Спасибо за все, Джон

Спасибо за все, Джон

Игорь Пронин

Спасибо за все, Джон

Джон Рудольфино был простым американским парнем. Да таким, пожалуй, и остался, несмотря на все с ним произошедшее. Хотя – как знать? Сейчас о нем нет никаких сведений. Но в тот вечер Джон ехал себе по шоссе на новенькой «мицубиши» и подпевал радиоприемнику. Принято считать, что простой американский парень выбирает исключительно кантри, но это не совсем верно. Джон подпевал Мадонне, которую здорово уважал с самого детства, а если иногда и стеснялся об этом говорить в боулинге, то исключительно из врожденной скромности. Потому что он и в самом деле был простым американским парнем. Может быть, даже типичным.

И все это не играло абсолютно никакой роли: ни Мадонна, ни боулинг, ни «мицубиши». Не играло роли также, что Джон Рудольфино был белым мужчиной среднего достатка, двадцати девяти с половиной лет, не женатым ни разу, но имевшим за это время восемь мест работы и шесть половых партнеров – или семь, если считать преподавательницу физкультуры в начальной школе, как-то раз заманившую его в кабинет и за разговором о бейсболе гладившую его по всему телу до тех пор, пока не получила глубочайшее удовлетворение. И даже то, что Джон не курил, не играло роли. Судьба склонилась над ним, и выкрутиться парень не имел ни единого шанса.

В какой-то момент шоссе и впереди, и сзади опустело, Джон разогнался от души, запел громче и пришел в совершенно приподнятое настроение духа. Вы замечали, что неожиданные неприятности происходят с нами именно в такие моменты? Бедный Джон Рудольфино не знал, что над ним уже летит, летит, словно демон зла, совершенно обтекаемое неопознанное тело из серебристого металла. Оставались сущие пустяки, и они произошли незамедлительно: вспыхнул широкий луч яркого белого света, «мицубиши» заглох, а Джон… Как бы это сказать печатно? Сильно удивился. Буквально до выпученных глаз и пульсирующего ануса. Пока машина бежала на холостом ходу, руки сами вырулили на обочину, и припарковался Джон вполне по-человечески. К сожалению, это все, за что его можно похвалить: потом жертва инопланетян выскочила на дорогу и понеслась по ней что есть духу, оглашая пустынные окрестности нечленораздельными, зато истошными криками.

Конечно же, далеко он не убежал: свет вспыхнул с новой силой и – все, «Добро пожаловать в клуб похищенных летающими блюдцами!». Жил-поживал Джон Рудольфино, торговал бытовой техникой, подбирался к седьмому (или восьмому) половому партнеру, наконец-то блондинке, а теперь все это оказалось лишь предысторией. Страшная штука жизнь человеческая, если задуматься. Джон немного задумался, пока поднимался к летающему диску серебристого металла, но только немного – быстро его подняли. Ну, или он не очень быстро соображал. Какая разница?

Следовало бы ожидать, что Джон оказался внутри летающего блюдца, в очень странном интерьере. Так и вышло. Интерьер сочетал в себе безумно футуристические черты с человеконенавистническими, хотя что там куда относилось, пленник не мог сказать. Единственным предметом, который показался Джону родным, был здоровенный монитор почти привычного вида. Вот разве что буквы на нем были зелеными, а фон – черным. В остальном вокруг имелись только какие-то странные рычаги, кнопки, табло… Да, и все оказалось залито мерцающим голубым светом, но это Джона не удивило. Он иногда читал газеты.

– Что за… мать вашу?! – спросил Джон. По крайней мере так это озвучили бы русские. – Что за, мать вашу, происходит, мать вашу в вашу мать этой вашей матери?!

Оно и понятно: терять-то ему было нечего. Если уж тебя захомутали для бесчеловечных экспериментов и изнасилований щупальцами, то уж не отвертишься. Внутренне Джон уже смирился с тем, что ему то ли придется вынашивать маленьких сириусян, то ли служить наглядным пособием в их же анатомическом театре (без наркоза), то ли оказаться зомбированным на всю голову и в едином строю атаковать Белый дом отчизны. Последний вариант был бы предпочтительнее, но до торговли ли? Сперва надо разобраться, чего от него хотят хозяева. Джон и старался.

– Что за… мать вашу?! Я вам не враг, вашу мать, я разумное существо, мать вашу, я готов сотрудничать!

На самом деле Джон, конечно же, собирался только прикинуться сотрудничающим, а в первом же сражении перебежать к своим… Ну, или не в первом, а когда украдет летающее блюдце, которое изменит ход войны – как-то примерно так. У него не было времени подумать.

Тем более что голубоватый свет вспыхнул чуть сильнее и Джон Рудольфино увидел за полупрозрачной (он не знал, как у них так получается, объяснить даже не мог) перегородкой нескольких существ. Иди пойми, скольких – там одних конечностей хватило бы на батальон морской пехоты. А если после сражения, то и на полк. Джон примолк, и тут на экране появились буквы – родные, латинские буквы! Так и хотелось добавить: мать их!

– ПРИВЕТСТВУЕМ ТЕБЯ, ЗЕМЛЯНИН! ЕСТЬ РАЗГОВОР.

– Ага, – согласился Джон. – Типа привет.

Контакт наконец-то налажен, можно немного перевести дух. Джон, как уже говорилось, был простым белым американским парнем, где-то даже типичным (возможно!). Он трудился менеджером среднего звена, управляя пятью тупоголовыми кретинами в торговом зале, он молча ненавидел черных и латиносов, вполголоса голубых и евреев, громко русских и мусульман, он любил боулинг и пиво, он надеялся, что когда-нибудь найдет работу поприличнее и купит в рассрочку дом, а потом женится на тощей блондинке с большими сиськами. Хоть бы и силиконовыми – не ему ж из них сосать. Он надеялся завести детей и однажды умереть в их окружении, сказав что-нибудь крутое, как в вестернах. И вот теперь Джон осознал, что все это висит на волоске. Нет, не так уж медленно он соображал. Просто не мгновенно.

– Слушайте, мать вашу… То есть, нет! Нет, я хочу сказать: отпустите меня, пожалуйста! Мы ведь, земляне, мы безвредные и слаборазвитые. А я вообще… Вообще ни при чем.

– РАЗГОВОР НЕ О ТОМ, – скупо заметили сириусяне зелеными буквами. – С ТОБОЙ ГОВОРИТ ОДНО ВЕСЬМА УВАЖАЕМОЕ СУЩЕСТВО. Я.

– Здрасте! – закивал Джон, пытаясь сообразить, кто же из тех, что за перегородкой – весьма уважаемое существо.

– Я ХОЧУ СООБЩИТЬ ТЕБЕ: ВАША ПЛАНЕТА СКОРО БУДЕТ ПОДГОТОВЛЕНА ДЛЯ КОЛОНИЗАЦИИ. ИЗУЧЕНИЕ ПОЧТИ ОКОНЧЕНО.

– Ага, спасибо.

– НЕ ЗА ЧТО, ПОСЛЕ ЭТОГО ТВОЙ ВИД НЕ СМОЖЕТ ЗДЕСЬ ЖИТЬ. ВЫ ВСЕ УМРЕТЕ. ВАС УЖЕ ВКЛЮЧИЛИ В КОЛОНИЗАЦИОННЫЙ ПЛАН.

– И когда, примерно? – осведомился прагматичный Джон. «Может, и не стоит заводить детей? Тощие блондинки, говорят, от этого портятся». – То есть очень спасибо вам, что вы так любезны и предупредили. А где ж нам всем жить теперь?

– НЕ СОВСЕМ ТЕПЕРЬ. ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ВАШИХ ИЗМЕРИТЕЛЬНЫХ ЕДИНИЦ. Я ПРО ТЕ, ЧТО ОБОРОТЫ ВОКРУГ ЗВЕЗДЫ.

– Вокруг звезды?..

Джон не знал многого: сколько планет в солнечной системе, значения числа пи, операций с дробями, теории Дарвина, истории Второй Мировой войны, Лолиты Милявской… Но не стоит считать простого американского парня тупым.

– Не так уж много, – быстро прикинул Джон. – И что вы нам предлагаете?

Существа за перегородкой принялись колыхаться.

– Я ТЕБЕ НИЧЕГО НЕ ПРЕДЛОЖУ, ПОЗВОНОЧНЫЙ. Я ХОТЕЛ БЫ ОТ ТЕБЯ УСЛЫШАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.

– Вы – бизнесмен? – догадался Джон. У американцев хорошее чутье на этих существ.

– ОТЧАСТИ. ИЛИ – ВРОДЕ ТОГО. ИТАК, МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ ТОВАР. НАСКОЛЬКО Я ПОНИМАЮ, ТЫ СВЯЗАН С ПРОДАЖАМИ И ЗНАЕШЬ, ЧТО ЭТО ТАКОЕ. ЕСЛИ ТВОЯ ПЛАНЕТА И МОЖЕТ УЦЕЛЕТЬ, ТО ТОЛЬКО В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ СМОЖЕТ ПРЕДЛОЖИТЬ МНЕ ТОВАР. ТОГДА Я БУДУ ХОДАТАЙСТВОВАТЬ ПЕРЕД СВОИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ… ОНО ОБЫЧНО ИДЕТ НАВСТРЕЧУ ТОМУ, ЧТО ВЫ НАЗЫВАЕТЕ БИЗНЕСОМ.

Вот теперь Джону немного полегчало. Окажись на его месте какой-нибудь менее развитый парень, то, может быть, думал бы только о своей шкуре. Но Джон Рудольфино был хоть и простым парнем, но американцем, и сразу смекнул, что дело пахнет жареным. Двадцать лет – это маловато. Отцу Джона было хорошо за шестьдесят, так и то старался оттянуться в своем пенсионном городке. А самому пленнику было всего двадцать девять, значит… Ну, он не очень силен был в математике, а время – деньги. Этот, который «уважаемое существо», хотел товара, и обратился к Джону – такой шанс если и бывает, то только раз в жизни! Вселенная – это, должно быть, порядочного размера рынок, и, возможно, с разнообразными запросами… Сорок девять, кстати, – это про возраст Джона в момент уничтожения землян. Он успел все же прикинуть, ловкач.