Побежденному - лавры

— Все. Всё, что сумело сохраниться. — Правая голова помолчала, затем добавила: — Разумеется, кроме тех, которые мы прокляли.

Спирос помнил: еще в 1996 году оставшиеся в живых после Ошибки Компьютера прокляли и предали забвению сначала бокс, а затем все остальное, что было пусть даже косвенно связано с насилием над личностью: все виды борьбы и стрельбы, фехтование. В самом деле, что такое, например, нокаут? Потеря сознания на период свыше восьми секунд. Добровольно избивать друг друга до потери сознания? Бр-р-р, какая мерзость!

Левая голова согласно кивнула. Правая заговорила вновь:

— Пусть состязаются… Но главное — марафонцы. Нам нужно учиться ходить друг к другу в гости, держать связь с другими поселениями. Техника разрушена, но люди кое-где уцелели. Нам надо находить друг друга и держаться только вместе. Чтобы выжить, всем надо быть вместе.

— А по мне, — возразила левая голова, — без чужих — спокойнее. Мы, люди, всегда не понимали и боялись друг друга. Почему ты думаешь, что после атомной войны люди поумнели? Я не верю в это. Никому не верю.

— И ей не веришь? — тихо спросила правая голова. Очевидно, это она дала команду телу — Спирос вдруг напрягся, повернулся в сторону дороги.

Меж холмов землянок шла нагая Электра. Девчушке не было и пятнадцати, однако за зиму она необыкновенно расцвела: все линии юной попирательницы нравов, которые еще прошлым летом были в основном прямыми, округлились, груди налились хмельным соком жизни, а в карих глазах появилась какая-то лукавая загадка. Будто Электра не жила в такой же полутемной норе, как все, будто открылась ей этой весной только ей ведомая тайна.

— Чтоб я ослеп! Она становится женщиной! — вскричала левая голова судьи Спироса.

— Само собой… Но дело не только в этом… — Правая голова говорила задумчиво, глаза ее с нежностью смотрели в спину девушки. — Она почувствовала свои крылья. Они ее волнуют…

Над лопатками Электры словно горб торчали сложенные крылья. Они были кожистые, слегка розовые. Со спины крылья, на которых в полнейшем беспорядке лежали каштановые волосы, напоминали то ли накидку, то ли весенний светлый плащ.

Девчушка шла и озорно топала ногами, целясь в маленькие, еще не просохшие лужицы. Глядя на нее, хотелось забыть, что жизнь на Земле, очевидно, кончилась. Дотлевает, как угольки на пожарище… Впрочем, как можно говорить о конце жизни, когда в просторах планеты бьется хотя бы пара сердец?..

— Сегодня твоя очередь командовать телом, — зловредно напомнила левая голова. Это значило: нечего тебе, братец, пялиться на молоденьких мутанток; займись-ка ты не только прелестями, но и мерзостями жизни: разогревай доисторические консервы, кипяти чай, выслушивай доклады недалекого, но верного Ореста, отдавай распоряжения. Словом, живи, брат, и будь поближе к земле, к нашей общей норе… Крылья прокляты уже потому, что на них прилетели в день Ошибки Компьютера крылатые ракеты.

Уже к восьми утра начали прибывать марафонцы из ближних поселений.

Жители Новых Афин, расположившиеся на крышах своих жилищ, встречали их приветственными криками. Помощники судьи Спироса фиксировали время финиша, чтобы потом, когда прибегут из самых дальних поселений, путем простейшего арифметического действия определить победителей.

Для игры в мяч набралось четыре команды. Тут же надули дюжину мячей, по три на каждую игру, а на единственные ворота поставили, как всегда, шестирукого Константина.

Долго спорили: разделять ли в кроссе забеги людей и кентавров?

Уже почти сошлись на том, чтоб не разделять. Но тут отозвался молчаливый Хирон, который во время дискуссии что-то дожевывал. Он проглотил последний кусок и трубным голосом сказал:

— Хорошо, я побегу со всеми. Но что будет, если я наступлю случайно кому-нибудь на ногу?

И он показал спорящим большущее подкованное копыто.

Забеги тут же разделили.

Когда дошла очередь до плавания, опять возник спор: можно ли гидролюдям во время соревнований дышать водой?

— Все это бредни! — рявкнула, разозлившись, левая голова Спироса. — Нелепа сама постановка вопроса. Каждый дышит, как может, как ему удобней. А на месте обычных людей я вообще не полез бы в воду в такую холодрыгу. Пусть гидролюди соревнуются между собой.

Обедали все вместе, впервые за многие годы. И впервые за многие годы в кирпично-пепельном небе не громоздились тучи. К общему столу девушки во главе с Электрой принесли из лесу целые охапки молодой зелени: людям — дикий лук и щавель, кентаврам — побеги и ленточные шампиньоны.

К вечеру состязания закончились. Все жители Новых Афин собрались на поле для игр. Особенно повезло тем, кто жил поблизости: они устроились на крышах своих землянок-холмов.

И тут случилось непредвиденное.

На Западной тропе показался одинокий путник. На плече у него был большой мешок, и юноша шел медленно, осторожно ступая по раскисшей глине. Подойдя к людям, он поставил мешок на камень, который успело подсушить солнце, поклонился.

— Кто ты, гость, и откуда? — спросил Спирос. Юноша поднял голову. Был он ладный и стройный,

с худощавым лицом и приветливыми серыми глазами.

— Меня зовут Ясоном. Я марафонец из Малой Дыры. Еще меня зовут Ясоном-доходягой.

В толпе засмеялись.

Юноша не смутился. Он напрягся телом, на котором играл каждый мускул, и простодушно пояснил:

— Я родился очень хилым и тщедушным. Занятия спортом возродили мой дух и укрепили тело.

— Что же ты так опоздал? — насмешливо спросил Спирос. — Малая Дыра не такое уж дальнее поселение. А ты пришел последним.

— Извините меня, достойные сограждане, — вновь поклонился юноша. — Извини меня, судья. Сейчас весна, время сева… Мы слышали, что вы питаетесь в основном консервами. Мы же давно возделываем поля и сеем хлеб. Я не богат, но все же могу поделиться кое-чем с жителями Новых Афин. Я принес вам в дар мешок отборной пшеницы. Мешок тяжелый, а дорога сейчас скользкая. Поэтому я задержался.

Все молчали, опустив глаза.

Правая голова Спироса с грустью отметила: как ни долог был путь людей на Земле, даже за тысячелетия не научились они принимать благородство и великодушие за естественные проявления человеческой сущности. Если тебе протянет руку помощи незнакомый человек, в глазах твоих, увы, кроме благодарности обязательно будет и толика удивления.

В толпе кто-то хлопнул в ладоши. Остальные тоже захлопали — молча, дружно, уже не пряча глаз. К ним подошла Электра.

Увидев обнаженную девушку, Ясон слегка побледнел, однако взор свой не стал отворачивать или прятать.

Она внимательно посмотрела на его худое усталое лицо, коснулась потного плеча. Ясон не сдержался — чуть-чуть отпрянул.

— Все перепуталось! — с досадой воскликнула девушка. — Ты не правнук бога ветров Эола и не предводитель аргонавтов. Я, увы, не Медея… Ну и прекрасно! Ты меня понимаешь?

Ясон молчал.

Электра вдруг как бы выпрямилась — это раскрылись ее такие нежные крылья. На какой-то миг, короткий, будто восхищенный вздох Ясона, она обвила этими крыльями марафонца, прижала к себе.

— Понимаешь! — удовлетворенно улыбнулась Электра и пошла дальше, напевая и помахивая лепестками своих крыльев.

— Отойди от нас, марафонец, — досадливо потребовала правая голова Спироса. — Нам надо посоветоваться.

Люди и кентавры, уставшие от состязаний и всего остального — непривычного солнца, общения, переживаний, — сидели на вершинах своих землянок-холмов, поглядывая на поле для игр, но чаще — на Спироса.

Головы судьи отчаянно спорили. Казалось, еще миг — и замелькают руки, хлеща противника по щекам. Но то ли головы все же сумели достичь согласия, то ли выдохлись — спор угас. К судье тотчас подскочил Орест, выслушал наставления и пошел к ящику-трибуне, преисполненный достоинства и собственной значимости.

— Уцелевшие собратья и сограждане! — торжественно начал он. — После долгих лет тьмы вот уже несколько дней мы празднуем возвращение солнца. Кроме того, сегодня мы воскресили прекрасную традицию, которая не погибла даже в ядерном огне. Сегодняшние состязания, которые мы, как и прежде, посвящаем Зевсу Олимпийскому, определили победителей…