Смертники. 510 мальчишек генерала Жукова (СИ)

Смертники. 510 мальчишек генерала Жукова (СИ)

Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков Приказал любой ценой 1 октября 1941 года деблокировать Ораниенбаумский плацдарм.

Буквально накануне, всего за два месяца группа армий «Север» под руководством генерал-фельдмаршала Вильгельма фон Лееба подошла к колыбели революции и вышла от Красного Села к Финскому заливу.

В сентябре была захвачена Стрельня, далее Петергоф. Под ударом оказалась основная база Балтийского флота, расположенная в Кронштадте. С юга немцы заблокировали Ленинград от Финского залива до Ладожского озера.

С севера город был окружён войсками Финляндии.

Маннергейм дважды отказал Гитлеру брать Ленинград под контроль.

Это его решение на тот момент и спасло город от неминуемой оккупации, потому как с северной стороны он был абсолютно беззащитен. Напрочь, стопроцентно, целиком и полностью. И это не смотря на то что в 1939 году мы бомбили Хельсинки и у финнов вовсю витал дух реваншизма за устроенную им Зимнюю войнушку. С высоты прожитых лет смотришь сейчас на те события и абсолютно правомерной становится установка мемориальной плиты в С. Петербурге вражескому полководцу Маннергейму.

А фюрер забрал тогда у фон Лееба весь броневой кулак и передал его частям, движущимся на Москву, в группу армий «Центр». Бронетанковых сил у фашистов для сокрушительного удара по городу на Неве не осталось.

Тем самым блокада города стала неизбежной. Немцы стали закапываться в землю. А мы положили здесь в бесконечных и кровавых наступлениях почти 2 миллиона советских душ. Добавьте сюда ещё 1 миллион погибших в самом городе.

Вопреки расхожему мнению ни один из фронтов Северного направления никогда не оборонялся. Это относится к Волховскому, Калининскому, Ленинградскому, Северо-Западному. Мы всегда и везде беспрерывно атаковали, нападали, пытались сломить глубокоэшелонированую оборону немцев любой ценой. А цена эта была определена двумя психопатами, которые не кокетничали при оценке ценности человеческой жизни. И фатальный круговорот здесь совсем не причём. Так уж сложилось в истории: или они, или мы? Чья возьмёт? А за ценой мы никогда не стояли…

Но тогда Жуковский фронт трещал по швам. Паника вселилась в умы красных командиров.

…К осени лично Жуков уже проиграл 23-27 июня крупнейшее в мировой истории танковое сражение в районе Дубно, Луцка и Ровно.

Там было 8069 наших против 699 немецких танков.

Попробую перечислить для неверующих: 8,9,15,19,22 мехкорпуса имели 2803 танка, западнее Бродов сражался 4 мехкорпус-892 танка. В районе Острога бился 5 мехкорпус 1070 танков… И так далее по 3 юго-западным военным округам (в т.ч. ВИЖ № 11, 1993).

Но немцы не миндальничали. Ихний Абвер был прекрасно осведомлён о потенциальных полководческих возможностях советского необразованного генерала армии, способного профанерить любое выигрышное для своей армии положение дел.

В результате мы потеряли 2648 машин и разбежались по рощам да оврагам.

6 мехкорпусов РККА поочерёдно было бездарно уничтожено. Безвозвратно. Сохранилось не более 10-15% боевых машин. Будучи окружаемым, тактически грамотно, сохранив до 50% своих бронетанковых единиц отступил лишь один генерал, командир 4 мехкорпуса… А.А. Власов.

Да да, тот самый.

В сентябре именно его 37 армию Жуков, забыв (?) оповестить об отступлении, бросит погибать в окружении под Киевом! Но и здесь храбрый генерал Власов отличится, выведет свои войска из окружения с достоинством и с минимальными потерями. До того момента, когда его 2 ударную амию Главнокомандующий подставит и разменяет у Мясного Бора под Новгородом останется всего 9 месяцев. А пока он станет героем при обороне Москвы, его назовут спасителем столицы, будут слагать и петь про него песни. Только невдомёк ему будет, что над его талантливой звездой полководца судьба уже отбросила зловещую тень великого завистника.

Но о конкуренте непотопляемого Жукова в другой раз. Это совершенно иная история…

А в то время немцы аккуратно переправили 260 своих повреждённых танков в ремонт (!) и двинули, не задерживаясь дальше, на восток.

На момент этой обструкции и всемирного позорища генерал армии Жуков занимал должность начальника Генштаба РККА. И с какой стати он попёрся из мирной, пока, Москвы на передовую, в то время, когда вся страна находилась под угрозой?

А я объясню. Ответ тривиален и достаточно приземлён.

По технологии танкового оборонительного боя нам требовалось иметь в наличии всего 200-250 боевых машин, чтобы сдержать натиск противника. А здесь, на узком участке фронта, в ограниченном треугольничке скопилась безусветная армада советской бронетехники. Дураку было понятно, что фашистские механизированные колонны двигались в основном всего по 3 рокадным панцер-дорогам. При талантливом построении дела, вроде бы прихлопнуть их оккупационный порыв было, лишь, делом времени. Считалось, что не сегодня, так завтра будет большой кирдык фашисту.

Ожидалось, что это станет сокрушительным ударом по врагу и вторая Звезда Героя заблестит на мундире Георгия Константиновича. И тогда… Тогда встречай салютами да фейерверками столица-матушка теперь уже дважды Героя. Гордись страна беспримерным подвигом великого и непревзойдённого стратега.

Однако, не случилось.

Бросив своих солдат, на личном самолёте будущий "маршал Победы" позорно сбежал из Тернополя в Москву, а его свирепый корпусной комиссар Вашугин не выдержав позора и бесчестия, застрелился.

Впоследствии, прибыв на Ленинградский фронт, Георгий Константинович тут же умудрился проиграть битву за Красногвардейск (Гатчину). Этот УР (укрепрайон он сам возводил, будучи начальником Генштаба РККА с января 1941 года). Как же он готовил свой укрепрайон, если сам же и сдал его за считанные часы?

И знайте, как оправдывался генерал армии тогдашнему начальнику Генштаба РККА Борису Шапошникову?

Якобы фашисты обтекли его УР по флангам перелесками (!), вследствие чего пришлось не просто бросить стратегически важный и последний оборонительный объект на пути врага к Ленинграду, а фактически в панике бежать с тех мест балками да полями. Бред сивой кобылы ни больше, ни меньше.

В таком случае чего же славные защитники Брестской крепости не сбежали с поля боя, будучи обречёнными? И кто в этом случае должен был Родину защищать? Ведь генерала Павлова за подобный проступок просто пришлёпнули у кирпичной стенки.

Неужели Жукову повезло? Или кто-то всемогущий позволил уйти ему от ответственности?

Здесь же он реально не представлял, каким образом можно остановить фашистов. И ничего больше не придумал, как совершить достаточно сомнительный по эффективности, от начала до конца бездарно подготовленный отвлекающий манёвр.

…Смертниками были определены и назначены 510 матросов в возрасте 20 лет.

Это были члены экипажей линкоров «Марат», «Октябрьская революция», крейсера «Киров» и восемнадцатилетние курсанты училищ. Мальчишки.

Дурной приказ предусматривал отвлечь силы противника на южном берегу Финского залива. А точнее в районе Нижнего парка Петергофа.

Второпях, собранным матросам дали пару дней на подготовку.

Однако, тактике штурмового боя обучить было некому.

Боеприпасы к винтовкам выдали поштучно, а гранат и противотанковых ружей не было вовсе.

Автоматов ППШ, пистолетов и боевых ножей для ближнего боя под рукой не оказалось.

О взводных миномётах 50 мм только мечтали.

Полевая маскировочная форма отсутствовала. Все так и остались во флотском обмундировании.

Фактически, штурмовая группа была не подготовлена. По-военному, это считается, что была в реальном положении дел с голыми руками.

Отдав приказ, Жуков совершенно не побеспокоился о прикрытии штурмовых отрядов, потому что, якобы, фронтовая артиллерия не была обеспечена боекомплектом (?). Хотя, из Кронштадта можно было в любом случае поддержать огнём. И выделить пару звеньев бомбардировщиков из фронтовой авиации. Всего-то 12 машин из плановых 1500 единиц. На возможных путях отхода десанта к морю со стороны Финского залива требовалось обеспечить несколько быстроходных (торпедных) катеров.