ПИСЬМО В НИКУДА - Электронно-почтовый роман

Остаток рабочего дня я остервенело вгрызался в работу, чтобы забыть, забыть, забыть... Прибегала раз десять Геша, что-то спрашивала, как всегда сумбурно, я что-то не менее сумбурно отвечал, но, видя мою необычайную активность, Геша удивленно качала головой и быстро убегала, оставляя за собой шлейф какой-то невероятно вонючей парфюмерии.

В пятнадцать минут шестого, ни минутой позже, ушли домой Валя и Юля. До этого я как-то еще держался. А тут рука моя со стиснутой в ней «мышью» невольно потянула стрелку курсора к иконке с заветным словом «Почта». И вновь в кабинет вбежала наша неугомонная тетя Гена! И битых полчаса долдонила что-то совершенно несусветное — уж во всяком случае пользы работе не приносящее... Я медленно закипал изнутри, но поделать ничего не мог. Казалось, еще чуть-чуть — и скажу чего-нибудь очень «хорошее». Словно прочитав мои мысли, Геша оборвала себя на полуслове, сказала: «Ну, поработали хорошо, рабочий день уже как бы это самое... того... не задерживайтесь... до свидания», и убежала, громче обычного топоча по коридору.

А я аж не сразу смог открыть почтовую программу — задрожали предательски руки, и курсор все время тыкался не туда, куда следует... И двойной щелчок никак не получался. Потом получился однако.

Торжественное бульканье динамиков резонансом тряхнуло мое сердце, заставив его заколотиться о ребра грудной клетки, словно заключенного-смертника о прутья камеры в последние минуты перед казнью.

«Получена новая почта. Открыть первое из полученных сообщений? Да. Нет».

Да! ДА!!! ДА-А-А!!!

4.

«Максим!

Это совсем не похоже на тебя... Я ничего не понимаю!

Я начинаю злиться, а я этого не люблю.

Я не могу понять твое поведение! Если ты решил, что с меня хватит уже твоего внимания, то к чему тогда этот затянувшийся цирк? Ведь я же просила: давай по-честному!

Ты прекрасно понимаешь, что я не могла ошибиться с адресом — все твои письма хранятся и на моем винте, и на флопах, и в распечатанном виде! Зачем ты из меня дурочку делаешь?!

Максим, извини, но это жестоко! Прекрати, пожалуйста, мною играть! Очень тебя прошу!

Людмила.

P.S. Если уж тебе так сильно захотелось поиграть в «другого Максима» — придумай хотя бы более веское «доказательство», нежели «ошибочный адрес».

Я подпрыгнул на стуле, припечатав кулаками по столешнице. «Черт! Черт! Черт!» — злобно шипел я себе под нос. В чем же все-таки дело?! Что я делаю не так?

Людмила, или как она себя называет — Люси, утверждает, что адрес верный. Но этого ведь даже теоретически не может быть — одинаковые адреса у двух разных людей! Не может ведь? Конечно, не может! Чушь какая-то! Что же тогда?

Я встал и как идиот принялся нарезать круги по кабинету. Вариант первый: меня все же дурит Санек... Но это уж очень не похоже на него, Саня любит приколоться, но шуток никогда не затягивает. От этого они только портятся и быстро начинают попахивать. Саня это прекрасно знает и подобного не допускает никогда. Да и не его это стиль, он любит шутки погрубее, но с интеллигентской изысканностью. А здесь — мелодрама какая-то, прости Господи!

Итак, вариант номер один мне не понравился. Хотя окончательно я его «убивать» не стал. Второй вариант напросился очень логично следом за первым: если не Саня, то со мной шуткует сама Люси. Сначала ошиблась, а потом решила «подоставать»... И хихикает сейчас над моими тупоумными объяснениями.

Что ж, этот вариант мне очень даже понравился! В смысле — не сама суть дурацкого розыгрыша, если таковой имеет место, а объяснение. Оно вписывалось в ситуацию очень гладко.

Оставался, конечно, еще и третий вариант, о котором мне даже не хотелось думать... Если Людмила не врет, не паясничает, не «валяет Ваньку». Если она принимает меня за своего друга и считает, что это он издевается над ней! Но в этом случае опять всплывают прежние вопросы насчет двойного адреса, непонятных совпадений и прочей чертовщине. Но даже если допустить, что вариант номер три — истина, то как же мне доказать тогда Людмиле, что я — это я?

Я прекратил прогулку по кабинету и плюхнулся в кресло. Глянул на часы. Пора бы и действительно уже топать домой! Мелькнула очень умная мысль: плюнуть на все и уйти! Но сразу же вспомнились печальные и прекрасные глаза неведомой Люси. Серые, как хмарь в моей душе.

И я решил довести дело до конца! Причем, постараться при этом убить сразу двух зайцев, а именно — варианты «два» и «три».

Саня Ванеев купил недавно цифровой фотоаппарат и «пощелкал» немного всех нас. У меня теперь в папке «Фото» хранились аж две мои фотографии. На одной из них я себе даже немного нравился — строгий такой, деловой, в галстуке и белой рубашке на фоне портрета Президента России, висящего на стене нашего кабинета. Этот портрет, кстати, тоже был очередной «идеей» неугомонной Геши, способствующий, по ее мнению, лучшему настрою на деловой лад. В свой кабинет она вообще повесила портрет в полстены. Удивляюсь, как она еще не додумалась воткнуть в угол российский триколор!

Короче говоря, в качестве доказательства по варианту номер три я решил использовать свое фото. Доказательство — так себе, но уж какое есть! А вариант номер два... Что ж, попробуем ответить достойно!

«Людмила!

Мне надоели Ваши шутки! Если Вы — человек взрослый, давайте, наконец, прекратим этот затянувшийся спектакль!

Я перед Вами уже извинился в том, что ответил на Ваше письмо ошибочно. На ошибочное, замечу, письмо!

По-моему, Вам самой понравился этот «цирк», как Вы справедливо все это назвали.

Если же Вы все-таки заблуждаетесь искренне, еще раз повторяю: я не Ваш Максим! Посылаю Вам свое фото, посмотрите и убедитесь!

Всего доброго!»

Я даже подписываться не стал, как бы подразумевая этим, что переписка закончена. Честно говоря, я не испытал даже при этом ожидаемого сожаления. Если эта Люси действительно ведет себя в данной ситуации сознательно, то особым умом она не блещет, несмотря на красивые глаза (а может и фото не ее вовсе!), а неумных женщин я очень не люблю. Даже больше, чем некрасивых.

Отправив письмо щелчком «мыши», я выключил компьютер и решительно направился домой, к жене — женщине пусть и не самой красивой в мире, но уж далеко и не самой глупой.

5.

По дороге домой я купил три бутылки пива и шоколадку для Катьки. Даже не знаю, почему я это сделал... Я имею в виду не пиво — с ним-то как раз все предельно ясно, это я насчет шоколадки. Словно вину какую-то хотел перед женой загладить. А какую вину-то?! То, что мне на фотке кто-то понравился? Любовь с первого взгляда? Чушь все это!

Я уже и правда думал, что вся эта моя влюбленность в Люси — полная чушь. Во всяком случае, я себя в этом настойчиво убеждал. Ну, влюбчивый я такой, что тут сделаешь? Я ведь Катьке не изменяю при этом! Ну, похожу «влюбленный» недельку-другую — делов-то! Люблю-то по-настоящему я все равно свою Катюху! Да и как ее не любить — она ж такая... родная, она ж понимает меня, как никто больше! Мне с ней хорошо. И спокойно. Я почему-то уверен, что Катя мне тоже не изменяет. Я склонен даже верить, что она меня любит.

— Чего-нибудь нашкодил? — Катька вертела в руке шоколадку, глядя на меня с легким ироничным прищуром. Я ж говорю: умная, понимает меня, как никто!