Пилот мечты

— В нашей Галактике четыреста миллиардов звезд, еще сто в Магеллановых Облаках, примерно у каждой сотой звезды есть системы, в среднем из пяти планет. Если каждая тысячная несет жизнь, значит, Галактика буквально кишит жизнью! Это тоже любовь, Рошни, столько жизни не бывает без любви!

— О-о-о, да! Теперь ляг на спину, пожалуйста!

— Хорошо. Ох, как хорошо! Любовь в основе всего. Основные морально-этические принципы, не считая некоторых узкокультурных табу, происходят из принципов любви. Ты понимаешь, что это значит, Рошни? О, Рошни, да! Да! Это значит, что «не убий» и «не укради» неизменно справедливы, и на Земле, и в Туманности Андромеды! Осталось разобраться с «не прелюбы сотвори»… Да-а-а!!! Рошни, мы что же, не предохраняемся?

— Об этом на «Хагене» надо было беспокоиться! Теперь уже все равно. Андрей, с тобой просто нереально хорошо! Я столько раз подряд ни с кем не кончала, ух!

— Рошни?

— Что?

— Я уже опять могу.

— Врешь, пяти минут не прошло, такого не бывает… ой, нет, правда!

— Это любовь, Рошни.

— Андрей, я люблю тебя!

Утром мы расстались. Рошни должна была явиться на поверку в 10–00. Заснули мы часов в семь, так что подъем был тяжелый.

Не было разрывающей тоски. Мы оба знали, что встретимся, что бы ни случилось. Мы не говорили об этом, просто я знал, и она знала, и я знал, что она знает.

Эскадра Великой Конкордии уходила, унося фравахары, Атур-Гушнасп и Священный Огонь моей любви.

Опустошения, боли и муки расставания не было, лишь светлая грусть.

Двадцать «Хагенов» прошли в строю фронта над конкордианским ордером. Мы стреляли пиро-ракетами, мы салютовали клонам, пока не опустели боеукладки. От их кораблей в черное небо потянулись ответные огни, нарядные и праздничные.

О да! Мы встретились. Иначе не стоило затевать всю эту историю. Но — если бы я знал, как именно встречу Рошни… Если бы мы все знали, что салютуем в виду флота Конкордии последний раз!

Часть третья

Глава 1 ИСТРЕБИТЕЛЬ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Август 2621 г.

Орбитальная база «Тьерра Фуэга»

Тремезианский пояс, система Лукреции, планета Цандер

Генеральный конструктор — гг. Дитерхази, Родригесу: Испытания прототипов 5-бис и 5-тер считаю абсолютно преждевременными по причине очевидной незавершенности стендовых испытаний энергосистемы изделия.

Ферейра — Генеральному конструктору: Глубокоуважаемый господин Эстерсон! Убедительно прошу вас впредь не обращаться к хозяевам концерна с докладными записками за моей спиной, поскольку это является грубым нарушением производственной и деловой этики.

Все-таки я красиво соврал, говоря, что мне было не очень грустно, когда Рошни улетела. Было. И очень. И не только грустно — слишком много синонимов этого чувства в русском языке, но ни один не описывает его полностью адекватно.

Спасибо работе, для депрессии не было места.

Ладно, вылеты — дело привычное.

Вся база полнилась слухами. Разговорчиками. Пересудами. С исчезновением клонов развлечения кончились, и личный состав горячо кинулся обонять манящий аромат Тайны, что выражалось в безудержной болтовне и пустопорожних обсуждениях. А с другой стороны, что еще обсуждать? Антонио Роблеса? Хризолиновые астероиды?

Предмет пересудов содержался в тех контейнерах, что я заприметил на палубе, когда собирался лететь в компании Тойво Тосанена и темпераментной «Доны Анны». Меня тогда еще ловко отбрил корректный молодой человек в костюме, помните?

Не важно, я помню.

На «Тьерра Фуэга» то и дело возникали какие-то непонятные люди. Некоторые быстро исчезали, некоторые оставались надолго. Никто ничего не знал, даже всеведущий бармен Фурдик, что подливало люксогена в дьюары. И мы болтали, шушукались, терли, звиздели, а ясности не прибавлялось.

В атмосфере набухало Событие. Станция жила ожиданием.

Теперь пару слов о непонятных людях.

В «Террагоне» я наткнулся на одного. Дядька лет сорока пяти — пятидесяти. Внушительный живот. Костюм-тройка в белую полоску, розовая рубашка, галстук, сигара. Властное лицо, хоть и обрюзгшее. Властность, впрочем, слегка портилась из-за солнечных очков и сантиметровой штукатурки, которые силились, но никак не могли скрыть убедительный фонарь под глазом. Опознавательных знаков не наблюдалось. То есть ни бейджа, ни значка, ничего.

Андрей Румянцев тогда был изрядно борзый. Во-первых, истребитель, во-вторых, состоятельный парень, в-третьих, недавно имела место любовь, в-четвертых, какого черта?! Это моя вселенная, и я здесь главный!

Короче говоря, дядька сидел за столиком возле стойки, а я сгорбился непосредственно над стойкой, смаковал кофе гляссе и внимательно рассматривал дядьку. Кто бы это мог быть? Тройки, да еще такие веселенькие, у нас никто не носит…

Дядька это заметил, набычился, а когда осознал, что мне плевать по баллистической, звучно произнес:

— Эй, сынок! — тут уж набычился я. Кто это у нас Румянцева сынком величает? — Сынок, я к тебе обращаюсь! Да-да, ты! И нечего вдумчиво смотреть себе между ног! Там никого нет! Подойди.

Я вразвалочку подошел. Ну, думаю, щас тебе будет фонарь под второй глаз.

— Ты кто? Я тебя раньше не видел, — сказал дядька.

— Симметрично.

— Не понял?

— Я тебя тоже не видел, чё тут понимать! — тон хамский, руки в карманы. — Я Андрей Румянцев, пилот-истребитель.

— Ну а я вице-директор концерна «Дитерхази и Родригес» Марио Ферейра!

У меня с языка чуть не соскочила присказка из старого анекдота про дембеля срочной службы и генерала. Вы понимаете, я едва не ляпнул: «Тоже нехерово!», но вовремя притух.

— Ты нагл и ненормален! — констатировал он. Справедливо, надо отметить. — Но остроумен. И храбр. Таким в истребителях самое место. Давно служишь?

— Месяц.

— Это ценно. Ладно, сынок, иди и трудись, еще не все деньги мира заработаны!

— Вы… того, извините, что ли… Вы без униформы, я не догадался…

— Плевать на условности. Все, все! Хватит кислород жечь. Ступай.

Так я чуть не послал вице-директора. А ведь мог и в глаз дать без разговоров, со всеми вытекающими последствиями. Кто, интересно, меня так умело опередил? Фингал-то у него не сам вырос.

Но что пора, то пора! На вылет, у меня смена…

По дороге в ангар встретился с Лопесом — я с ним начинал еще на «Кассиопеях». Лопес жаждал общения.

— Эй, Румянцев! Здорово! — Я не замедлял шага, но он меня уверенно догонял, не переставая трещать. — Румянцев, скоро чемпионат ОН по роллерболу, я вот думаю, на кого поставить? Ну, чтобы верняк?

— По мне, так лучше всего ставить половину на лидеров, а половину на аутсайдеров. Аутсайдеры, если и проиграют, то лидеры — выиграют. В накладе не останешься!

— А если какая-нибудь команда-лидер продует?

— Меня это меньше всего беспокоит.

— Почему?

— Я на тотализаторе не играю. Совсем.

— Ну ты скучный тип, Румянцев! А хочешь узнать, что мне рассказали про тех типов из ГАБ? Ну, которые сидят на базе?

— Не хочу. Все равно ты ничего не знаешь!

— Ладно, бывай, Румянцев. — Лопес свернул в боковой коридор и на прощание выстрелил в меня из пальца — пых-пых!

Я ушел на смену. Три дня болтался на орбите, патрулировал район перспективных рыбопромыслов, где шалили браконьеры, что не нравилось главным рыбным партнерам «DiR» из «Саканы». Успешно отработал. Мы взяли в коробочку и посадили на Кастель Рохас раздолбанную «Кассиопею», которая оказалась набита какими-то дефицитными мидиями.

Премия и все такое.

По приземлении я наткнулся — точнее, на меня наткнулись — сразу два непонятных человека. Первым был Марио Ферейра, вторым — худощавый тип, который носил комбинезон так элегантно, будто это был фрак. Комбинезон не стандартный, вроде технического, но совсем иного покроя. И мужик явно новенький.