Руская старина

Руская старина

Николай Михайлович Карамзин

Руская старина

(Cообщаeмъ публик? анeкдоты и разныя изв?стія о стаpой Москв? и Роcciи, выбранныя нами изъ чужecтpанныхъ Автоpовъ, котоpыe во вpeмя Цаpей жили въ нашeй столиц?, и котоpыe нe во вc?хъ библiотeкахъ находятcя. Думаeмъ, что эта статья для многихъ читатeлeй будeтъ заниматeльна. Къ нещаcтью, мы такъ худо знаeмъ Руcкую cтаpину, любeзную для cepдца Патpіотовъ!)

Во время Царя Михаила ?еодоровича считалось въ Москв? около 2000 церквей.

Сіе великое число покажется удивительно; но должно знать, что всякой Бояринъ, всякой знатной или богатой челов?къ того времени хот?лъ им?ть собственную церковь свою. Он? были почти вс? деревянныя и маленькія. Патріархъ Никонъ, видя частые въ Москв? пожары уговаривалъ набожныхъ и богатыхъ людей строить каменныя церкви, и множество деревянныхъ было при немъ сломано. Олеарій говоритъ о пятидесяти церквахъ въ Кремл?; но в?роятно, что онъ и прид?лы называетъ Храмами. – Иностранцы, зам?чая, что вс? наши церкви внутри бываютъ съ круглыми сводами, хот?ли знать причину того, но не могли св?дать ее. Изв?стно, что и языческіе храмы (какъ на прим?ръ, Пантеонъ въ Рим?) по большой части им?ли круглые своды: видъ неба безъ сомн?нія служилъ для нихъ образцомъ. – Католики и Лютеране спрашивали также у Рускихъ: для чего въ храмахъ нашихъ не бываетъ музыки? Для того (отв?чали они), что инструменты бездушные не могутъ Хвалить Бога, и что въ Новомъ Зав?т? совс?мъ не упоминается о музык?.» – Олеарій и другіе чужестранные Писатели говорятъ, что одно Руское ухо могло сносить страшной звонъ Московскихъ колоколовъ. Въ большой колоколъ Годунова, в?сомъ въ 356 центнеровъ, звонили единственно въ большіе праздники, или тогда, какъ Цари принимали въ Кремл? важныхъ Пословъ чужестранныхъ. – Описывая тишину благочестія, наблюдаемую Рускими въ церквахъ, Олеарій прибавляетъ, что Московскіе жители и на улицахъ безпрестанно молятся, или передъ иконами, стоящими на воротахъ, или передъ крестами церквей. Герберштейнъ, бывшій въ Москв? еще при Княз? Василь? Иванович?, также зам?чаетъ великую набожность Рускихъ, и пишетъ, что они, приходя одинъ къ другому въ гости, обыкновенно снимаютъ шапку въ дверяхъ, ищутъ глазами не хозяина, а иконъ; становятся посреди горницы, три раза крестятся и кланяются имъ, говоря въ слухъ: Господи помилуй; а тамъ уже оборачиваются къ хозяину съ прив?тствіемъ: дай Боже здравія теб? и домочадцамъ твоимъ! – До самыхъ временъ Императора ПЕТРА Великаго Рускіе Священники не см?ли говорить пропов?дей въ церквахъ; начальники Духовенства боялись ереси и расколу, который, по ихъ мн?нію, могъ родиться отъ своевольныхъ изъясненій Св. Писанія. Во время Патріарха Никона Муромскій Протопопъ Логинъ отступилъ отъ сего закона и началъ пропов?дывать въ церкви, уговоривъ и другихъ Муромскихъ Священниковъ сл?довать его прим?ру. Народъ слушалъ ихъ съ великимъ удовольствіемъ; но Патріархъ, св?давъ о томъ, разстригъ Логина и товарищей его, и сослалъ ихъ въ Сибирь. – Цари бывали со вс?ми Боярами ежегодно два или три раза въ Монастыр? Троицкомъ. Царь Михаилъ ?еодоровичь всегда праздновалъ тамъ день Троицы и свои имянины въ Сентябр? м?сяц?. Не до?зжая до монастыря за три версты, онъ выходилъ изъ коляски или берлина, чтобы со вс?ми Боярами итти п?шкомъ до самыхъ воротъ, гд? встр?чалъ его Архимандритъ. Царь живалъ тамъ по-н?скольку дней, и часто забавлялся охотою въ окрестныхъ м?стахъ. Петрей говоритъ, что Архимандритъ, по старинному обыкновенію, долженъ былъ угощатъ Царей и свиту ихъ на счетъ богатой казны монастырской. – Вс? Рускіе Государи старались отличить себя благочестіемъ; но едва ли кто нибудь изъ нихъ могъ сравняться въ усердной набожности съ Михаиломъ ?еодоровичемъ, который, по словамъ Олеарія, почти всегда молился въ церкви на кол?няхъ и падалъ ницъ передъ иконами.

Олеарій при описаніи своего путешествія излалъ весьма хорошій и в?рный планъ Москвы. Въ его время она разл?лялась на Китай-городъ, Царь-городъ (нын? б?лой-городъ), Скородомъ и Стр?лецкую Слободу, бывшую за Москвою-р?кою. Кремль считался только частію Китая-города. Олеарій пишетъ о великол?піи дворца, построеннаго въ Италіянскомъ вкус? Царемъ Михаиломъ для сына его, Алекс?я Михайловича; самъ же Царь жилъ для своего здоровья въ деревянномъ дом?. Вс? знатн?йшіе Бояре им?ли домы въ Кремл?. Палаты Никона Патріарха были тамъ, посл? дворца, огромн?йшимъ зданіемъ. Олеарій не изъясняетъ имени Кремля; но мы знаемъ, что оно Татарское и значитъ кр?пость. За то онъ сказываетъ намъ, что имя Китая-города значитъ средній городъ – в?роятно, также на Монгольскомъ или Татарскомъ язык?, изъ котораго наши предки заимствовали довольно словъ. Будучи между Кремлемъ и Царемъ-городомъ, Китай могъ назваться среднимъ. Въ немъ жили тогда вс? богат?йшіе гости или купцы, н?которые Князья Московскіе и дворяне. Олеарій, упоминая о готичесКой и прим?чанія достойн?йшей въ Кита?-город? церкви Василія Блажениаго, разсказываетъ, что Царъ Іоаннъ, будучи ею весьма доволенъ, приказалъ выколоть глаза Архитектору ея, чтобы онъ не могъ построить другова, столь же красиваго храма: возможно – но справедливо ли? оставимъ безъ изсл?дованія. По крайней м?р? сей анекдотъ разсказывали у насъ въ старину за истину. Не далеко отъ Василія Блаженнаго было возвышенное м?сто, на которомъ лежали неподвижно дв? огромныя пушки, обращенныя къ той улиц?, откуда обыкновенно приходили Татары. На Красной Площади съ утра до вечера толпилось множество людей праздныхъ, господскихъ слугъ, купцовъ и продавцевъ всякаго роду вещей. Сіе м?сто походило на Римскій Форумъ. Тутъ разсказывались всякія любопытныя в?сти. Уже при Цар? Михаил? ?еодорович? (В?роятно, что и гораздо прежде) для всякаго товара былъ въ Москв? особенный рядъ, какъ и нын?, и на томъ же самомъ м?ст?. Олеарій именуетъ ряды шелковый, суконный, серебряный, шапошный, с?дельный, сапожный, иконный и проч. Онъ говоритъ еще о рынк? (между Посольскимъ Дворомъ и Красною Площадью), гд? въ хорошую погоду Московскіе жители стригли себ? волосы, которыми земля была тімъ устлана какъ мягкими тюфяками. Китай-городъ окруженъ былъ красною, а Царь-городъ б?лою ст?ною. Въ сей части города жили д?ти Боярскіе или дворяне, богатое м?щанство, купцы им?вшіе торгъ съ другими городами, ремесленники и вс? хл?бники; тамъ же были Царская конюшня и литейной дворъ, на томъ м?ст?, которое называлось поганымъ прудомъ. – Третья часть Москвы (за нын?шнимъ б?лымъ городомъ) называлась Скородомомъ отъ того, что она состояла изъ однихъ деревянныхъ маленькихъ домовъ, которыхъ строеніе не требовало много времени. Тамъ находился л?сной рядъ, гд? продавались всегда готовые срубы. Въ Скородом?, окруженномъ деревянною ст?ною съ башнями, жили м?щане и подъячіе. – Четвертая частъ города, или Стр?лецкая Слобода (за Москвою-р?кою), также обнесенная деревянною ст?ною, была построена вовремя Князя Василья Ивановича для иностранныхъ солдатъ, взятыхъ имъ въ Рускую службу. Во время Годунова, Димитрія и Царя Михаила ?еодоровича жили тамъ Стр?льцы и самые б?дн?йшіе люди.

Густая борода и толстое брюхо считались на Руси великимъ украшеніемъ челов?ка. Цари, принимая чужестранныхъ Министровъ, нарочно окружали себя людьми дородными, чтобы т?мъ придать бол?е важности своимъ аудіенціямъ. Знатные господа обыкновенно подбривали себ? волосы кругомъ, и единственно тогда отпускали ихъ, когда впадали при Двор? въ немилость. Бояринъ съ длинными воЛосами ходилъ всегда потупивъ глаза въ землю, и народъ, встр?чаясь съ нимъ, говорилъ: Царь-Государь на него прогн?вался. – Иностранцы чрезм?рно хвалили красоту Московскихъ женщинъ, но съ отвращеніемъ говорили о странномъ ихъ обыкновеніи размазывать себ? лицо б?лилами и румянами, такъ, что сіи грубыя краски лежали на немъ толстыми слоями. Сія безобразная мода перешла въ Россію изъ Константинополя еще во время Великихъ Князей Кіевскихъ. Б?дныя красавицы наши иногда со слезами должны были ей сл?довать. Олеарій разсказываетъ, что въ бытность его въ Москв? жена Боярина, Князя Ивана Борисовича Черкасскаго, будучи молода и прекрасна, не хот?ла б?литься; но вс? знатныя женщины объявили ей войну за такое презр?ніе къ древнему обыкновенію, подбили мужей своихъ вступиться за честь б?лилъ, и наконецъ принудили молодую Княгиню раскрасить, подобно другимъ, н?жное лицо ея.