ПИСЬМО В НИКУДА - Электронно-почтовый роман

Потому что она ее выше.

Аплодисментов не надо!

Саня».

Я нажал «Ответить» и написал, дескать, молодец ты, Саня. А что я еще мог написать? Действительно, молодец! Кто бы мог подумать, что талант под боком ходит! Я, если честно, к стихам так себе, не очень отношусь... Но Санины мне и правда понравились. Особенно концовка: «А любовь все равно вне игры, потому что она ее выше». Действительно ведь — любовь оказалась выше непонятной игры... Кстати, неплохо бы узнать, чем там у Люси с Максимом закончилось.

Не успел я подумать об этом, как на экране монитора вновь появилось заветное окошечко с уведомлением о полученном сообщении. Я в предвкушении долгожданных новостей потер руки.

Однако, радость моя оказалась преждевременной. Во всех полях «сообщения» творилось черт-те что! Какие-то иероглифы, закорючечки — белиберда, короче! Ни одной нормальной буквы.

Я решил добраться до текста письма по-другому. Ведь если это письмо от Люси (а я на сей счет даже и не сомневался!), то оно должно лежать в моем почтовом ящике на Mylnitsa.ru. Здесь же, как объяснил мне Саня, я получаю письма с того ящика, потому что он (Саня, а не ящик) поставил мне пересылку... В тонкостях я разбираться пока не стал, но смысл мне понятен.

Так вот, зашел я на Mylnitsa.ru, ввел свой адрес, пароль, а в ответ мне: «Пароль неверен. Повторите». В точности, как тогда, у Сани! Я повторил раз десять (чтобы Саня не говорил насчет «семь раз отмерь»), но результат продолжал оставаться все тем же.

«Значит, все... — подумал я. — Канал таки закрылся». Стало невыносимо печально и грустно, словно я потерял навсегда кого-то из близких друзей. Ну, не то чтобы совсем уж потерял, в известном смысле (тьфу-тьфу-тьфу!), а просто узнал, что я их больше никогда не увижу и не услышу. Да так оно, собственно, и было. Только я Люси с Максимом, в общем-то, и так не видел и не слышал ни разу вживую.

Кстати, у меня мелькнула мыслишка... Ведь я не могу попасть в свой ящик, потому что это на самом-то деле теперь ящик, открытый темМаксимом! То есть, пароль-то придумывал он! А ну-ка...

Я принялся соображать, что мог ввести в качестве пароля Максим. Например, «Марс», или название своего корабля — «Император». Я попробовал оба слова в различных вариантах написания. Тщетно! Тогда я ввел свои (или Максимины, что одно и то же) инициалы. Тоже мимо. И тогда... в тугодумной моей башке что-то щелкнуло и я набрал «Люси». Ящик открылся. Но он был девственно чист.

Выходит, то письмо, состоящее из неопознанных закорючек, было последним приветом от Люси. Наверное, во время пересылки канал между нашими мирами начал как раз деформироваться и запортил этим содержимое. Ах, как жаль! Не передать словами!

И тут как раз в наш кабинет ввалился Саня. Он подошел ко мне, заговорщицки улыбаясь, и спросил:

— Ну как?

— Плохо, — сказал я. — Отвратительно, ужасно!

Саня неожиданно покраснел. Да так, что у него чуть слезы не брызнули из глаз!

Я опешил.

— Саня, что с тобой, дорогой?!

— Из-звини... — запинаясь, забормотал он. — Я, конечно, не поэт, а просто бездарь...

— Тьфу ты! — хлопнул я себя по лбу. — Ты о чем?!

— О.. стихах! — вылупил на меня глаза Саня.

— При чем здесь стихи?!

— Я ж тебе послал...

— Да стихи твои замечательные просто, Саня! — заорал я так, что Валя с Юлей подпрыгнули на стульях. Я спохватился и перешел на шепот: — Стихи классные, Саня! Но я сейчас не о них говорил!

— А о чем? — тоже зашептал Саня, приобретая постепенно нормальную окраску.

— Канал! Он закрылся. Напрочь! Я успел получить только вот что... — я открыл изуродованное непознанными катаклизмами письмо и ткнул в него пальцем.

— У-у! — протянул Саня. — Так-так-так... А ну-ка, сходи покури пока! — Он чуть не за шкирку поднял меня со стула и уселся на него сам. — Иди, иди! — махнул мне Саня. — Я тут поколдую пока маленько!

Я стоял, курил и думал: «Вот и все! Закончился электронно-почтовый роман!» Хотя... Настоящий роман у Максима и Люси, наверно, только начинается, а наш — с Катюхой — вообще в самом разгаре! Да и то, если подумать, не так уж и важно, что там я — летаю на Марс, а здесь — разбираю навозную кучу бумажек, гораздо важней другое — и там, и здесь я нашел свою Катюху-Люси... Как там сказал Саня в своем сегодняшнем стихотворении? Что-то насчет того, что любовь — как крылья для полета... Так что полетаем еще! Куда там Марсу до тех высот!

— Это все, что удалось вытянуть! — Саня виновато протянул мне листок бумаги, на котором было напечатано следующее:

«Максимушка!

Ты приехал!»

А дальше, до самого края листа, тянулись значки в виде горизонтальной восьмерки, обозначающие «бесконечность».

г.Мончегорск, 2002 г.

А.Буторин, 2002 г.

В повести использованы стихи автора.