пой тишину, пой ребенка упавшего. Моя голова голова болит. Моя моя голова болит. Кеннон весь в крови.

Кеннон в крови, Дуган зол, от лета к осени.

Джубилайн в печали. Болит голова. Дуган ударил Кеннона в лицо. Рукой, рукой, рукой, сжатой в кулак, Дуган ударил Кеннона. За воротами. Помысли о воротах. Помысли.

Они лишили голоса песню. Как я могу петь, когда Дуган бьет Кеннона? Болит голова. Пой отлета к осени, пой каждого. Хорошо, что лето кончается, ибо конец песне. Как я могу петь? Кеннон в крови.

У Джубилайна болит голова. Раньше голова не болела, не болела. Будут ли новые Дуганы?

И новые Кенноны. Джубилайнов не будет. Песен не будет. Песни лета немые и скользкие. Болит голова. Болит болит болит. Не могу больше петь. Нетнетнетнетнет.

9. Дандрин

Это настоящая трагедия, а я старый дурак.

Я сидел в тенечке, как старая высохшая мумия, и не мешал Дугану уничтожать нас. Сегодня он ударил человека. Кеннона. К нему Дуган был несправедлив с самого начала. Бедняга Кеннон. Дуган принес нам раздор вместе с городом и воротами.

Но это еще не самое скверное. Джубилайн все видел, и мы потеряли нашего певца. Джубилайн не смог пережить случившееся.

Певец не таков, как остальные: его разум — инструмент нежный и хрупкий. Насилие для него непостижимо. Наш певец сошел с ума, и Хора больше не будет.

Мы обязаны уничтожить Дугана. Скверно, что нам приходится опуститься до его уровня и думать об уничтожении, но деваться некуда. Дуган собирается осчастливить нас войной, а такой подарок нам не нужен. Свирепый народ севера — серьезный противник для тех, кто не воевал уже тысячу лет. Почему нас нельзя предоставить самим себе? Вчера мы были мирными и счастливыми людьми, а сегодня вынуждены говорить о гибели.

Я даже знаю, как надо. Если мой мозг не высох под солнцем за эти годы, я смогу указать путь. Мы избавимся от Дугана, оставаясь людьми.

Старый дурак. Но, надеюсь, не совсем бесполезный. Если мне удастся соединиться с Кенноном…

10. Честер Дуган

Сопротивление подавлено. Теперь я, Честер Дуган, пожизненный властелин мира. Не такой уж огромный мир, но какого черта? Он мой!

Удивительно, как легко прекратилось недовольство. Даже Кеннон поддался, и теперь он моя правая рука — после того, как я его проучил. Очень жаль, что пришлось ломать такой благородный нос, но дезертирство следует решительно пресекать.

Завтра Кеннон возглавит экспедицию на север. Джаринна остается здесь. Так будет лучше: Кориланна занята младенцем, а мне не повредит немножко разнообразия. Младенец, кстати, просто прелесть, вылитый папа. Не перестаю удивляться, как удачно все выходит.

Я даже надеюсь провести электричество, но не знаю… Речка тут воробью по колено; придется, наверное, устроить запруду. Да, наверняка, иначе никак… Об этом и поговорю с Кенноном, пока он не ушел.

Строить цивилизацию с нуля — полезное занятие. Я похудел! На брюхе больше нет ничего лишнего. Наверное, отсутствие пива играет роль, но это не навсегда. Я приму меры, и довольно скоро. Только посмотрю, что Кеннон привезет с севера. Надеюсь, он не испортит машины, срывая их с фундаментов. Гидравлический пресс или генератор — вот это было бы здорово! Так и будет, если моя удача не пропадет.

С религией, похоже, придется пока подождать. С Дандрином я поговорил, но перспектива стать жрецом его не соблазняет. Думаю, это бремя я смогу взять на себя, когда дела пойдут на лад. Еще неплохо бы наладить отопление к зиме… По моим прикидкам, здесь Нью-Джерси или Пенсильвания. Зимой будет холодно, если климат не изменился.