Преображенская площадь

Нарвались! Опять повезло, уже во второй раз.

Два клинка мгновенно покинули ножны. Бой, так бой. Только нео так не разговаривают. Тогда кто же?

Глава четвертая

– Стоять, идиоты! – справа из-за проема в стене появился мужчина в камуфляже грязноватого, весьма подходящего для городских кварталов, цвета.

На груди у него висел автомат Калашникова, кажется, последней серии. Во всяком случае, оружие очень напоминало АК, только даже на посторонний взгляд было более совершенным. Во всяком случае, внешне. Вроде знакомый автомат, а сделан попозже. Магазины перевязаны изолентой, на груди выделялась разгрузка, за спиной – небольшой вещмешок и труба одноразового гранатомета. Солидное вооружение, дружинники могли о таком только мечтать. Где только удалось добыть это богатство? Голову незнакомца прикрывала обтянутая материей каска. Именно каска, а не шлем. На вид мужчине было лет сорок, может, даже больше. Небольшая светлая бородка, округлое лицо. На мутанта незнакомец не походил, однако к населению Кремля он тоже не принадлежал. Уж всех своих дружинники помнили если не по именам, то хотя бы в лицо. Этого человека они не видели. Ни разу. Вот и пойми, друг он или враг?

– Куда идете? Гейзер не видите? – спросил мужчина.

На клинки в руках дружинников внимания он не обращал, стрелять вроде бы пока не собирался. Вообще, никакой угрозой от него не веяло. Добродушием – тоже. Когда говорят таким тоном, хорошего поневоле не ждешь. Но и достать автоматчика саблей с трех десятков метров нереально, докинуть кинжал невозможно, а заряжать арбалет безнадежно.

– Какой гейзер? – спросил Денис. Он никак не мог решить, кем считать незнакомца.

– Ледяной. Жить, смотрю, вам надоело?

– Где?

– Да вот же он! – мужчина указал рукой в сторону конусовидного возвышения, изрядно покрытого мусором. Дружинники должны были пройти рядом с ним.

– Это?

– Вы что, с луны свалились? Или не терпится побывать на обеде, только не в качестве гостей, а лишь переменой из двух блюд?

Дружинникам вспомнилось, что рассказывали про Гейзеры. Ледяным его прозвали за умение плеваться холодной вязкой слизью, мгновенно промораживающей любую плоть. А дальше хищник попросту подтягивал обездвиженное тело к себе и питался им несколько дней. Но теоретические знания и умение применять их на практике, очевидно, не одно и то же. Видеть такое наяву ни Денису, ни Мстиславу не доводилось, а всяких куч и мелких горок здесь столько, что попробуй, различи, где обычный хлам, а где – мутировавший опасный хищник. И хоть до плевка дело пока не дошло, Денис почувствовал, как по спине пробежала холодная струйка пота. Еще десяток шагов…

– Мы это… Не поняли. Спасибо! – Мстислав подумал и вложил бесполезный меч в ножны. Начнет стрелять – все равно не убережешься.

– Не поняли! А голова человеку на что? Для ношения головного убора? Как живы до сих пор? С вашими способностями… Откуда вы взялись?

– Мы – дружинники из Кремля, – вдруг мелькнула мысль: может, мужчина и есть один из легендарных Торговцев? Оружие у него весьма богатое, и автомат, и гранатомет, и ведь явно свое, а не выданное на время выполнения задания, да с приказом: «Патронов не тратить. Лишь в самом крайнем случае». Кем еще может быть незнакомец? Если отец договорился, клан мог послать с ним своего представителя. – Мы моего отца ищем. Десятник Савва. Не видели?

– Где я его видеть мог? Москва – город большой, – резонно заметил незнакомец.

– Но вы ведь торговец? Маркитант?

– Торговаться доводилось, а торговать – нет, – губы мужчины дрогнули в легкой улыбке. Только глаза оставались внимательными и серьезными. Чувствовался человек, в любой момент готовый отреагировать на любые каверзы судьбы. – Ладно, что стоять на виду? Давайте сюда, поговорим. Раз уж встретились.

– Меня Денисом зовут, а это – Мстислав, – счел нужным признаться парень.

– Вот и ладненько. Михаил, смиренный воин Господа, – автоматчик привычно перекрестился. – Вот и познакомились. Мой напарник – смиренный воин Господа Петр.

Лишь теперь чуть в стороне приподнялся могучий мужчина, одетый в такой же камуфляж, как и Михаил. Кряжистый, словно рос из земли и питался ее соками, старше напарника; падающая на грудь борода изрядно покрашена проседью, как и густые брови, – и все равно бодрый. Вооружен пулеметом ПК с пристегнутой коробкой с лентой на сотню патронов. Но даже такое оружие в руках богатыря производило впечатление игрушечного.

– Так вы не маркитанты? – до Дениса сразу дошло, что Петр все это время удерживал их в прицеле. Но с другой стороны – мало ли кого встретишь? Обычная предосторожность, тут не может быть взаимных обид. Хотели бы уничтожить, уже давно нашпиговали бы свинцом. А то и проще – позволили бы идти дальше. До Ледяного Гейзера.

– Говорят тебе – нет, – вслед за Михаилом дружинники проследовали в здание. Внутри почти все давно обвалилось, над головой серело небо, но причуды уцелевших стен все-таки образовывали подобие укрытия. – С чего так решили? Монахи мы. Служим Господу нашему словом и оружием. А вам торговцы нужны?

Денис в нескольких фразах рассказал о причинах похода. Он лишь не упомянул, о каких покупках должен был договориться отец, равно как ни словом не обмолвился о положении в Кремле. Однако новые знакомцы ничего о том спрашивать и не стали. Что еще имеет смысл покупать в нынешнем мире?

– В общем, ясненько, – Михаил задумчиво почесал бороду. На кисти виднелся застарелый шрам. Впрочем, практически у всех воинов его возраста шрамов хватало. Денис, к его тайному стыду, пока не обзавелся этими мужскими украшениями, хотя хотел бы иметь небольшую отметку о воинской доблести. – Даже не ведаю, чем вам можно помочь? Точного пути назад вы ведь знать не можете.

Последнее было лишь констатацией факта. Петр вообще безмолвствовал, лишь иногда внимательно посматривал на дружинников из-под кустистых бровей.

– Мы все равно найдем, – упрямо объявил Денис.

– С Божьей помощью возможно все. Как Он захочет, так и случится, – новый знакомец фаталистом не выглядел. Такое впечатление, что слова о Боге давались ему машинально. – А вот как все сделать практически… В общем, так, парни. Откровенность на откровенность. Если коротко, то мы – монахи-воины с другого конца Москвы. До нашей обители дошли неясные слухи о появлении в городе какой-то новой силы. Организованные и многочисленные шайки, возможно – даже некое подобие армии. Откуда пришли, пока неизвестно, как проникли в город – тоже. Себя называют шайнами. Похожи на азиатов, китайцев ли, киргизов, узбеков, – толком тоже неизвестно. Вероятно, некий сплав народов с Востока. Может, там сохранился островок цивилизации. Мы же не знаем, что происходит за пределами Москвы. Все только слухи, ничего конкретного. Между прочим, до войны едва ли не каждый четвертый житель Земли был китайцем. Нам удалось собрать большую библиотеку, потому удалось сохранить немало знаний, – счел нужным пояснить Михаил. – Но это все касается прошлого. Нам поручили по мере возможности проверить информацию. Действительно ли сюда явились эти самые шайны, насколько организованы, чем вооружены, не представляют ли опасности? Ну и так далее. Без них проблем хватает. Если информация подтвердится, вам она тоже окажется полезной. Рано ли, поздно, но Кремля не минуют. И лучше заранее знать, что принесет встреча сия. Путь наш пока лежит в ту же сторону, до поры до времени можем идти вместе. Мы вам не враги, а помочь друг другу сам Господь велел.

Он вновь перекрестился, и Денис с Мстиславом невольно последовали его примеру.

– Так вы православные? – обрадовался Михаил.

– Да. То есть, в Кремле есть еще Говорящие с Мечами, но мы с Мстиславом православные.

– Ну вот и ладненько. Тогда тем паче. Все мы братья во Христе. Собственно говоря, у нас мусульман хватает, и живем мы душа в душу. Бог-то един. Главное, чтобы человек в него верил, а как именно, это его выбор. Так что вернее – все мы братья в Боге. Прочесать весь город не получится, однако сейчас мы направлялись в район Савеловского вокзала. Там тоже клан маркитантов имеется. А к ним не только вещицы попадают, но и всякая информация. Заодно спросим, вдруг что о твоем отце известно? Не обязательно, в городе случается многое, но какой-то минимальный шанс есть.