Пилот мечты

— Э-э-э… здравствуйте. Я тут… спасать вас прилетел. Вы не ранены?

— Нет… Побилась сильно, — ответила она закономерно слабым голосом. — Если можно… спасайте меня быстрее… кислород кончается… И да хранит вас Ахура-Мазда!

— Идти можете?

— Попробую.

Пробовала она не очень. Питания в скафандре хватало только на обогрев, так что электромышцы не работали. До «Фульминатора» я ее почти нес — что, к счастью, несложно при 0,5g и исправной механике могучего «Гранита».

— Располагайтесь, — сказал я в кабине и чуть не добавил «будьте как дома».

Она открыла забрало и принялась дышать. Долго и с наслаждением. Не могу осуждать за такое поведение, ведь умирать от удушья — не самое приятное занятие.

Она попросила доставить ее на тяжелый авианосец «Римуш», что я и сделал.

Лететь пришлось почти час.

Я страшно нервничал — в соседней кабине находился Яхнин, который то выходил на связь, то терял сознание. От нервов я сделался чрезвычайно говорлив и развлекал барышню почти непрерывно.

Звали ее Рошни Тервани. Было ей двадцать три года, служила на истребителях, только что выпустившись из их клонской академии. Она участвовала в сегодняшнем бою, ее подбил гребешок, но она ухитрилась дотянуть до крепости, где включила аварийный вызов и где ее подобрал ваш покорный слуга.

Она бодрилась, но я отлично понимал, что девчонка контужена во время аварийной посадки и пережила серьезнейший стресс, который не всякому здоровому мужику по силам.

На «Римуше» я сдал Рошни врачам. Причем не просто сдал, а лично донес до медотсека на правах спасителя. Попутно получилось прогуляться по чужому кораблю и разжиться новостями.

Клоны так и не смогли взорвать «Монблан». Джипсы атаковали некоторое время после уничтожения «Эльбруса», но потом все оставшиеся гребешки сели на астероиды и весь рой исчез в Х-матрице. То есть налицо полная победа, хвала Ахура-Мазде!

В медотсеке лейтенанта Тервани освободили от скафандра, и я сказал себе: «Молодец, Румянцев, спас такую красавицу! Было бы обидно бросить ее помирать».

Девушка была хороша, невзирая на кровь, пот и засаленный комбинезон. Она очень сердечно меня благодарила, в типично клонской манере. Тысяча и один раз да благословит вас Ахура-Мазда, вы настоящий пехлеван, я ваша должница на всю жизнь, я и мои родственники станем молиться за вас и так далее.

Причем ее глаза — удивительные, кстати, глазищи — были наполнены таким искренним обожанием, что я невольно зарделся и мгновенно поверил во все, что она мне наговорила.

Однако обстановка к соплям в сахаре не располагала. Я попрощался, пожелал скорейшего выздоровления и поспешил на палубу. Там меня снова отловили, на этот раз не кто-нибудь, а сам кап-раз Бехзад Кавос — командир корабля, и один из комэсков тамошней палубной авиадивизии Бахман Салехи. (Да-да, у клонов основное соединение палубной авиации называется «дивизией», а не «крылом», как у нас).

Они сказали, что мне нужно торопиться, так как с «Трех Святителей» о моей судьбе справлялись уже раз сто. Чтобы я точно не опоздал, они в две глотки пели осанну моему героизму еще минут десять, после чего я наконец улетел.

На родном авианосце нас встречали.

Яхнина встречали врачи.

А меня встречал наряд охраны, отобравший табельное оружие, нацепивший на мои запястья стальные браслеты и законопативший меня прямиком в карцер.

Таким вот инцидентом закончился для меня Наотарский инцидент, простите за неудачный каламбур.

Глава 6 ПРЕСТУПНАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ

Май 2621 г.

Военная тюрьма, остров Котлин

Солнечная система, планета Земля

Рапира — Кресту: Первый этап операции «Черная Ночь» завершен. Ведем агента Куницу.

Крест — Рапире: Ведение прекратить. Перевести агента Куницу в автономный режим. Осуществлять лишь информационный контроль.

* * *

Да, друзья мои. Пока весь экспедиционный флот «Наотар» возвращался домой, я сидел в карцере на «Трех Святителях».

Меня навестил Валентин Макарович Тоцкий — руководитель полетов «Трех Святителей» — и стальным голосом сообщил, что я преступник, дезертир и дурак.

— Румянцев, тебе предъявлено официальное обвинение: ты нарушил приказ, подверг риску жизнь комэска. Пока тебя ждали, авианосцу пришлось отражать налет гребешков. К счастью, обошлось без жертв, но потери в матчасти серьезные, и все по твоей милости. О том, что ты совершил посадку на борту корабля недружественного государства, я вообще молчу.

— Недружественного?! — изумился я. — Мы же Конкордии помогаем, она наш союзник!

— Мы ей помогаем, это верно. А вот то, что Конкордия наш союзник — нигде не написано. Она ведь не входит в Объединенные Нации, забыл?

— Но как же так! — искренне возмущался я. — Я человека спасал! Собрата по Великорасе! Ну пусть даже сестру… Руководствуясь прямым распоряжением товарища Яхнина!

— А головой подумать?! Яхнин ранен, контужен, ничего не соображает! А ты? Тебе и так трибунал светит! А если бы комэск в кабине окочурился? Вообрази! Союзника спас, а своего командира на смерть обрек!

Тоцкий при всем диалоге не поднимал глаз от палубы и выглядел смущенно. Он, конечно, виду не подавал, то есть старался не подавать, но что-то его грызло с такой силой, что этот бывалый офицер разве только не краснел.

— Короче так, Румянцев. Повторяю: обвинение официальное, рапорт ушел, тебя ждет следствие. Пока будешь содержаться под стражей.

Сказал и ушел.

Следующие три дня я видел только миску с едой раз в день и ни одного человеческого лица.

Зато выспался. И то хорошо.

* * *

На Земле меня определили в Котлинскую военную тюрьму.

Разбирательство было недолгим.

Еще четыре дня, и ваш неумелый рассказчик предстал перед судом военного трибунала. Вдумайтесь: военного трибунала!

Тройка судей, секретарь, два конвоира и я. Вот и весь суд.

Процедура была короткой, как лето на Новой Земле, и заняла хорошо если полчаса. Судьи явно скучали и торопились сплавить меня куда подальше, чтобы заняться, наконец, серьезными делами.

Тем не менее лица все трое сделали строгие, чтобы я прочувствовал.

А я? Я ничего не прочувствовал. По крайней мере тогда. Я пребывал в состоянии грогги, словно боксер, ищущий пятый угол после хорошего крюка в челюсть. Не мог я, физически не мог поверить в реальность происходящего!

Мир вокруг казался куском какого-то идиотического синема, да еще и плохо снятого к тому же. Все в тумане, сценарий написан дебилом, диалоги надуманные, персонажи картонные.

Тем не менее приходилось признать, что эти дурацкие марионетки решают судьбу живого человека, мою судьбу! Вовсе не картонную.

— Кадет Румянцев, встать.

Я встал.

— Итак. По факту совершенных вами должностных преступлений, вам было предъявлено официальное обвинение. Проведено тщательное расследование и вынесен приговор. Прежде чем я его зачту, мы должны убедиться, что вы понимаете суть предъявленных обвинений. Вам их напомнить?

— Не нужно.

— Хорошо. Далее. Вы признаете себя виновным по пунктам обвинения?

— Нет. Если вы о посадке на авианосец «Римуш»…

— Достаточно. Вы не признаете.

— А это что-то изменит?

— В вашем случае — нет.

— Тогда какой смысл? Я ни в чем не виновен, более того, я хочу высказаться и опротестовать…

— Отставить! Заключительная речь вам не положена, мы не в гражданском суде. Кроме того, всё, что вы нам можете сообщить, вы уже сообщили. Об опротестовании пунктов приговора в вашем случае не может быть и речи. Итак, вы готовы выслушать приговор, или вам требуется время?

— Нет. Не требуется мне никакого времени. Можете излагать.

— Спасибо. Г-хм… Румянцев Андрей Константинович! Вы признаны виновным по всем пунктам предъявленного обвинения. Вы приговариваетесь к трем годам тюремного заключения…