Преображенская площадь

Сыграли свою роль и постоянная готовность дружинников, и их подготовка, и умение слаженно действовать в строю, словно одно целое. Сколько таких столкновений порою случается в рейде!

Денису и Мстиславу в этот раз так и не довелось пустить оружие в ход. Друзья находились в середине строя, и рисковать им не полагалось. Их берегли для иной задачи, а что будет там… Хотелось, конечно, рубануть кого клинком, Денис успел даже выхватить клыч из ножен, но лишь для того, чтобы вложить его обратно. Его приятель только руку на эфес положил, а обнажать меч не стал. Все закончилось в какие-то полминуты без потерь со стороны дружинников. Место короткой схватки осталось позади. Полусотня доскакала до конца переулка, выехала на Кузнецкий мост и прежним порядком продолжила путь.

Почему улица называлась мостом, было непонятно. Мост – это сооружение, связывающее берега реки. А тут ни реки, ни берегов, обычная улица с тянущимися по обе стороны развалинами, с перекрестками, всякими ответвлениями… Ну и фантазия была у далеких предков! Или когда-то совсем давно здесь действительно текла речка, пусть совсем небольшая, и стоял мост? Кто теперь разберет? Да и важно ли…

В отдалении промелькнула фигура нео и тут же скрылась в ближайших развалинах. Преследовать его не стали. Не хватало гоняться за каждым одиночкой! Только время напрасно терять. Одиночки и мелкие группы не страшны. Иное дело, когда в прошлом рейде разведчикам пришлось в полном смысле прорубаться сквозь врагов на Манежке. Тогда помогли лишь скорость да сила удара.

Друзья участвовали в том походе, и им тоже довелось хорошо поработать клинками. И ведь пробились, а мутантов положили столько, что весь путь дружины было легко определить по валяющимся вражеским трупам.

И тяжким воспоминанием среди дружинников ходила история о том, как одна из полусотен в ходе рейда нарвалась за очередным перекрестком на боевого робота. Да еще на какого: «Маунтин А14» был самым мощным штурмовым роботом времен войны. Пусть боекомплект давным-давно закончился, – остались только изготовленные состоявшими при био ремонтными роботами, или, как их обычно звали, «пристяжью», обычные метательные диски, – одолеть монстра было нечем. Диски свои он метал с поразительной меткостью и скоростью, уклониться от них на небольшом расстоянии не могли даже самые опытные воины, про возможности биоробота в рукопашке даже говорить не стоило. Разведка тогда вернулась в половинном составе. Остальные полегли или сразу, или прикрывая отходящих наметом товарищей.

Страшная вещь – штурмовой робот.

Роботы, по счастью, не попадались. Савва с помощниками – тоже. Но послов не надеялись встретить так близко, отсюда они бы добрались сами. Места знакомые, люди опытные. Пешком можно передвигаться скрытно. Достаточно постоянно осматривать местность и обходить любой подозрительный участок. Благо все аномалии вокруг известны, и любой из посольства бывал здесь в рейдах не раз и не два.

Сотник взмахом руки подозвал приятелей. Если не считать одинокого мутанта, давным-давно оставшегося далеко позади и при всем желании не сумевшего бы что-нибудь увидеть, вокруг царило полное безлюдье. Даже если принимать за людей нео или вообще зверей. Одни развалины вокруг да серое утреннее небо над головами. Что солнца нет – даже хорошо. Не так будет жарко днем. Хотя еще может распогодиться. Или наоборот пойдет дождь. Погоду не угадаешь.

– Сейчас будет переулок. Там и расстанемся. Готовьтесь. И – удачи вам, мужики!

По сигналу полусотня сбавила ход. Со стороны подозрительным выглядеть это не могло. Может, решили что осмотреть повнимательнее. Мало ли?

– Давай, дружок! Я вернусь, а ты жди, – шепнул на ухо Бурке Денис, а затем по знаку сотника спрыгнул с седла.

Рядышком мягко приземлился Мстислав. Они заранее перестроились в крайний ряд, и теперь дружинники проезжали мимо. Кто-то уже подхватил под уздцы коней, дабы прирученные животные не вздумали остаться с хозяевами, кто-то на ходу отсалютовал разведчикам.

Последние не ждали. Они проворно рванули под прикрытие частично сохранившейся стены и уже оттуда проводили глазами уходящую полусотню. На душе друзей было неспокойно. Они сами вызвались в опасный поход, все знали заранее, – только все равно немного тоскливо смотреть, как уходят соратники. Проносятся мимо колонной по трое, постепенно вновь набирая прежнюю скорость. Полминуты, и отряд скрылся за ближайшим поворотом, словно никогда и не появлялся на московских улицах.

– Так это… Пошли?

Задерживаться здесь не стоило. Дальше тоже будет опасно, но лучше поскорее отдалиться от проделанного кремлевской полусотней пути. Вдруг кто решит проследить?

На то и разведка, чтобы предполагать все и ни в коем случае не маячить на улицах. Нео верхом не ездили, зато отдельные особи умели бегать весьма быстро. Если есть хоть малейший шанс, что кто-то решил проследить путь полусотни, самое лучшее – как можно быстрее с этого пути убраться. Уж двух пеших им найти не удастся.

– Пошли.

Невольная тоска пропала. Друзья впервые были за пределами стен вдвоем, и потому быстро взяли себя в руки. Теперь они были собраны, внимательны, готовы и к немедленному отступлению, если противника больше, и к немедленному бою. Хотя оба понимали: как раз в бой вступать не следует. При всей уверенности в собственных силах и мастерстве полагаться на них в дальнем походе нельзя. Рано или поздно удача отвернется, противника окажется чересчур много, и путь закончится. Не за подвигами пошли и не ради драки.

В разведке основное – не быть обнаруженным.

Переулок впереди чуть петлял, и это было хорошо для скрытного передвижения. Пусть увеличивается риск случайно нарваться на неприятелей, – мало ли нео могут шляться по окрестностям, – но если идти осторожно, можно успеть спрятаться. Главное – чтобы враги не заметили тебя первым.

Глава третья

Они шли, прижимаясь к левому краю улицы. Так было удобнее рубить, если кто выскочит из развалин. Если же нападение произойдет справа, то можно встретить врага арбалетами или метательными ножами. Будет небольшая фора во времени, вполне достаточная для опытных воинов.

Несмотря на молодость, Денис и Мстислав не были новичками. Когда ты являешься носителем D-гена, и с раннего детства тебя учат драться любым оружием и совсем без оного, то воинское мастерство приходит словно само. И учат не только драться. Дружинник обязан уметь многое. Маскироваться, бегать на дальние дистанции, даже плавать – вдруг понадобится и это? Уже не говоря про знания о врагах и природных явлениях, которые могут погубить человека несведующего. Даже водить машину, хотя никаких машин давно нет, а если бы и были – все равно бензин фигурирует лишь в воспоминаниях и легендах. И все равно, общая подготовка воина включает и это, пусть на имитаторах: вдруг когда-нибудь удастся совершить скачок, вернуть былые достижения человечества. Люди должны быть готовыми и представлять, как пользоваться полузабытой техникой. Выжить в мире может лишь тот, кто многое про этот мир знает. И никак иначе.

Только вот так, всего лишь вдвоем и пешком, дружинникам ходить до сих пор не доводилось.

Оружие, доспехи, поверх кольчуг – рубахи, чтобы не нагревался на солнце металл, даже шлемы покрыты полотном, небольшие мешки с продуктами за плечами да фляги на поясе. Крупа, вяленое мясо, немного сухарей. При экономном расходовании дней на шесть хватит. В крайнем случае, если повезет, можно разнообразить рацион охотой. Хотя на это надеяться не стоит. Тут в любой момент сам рискуешь превратиться из охотника в дичь.

Дружинники молчали, лишь зорко всматривались в окружающее. С виду пока все было спокойно. Местами от зданий не осталось ничего, кроме перемолотой щебенки, местами же уцелели фрагменты неведомо как устоявших кусков стен. Может, изначально были крепче, может, их просто не задели многочисленные снаряды, и к разрушению привело лишь время. Кто знает? Да и не причины главное, а следствие.