Пилот мечты

Этот процесс занял полторы недели. Отовсюду мне пришли отказы. Просто отовсюду. Хотя под конец я просился в такие места, что работа на магистральной говновозке покажется элитной.

И только в одном месте меня захотели. Это был южноамериканский концерн «DiR» — «Дитерхази и Родригес».

«Уважаемый сеньор Румянцев!

Мы ознакомились с Вашим резюме и выражаем желание предложить вам место пилота-универсала в территориальном подразделении нашего концерна „Тьерра Фуэга“. Наша орбитальная станция находится в Тремезианском поясе, система звезды Лукреции, планета Цандер. Просим явиться для прохождения собеседования в офис „Тьерра Фуэга“ 10 числа июля месяца сего года, в 15–00 по стандартному времени.

С уважением и надеждой на плодотворное сотрудничество,

Антонио Роблес».

Дата, подпись.

Тремезианский пояс — это жопа! Цандер — даже не территория Объединенных Наций!

Но я согласился. Потому что деваться было некуда.

Часть вторая

Глава 1 «ТЬЕРРА ФУЭГА»

Июль, 2621

База «Тьерра Фуэга»

Тремезианский пояс, система Лукреции, орбита планеты Цандер

Пилот мечты - i_010.jpg

«Золотой Рог — плотное астероидное скопление, расположенное в пятой точке Лагранжа Системы тел Люпайшань — Шао (звездная система Шао). В скопление входят свыше 700 объектов размером более 5 км. В 2609 году было обнаружено, что многие астероиды скопления содержат хризолин в виде протяженных жил, удобных для разработки прямо с поверхности. Именно это открытие положило начало знаменитой „Тремезианской хризолиновой лихорадке“».

Тремезианский пояс: от Крокуса до Зосмы (популярный астрографический справочник. Издание 29-е, дополненное. Москва, «Учебная литература», 2620 г.)

Обида. Нечеловеческой силы обида кусала меня за ласты, пила мою кровь и отравляла лимфу. Если так будет продолжаться, недалеко до разлития желчи. Или другой паскудной болячки.

Что за жизнь такая?!

Хороша благодарность в родном и некогда горячо любимом военфлоте! Я, Андрей Константинович Румянцев, выполнил долг. Союзнический долг, понимаете ли, товарищи! Спас жизнь человека, а меня за это под зад коленом. Из Академии, из флота, из жизни. С волчьим билетом. Катись, кадет, колбасой. Делай что хочешь. Но не в армии.

Не в армии, которой я посвятил всю свою недолгую жизнь.

Вот как оно случается.

— Не в армии, не в армии, — повторял я на разные лады по десять тысяч раз на дню.

Единственным утешением служили благодарные глаза пилота-истребителя Великой Конкордии Рошни Тервани.

Слабовато утешение?

Факт. Слабовато. Но именно этот маленький факт не дал мне тогда свихнуться. Именно так: не дал свихнуться, и это не фигура речи. Ибо депрессия меня утюжила настолько жестокая, что и сравнить не с чем. То есть тогда было не с чем — я был юн, глуп, романтичен и не видел изнанки жизни.

Тот первый раз, когда изнанка явила себя во всей красе, чуть не сорвал мне крышу. Точнее, сорвал чуть-чуть.

— Я ни о чем не жалею. Я показал себе и вообще всем, что я не тупой болван, не робот, не автомат! Я — человек! Я сделал свой выбор. И пусть катятся к черту все, кто думал, что русского пилота можно заставить поступиться совестью! — так говорил я себе и казался жутко крутым одиноким волком, которого отвергли эпоха и общество.

Словом, все суки. Падлы. Неприятные скунсы.

Кроме Яхнина, естественно. Яхнин — мужик. Человечище.

Уверен, он поступил бы так же, если бы не исходил горячечным потом в соседней кабине «Фульминатора», знатно рассверленный осколками.

Итак, ВКС сделали мне ручкой навсегда. Россия тоже попрощалась надолго. Как уже было сказано, никакая приличная карьера в родных степях мне больше не светила. Еще бы! Хороша запись в личном деле: «Злостное нарушение приказа непосредственного командования в боевой обстановке, связанное с риском срыва задания, риском для жизни офицера ВКС и повлекшее за собой неоправданные потери в материальной части».

Вот такой монстр военно-канцелярской мысли украшает мой файл отныне и, похоже, навсегда. Уж какая теперь карьера?

Что мы, то есть я, имеем в сухом остатке?

Шестьсот двадцать терро, оставшиеся после покупки билета на рейс «Земля-Цандер».

Комплект формы номер два и номер три со споротыми знаками отличия.

Отличные ботинки германского производства с филлериновой мембраной — легкие, прочные, жарохладостойкие.

О! Пачка презервативов в нагрудном кармане комбинезона — предмет первостепенной важности! (Это я горько иронизирую, если что).

И хитрый наручный переводчик «Сигурд» с сюрпризом, который стоил больше чем ваш покорный слуга со всеми его нехитрыми потрохами. Собственно, тот самый шпионский агрегат, который мне всучили товарищи из ГАБ: малоприятный товарищ Иванов и прекрасная товарищ Александра. Всучили да забыли конфисковать, так что — еще одна головная боль.

ГАБ осчастливило подарком, значит ГАБ точно поинтересуется его судьбой. И на Цандере, и на Земле, и у черта в заднице. Непростая это контора.

Так что же дальше?

Прямо на борту магистрального лайнера «Озимандия», будучи в сильнейшем расстройстве, я записал в книжечке:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, послушный им народ.
Может, в концерне «Дитерхази»
Укроюсь от пустых речей
От всякой канцелярской мрази,
Штабных проклятых сволочей.
(М. Ю. Лермонтов, А. К. Румянцев: 1841–2621)

Получилось тонко. Во-первых, почти юбилей. Во-вторых, голубые мундиры — аллюзия на жандармов ГАБ и парадную форму военфлота одновременно. А штабные сволочи, руководившие трибуналом, облачены были именно в парадку, ставшую для меня личным символом траура.

Оно, быть может, и тонко, да больно поспешно.

Если «Россия немытая», то концерн «Дитерхази и Родригес» в глубоком космическом исполнении даже не знаю, как назвать. «Архинемытый»? Муза молчит. Зато здесь неплохо платят, и всегда имеется возможность «закалымить на леваке» (профессиональный пилотский жаргон).

Цандер — такой далекий фронтир освоенных Великорасой космических пространств, что «Озимандия» наша прыгала через Х-матрицу аж три раза. И только третьим Х-переходом достигла своей плановой дельта-зоны на удалении двадцать пять тысяч километров от Цандера.

Далее последовали чудеса логистики. Магистральный лайнер, не теряя ни минуты, пошел на посадку и уже спустя час десять мы сошли по герметичной галерее в транзитный зал космодрома Кастель Рохас (планета Цандер, система звезды Лукреции).

Оттуда мне предстояло… вернуться обратно, на орбиту Цандера! Почему и говорю: «чудеса логистики».

На геостационаре Цандера меня поджидала орбитальная база «Тьерра Фуэга» — финальная точка путешествия. Я сказал, меня? Не только. На космодроме Кастель Рохас в грузопассажирскую «Андромеду» поднялось человек двадцать, с той неизгладимой печатью на лице, завидев которую в бесшабашных субдиректориях Европы обыватель сразу кричит «Versager!» (неудачник) и тычет пальцем.

Может быть, я был предвзят к своим коллегам по несчастью. Может быть, для кого-то оно и вовсе было счастьем. Но только не для меня. Я чувствовал себя именно таким, конченым «ферзагером».

Как бы то ни было, народ в полупустом пассажирском салоне сидел угрюмый, мрачный. Никто не разговаривал, не заводил знакомств и даже музыки в плеер не втыкал. Всех развлечений нам выпало — кот начихал: старт, когда «Андромеда», яростно размахивая крыльями, набирала высоту, зона мощной турбулентности на эшелоне восемь тысяч, законные 6g при наборе первой космической.