Славное пиво на рождество

Славное пиво на рождество

Фиалковский Конрад

Славное пиво на рождество

Конрад ФИАЛКОВСКИЙ

Славное пиво на рождество

Пер. К. Душенко

Выйдя из тени деревьев, он увидел свой дом. Сквозь рубашку он чувствовал легкий ветер, который с холмов, зеленевших нездешней зеленью, спускался сюда, в долину, где из красной земли вырастали деревья с фиолетовыми цветами вместо листьев. Здесь было жаркое лето, как всегда в декабре. На красной глине дороги, ведущей к дому, отпечатался след автомобильных шин. Значит, Грег приехал. Уже в дверях он почувствовал запах сигары. Грег сидел за cтолом, склонившись над кружкой пива. Ящик с бутылками стоял рядом.

- Я привез тебе не что-нибудь, а "Таскер", -сказал он. - Лучшее пиво на рождество. Его еще делают там, у экватора. По дороге нагрелось, но я уже запихнул в холодильник столько, сколько вошло.

- Молодец, что приехал. Это действительно была хорошая мысль, - Он смотрел на редкие волосы Грега и его потный лоб с первыми коричневыми пятнами приближающейся старости.

Грег наполнил вторую кружку. Пиво было теплое.

Его вкус напоминал о Европе.

- Чертовски далеко до тебя от этой моей пустыни, - заметил Грег. - Да и девушек что-то не видно...

-- Я, как видишь, один...

- Похоже, у тебя ничего не меняется, Стив. Словно тут время остановилось. - Грег повертел в пальцах погасшую сигару. - Что поделываешь?

- Как обычно - измеряю радиоактивность. Вечерами хожу в клуб.

- А потом?

- Ничего.

- И поэтому в рождественский вечер торчишь тут один, если только старый приятель к тебе не заедет.

Стив смотрел в свою кружку. Грег встал.

- Сейчас откроем еще одну, но сначала я покажу, что привез. Нет, не тебе, а тем, из музея.

- Выкопал?

- Ну да.

Они вышли во двор. Грег подошел к своему "лендроверу", открыл дверцу машины и вытащил ящик. Стив увидел кости, обломки черепа с остатками зубов, все это в тонкой капроновой сетке.

- Череп мужской, - пояснил Грег. - Этот человек погиб полтора с лишним миллиона лет назад. Может быть, успел передать свои гены детям, и ты или я его потомки... Ведь именно здесь все началось. Они вышли из леса в саванну и в саванне стали людьми.

- Ты ищешь начало, я измеряю радиоактивность осадков, а между тем и другим - полтора миллиона

- Много?

Стив пожал плечами. Он уже не смотрел на кости, его взгляд устремлялся поверх садового кустарника вниз, туда, где ровными лужайками лежали площадки для гольфа, а еще дальше виднелись красные крыши города и нацеленные в небо параболические спутники антенны.

- Поесть у тебя найдется? - спросил Грег.

- Только консервы. Я бы запасся еще чем-нибудь и приготовил тебе подарок, если бы знал, что приедешь.

- От меня ты получишь кости предка. - Грег держал в руке серый осколок. -Чтобы помнил - мы вернулись туда, откуда вышли. Там, на севере, мы были только гостями.

Стив сунул осколок в карман рубашки.

- Подарки розданы. Пора за рождественский стол.

- А вместо елки возьмем какую-нибудь цветущую ветку.

- Оставь. Не надо. Ненавижу протезы.

- В самом деле?

- ...во всяком случае, протезы рождественской елки.

- Я голоден, - сказал Грег.

- ...а там нас ожидали бы двенадцать праздничных блюд. Знаешь, когда я был мальчиком, у нас сыпали сено на стол и поверх стелили скатерть. Снег, мороз, а если не было туч, мы, дети, выбегали на улицу и смотрели на небо кто раньше заметит первую звезду. Когда она зажигалась, садились за рождественский ужин.

- А потом наша цивилизация оседлала бестию с номерным знаком 66Ь и вляпалась во все это. И теперь у нас уже таких забот нет.

- Думаю, мясо со здешним зеленым горошком придется тебе по вкусу.

- К пиву пойдет, - согласился Грег и направился к дому.

Пока Стив разогревал ужин, Грег успел выпить еще две бутылки. Пустые он расставлял на столе рядышком, так, чтобы этикетки со слоном смотрели в одну сторону.

- Счастливого рождества! - сказал он, когда Стив поставил на стол тарелки. Он попытался встать, с трудом приподнялся и- опустился обратно. Счастливого рождества, - повторил он и вытянул руку с кружкой. Стив взял свою кружку и чокнулся с ним, так что пиво выплеснулось на стол.

- Так ты настроения не поднимешь, - заметил Грег.

Потом они ели мясо с горошком и запивали пивом.

- Можно было бы попробовать печень аиста, - сказал Грег, открывая очередную бутылку,

- Аиста?

- Ну да. Вместо индейки. Их продают у меня на рынке выпотрошенными.

- Настоящих аистов?

- Они долетают до самого экватора. На севере им уже нечего делать. Прилетают и гибнут. Сезонная пища, хотя и не слишком съедобная. Люди тоже к нам тянутся, Все прибывают и прибывают. Возвращаются в свою колыбель, блудные сыновья...

По стороне Грега слонов становилось все больше.

- Не пьешь, - сказал Грег. - А я специально для тебя тащил все это добро.

- Я позвоню.

- Как, ты все еще звонишь?

- Да...

- Слишком много тебе платят за радиацию, как я посмотрю. Вместо этого абонента ты мог бы завести не одну, а двух постоянных подружек.

- Мне нравится так, как есть.

- Ты впадаешь в чудачество.

- Не я один. Я позвоню, а потом наверстаю свое отставание. "Таскер" отличная марка.

Он встал и перешел в спальню. Кроме кровати, здесь был лишь ночной столик и телефон на нем. Дверь он прикрыл возможно плотнее. Потом набрал на клавишах номер из двенадцати цифр. Короткий гудок, и сразу же он услыхал ее голос.

- Это ты. Как хорошо, что ты позвонил.

- Ты же знала, что я позвоню...

- Да. Я решила, что свечки на елке зажгу после твоего звонка,

- Уже стемнело?

- Стемнело, но звезд не видно...

- Знаешь, что я хочу тебе пожелать?

- ...чтобы мы были вместе.

-Да.

- Ведь когда-нибудь ты приедешь.

- Приеду.

- ...опять был этот звонок.

- И что? Ты бросила трубку, как я просил?

- Да... то есть не сразу. Думала, это ты.

- Что он говорил?

- Что меня нет.

- Что еще?

- Что ни дома, ни города тоже нет.

- Я тебя так просил...

- Не могу я бросить трубку. А вдруг это ты? Знаешь, у нас тут снег, много снега. Он выпал утром, и машины его разгребают, а деревья еще белые-белые...

Что-то затрещало в трубке, и теперь он слышал только близкую тишину прерванного разговора. Он подождал гудка и снова набрал двенадцать цифр. Линия с минуту молчала, потом голос автомата произнес;

- ...в этом городе такого номера не было...

Он попробовал еще раз. В третий раз услышав все тот же голос, он медленно и отчетливо потребовал дежурного оператора.

- Меня не соединяют, - сказал он, когда тот отозвался.

- Значит, такого номера не было,

- Я только что по нему разговаривал. Номер правильный.

- Вы уверены? Вы же знаете, мы не монтируем номеров, если их не было. Такое у нас правило.

- Знаю. Но вы можете проверить... - Он дал номер своего телефона, адрес своего дома.

- Минутку, - сказал оператор, - я проверю в старых телефонных книгах, а не в компьютере. Так будет вернее.

Он ждал и смотрел через окно в долину, на которую сползала тень от холмов,

- Извините, - отозвался наконец оператор, - Но мы обслуживаем столько бывших городов, что найти номер действительно нелегко. Вы правы, номер зарегистрирован. Адрес сходится тоже. Должно быть, неполадки в нашей системе. Разумеется, мы не включим в счет сегодняшний день.

- А завтра?

- Завтра мы все исправим. У вас, конечно, есть проба голоса?

- Есть, - сказал он и подумал о ленте, которую она для него записала перед его отъездом.

-Прекрасно. В крайнем-случае восстановим по записи. Разумеется, бесплатно. Вы наверняка сможете позвонить домой перед Новым годом. А сегодня счастливого рождества4