Страна песков

  Как бы то ни было, но народно-демократическая партия Афганистана за какой-то год-полтора умудрилась настроить против своих членов НДПА немалое количество своих же сограждан. Как в городах, где у убитых контрреволюционеров продолжали оставаться родственники по мужской линии. Так и в сельских районах, где оставшиеся без своих земель «кулаки и их подкулачники» перешли границу и стали обучаться военному делу в наспех созданных там учебных лагерях. Ведь афганцы хоть и считаются очень воинственными людьми, однако далеко не все племена и кланы обладали столь внушительным арсеналом вооружений и боеприпасов, чтобы вступить в неравную борьбу с государственной махиной…

  «Но это же дело поправимое!.. Наша заграница-то всегда поможет! Да нашим-то врагам!»

  А ведь прошло-то совсем немного времени… И спустя несколько месяцев по всему Афганистану стали раздаваться автоматные очереди и одиночные винтовочно-ружейные выстрелы. Это пустили в свой ответный ход персональное оружие обиженные новой властью люди. Они-то и мстили за всё! За убитых родственников и отобранные земли, за поруганные многовековые традиции и непонятные нововведения, за разрушение семейных устоев и надругательство над своей Верой в Бога…

  И надо отметить то, что афганские коммунисты оказались точно такими же атеистами, как и все их заграничные коллеги по марксистской теории научного материализма. Но в местных условиях члены НДПА предстали в качестве откровенных безбожников. Да товарищи афганские атеисты и не скрывали этого своего идеологически обоснованного аспекта, чем очень сильно подорвали свои взаимоотношения с поголовно верующим населением. Данное обстоятельство очень умело использовали их идейные враги…

  Дальше – ещё больше!.. Как это и было заведено во всех странах, окрепшая революция стала пожирать всех тех, кто её же и породил. Любимый ученик Хафизулла Амин в знак своей признательности приказал задушить подушками своего уважаемого учителя Нурмухаммада Тараки, когда тот спал. Дворцовая стража добросовестно выполнила свой долг, и великий наставник уснул вечным сном. Всё это дело потом списали на, естественно, врагов Апрельской революции. Кого надо, того и расстреляли. Нурмухаммада Тараки похоронили с пышными почестями. А Хафизулла Амин стал единственным руководителем, то есть правителем Афганистана. Он сразу же признался в верности идеям коммунизма и тут же обратился к соседнему Советскому Союзу за братской военной помощью… Ведь в его стране было очень уж неспокойно…

  «Но Амин не учёл тот факт, что у нас инициатива может наказать самого инициатора… И потом… Его дворец штурмовали именно советские спецподразделения…»  

  А когда в потенциально социалистический Афганистан по решению Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза были введены советские же вооружённые подразделения, то отдельные и крайне небольшие очаги народного сопротивления новой будто бы демократической власти превратились в довольно-таки мощное пламя освободительной борьбы. Ведь местное население по-прежнему не разбиралось во всех тонкостях социально-классового построения европейски цивилизованных сообществ. В подавляющем своём большинстве афганцы придерживались старых жизненных укладов… А тут во всеобщем людском понимании появилось только одно – на их землю пришёл вооружённый враг! А вследствии этого доныне существующие внутренние распри или противоречия между самыми разнообразными политическими партиями и организациями… Всё это моментально отодвинулось на задний план. И теперь для многих жителей Афганистана осталось только одно направление борьбы – с вторгшимся на их территорию захватчиком.  

  А потому всем многонациональным племенам и этническим группам Афганистана оказалось безразличным то, что советским вооружённым силам уже удалось навести необходимый порядок в таких цивилизованных странах, как Германская Демократическая Республика и Венгрия, Чехословакия или где-то там ещё… Местные жители очень хорошо помнили свой боевой опыт столетней давности, когда в 1870 году на их землю со стороны Индии вторглись английские войска в количестве 48 тысяч человек. И тогда все народы Афганистана поднялись на освободительную борьбу. И победили! В память об этой победе у них остались песни и легенды, а также трофейное вооружение… Так что… Советские войска оказались в крайне невыгодных для себя условиях… В условиях всеобщей неприязни и неодобрения…  

  Положение ухудшилось после того, как по «шурави» были произведены первые одиночные выстрелы… Как правило, из-за дувала… Красные командиры рубанули приказом, как шашкой… И в ответ оказались применёнными такие мощные средства поражения как бомбо-штурмовая авиация и артиллерия… Причём, всё по тем же дувалам… То есть по населённым пунктам…

  Чтобы сохранить жизнь уцелевшим женщинам, старикам и детям местные жители целыми кишлаками подались в иммиграцию… То есть попросту перешли границу и стали ожидать окончания всей этой афганской заварухи в более - менее спокойных землях соседнего Ирана или Пакистана. Но время шло, а мир всё не наступал… В этих лагерях афганских беженцев подрастали всё новые и новые мужчины, которые считали своим наипервейшим долгом вступить в войну с теми, кто и привёл их семьи в столь ужасающее положение изгоев…

  Вот так и разгорелась война между советскими воинами-освободителями и афганскими партизанами-мстителями. Партийная идеология называла первых защитниками светлого будущего, а вторых клеймила как непримиримых врагов народа. С противоположной стороны тоже не оставались в долгу и наклеивали на посланников партии ярлыки захватчиков тире агрессоров тире оккупантов, тогда как своих верных последователей именовали борцами за Веру. И никак иначе!..

  Ведь столь непривычной здесь марксистско-ленинской идеологии В Афганистане противопоставлялось такое святое понятие как необходимость освобождения Родной земли, а также не менее значимое осознание борьбы за поруганную Веру! И именно эти два непреложных постулата перевешивали в обычном афганском мировоззрении всю мощь советской военной техники, дополненную многими томами Маркса-Энгельса-Ленина… Хоть и переведёнными на языки дари и пушту… Арабская вязь Корана побеждала в идейном споре всех трёх мыслителей коммунизма. И полуразрушенные кишлаки, покинутые их жителями, являлись самым лучшим тому подтверждением.  

  Однако война подпитывалась не только разными мироощущениями. Афганские жители не желали предавать свою Веру в Бога ни под какой идеологической подоплёкой. Это сильно повышало их идейный статус не только внутри своей страны, но и в близлежащих государствах. Ведь афганцы сражались не только против оккупантов-захватчиков, но также против безбожников-атеистов!..

  «Которые влезли со своими общевоинскими Уставами, да ещё и в чужой монастырь… Даже не спросив на то разрешения…»

  И всё ж одной только стойкости духа явно недостаточно для ведения успешных боевых действий в современной технически оснащённой и энерговооружённой войне. Ведь Советский Союз обладает огромнейшим экономическим потенциалом и очень значительным боевым арсеналом. Современные танки и БМП, истребители-бомбардировщики и штурмовики, военно-транспортные самолёты и вертолёты, реактивные системы залпового огня и всевозможная артиллерия, противопехотные мины и ночные прицелы, средства связи и наблюдения. Противостоять всей этой смертоносной армаде… Да ещё и имея в руках лишь старенький Бур… Ну, или автомат Калашникова… Очень трудно! Практически невозможно!

  Но на помощь афганским борцам за Веру пришёл идеологический противник всеобщего коммунизма – мировой капитализм. Уж кому-кому, а ему-то и не привыкать ко всяческому противодействию распространению «красной угрозы»… Не остались в стороне и страны арабского сообщества, захлёстываемые немереным количеством нефтедолларов и избыточным желанием помочь единоверцам. Ну, и само собой, соседние Иран с Пакистаном, которые предоставили свои территории не только для женщин, стариков и пока ещё детей…

  И в приграничных лагерях афганские моджахеды стали обучаться вполне современным способам ведения успешной войны. Ведь противотанковые мины способны свести к нолю боевые возможности по применению этих многотонных бронированных монстров, вооружённых дальнобойной пушкой и пулемётом. Для борьбы с другой бронетехникой очень даже пригодны противотранспортные мины. Они же способны полностью парализовать всяческое передвижение на основных транспортных магистралях и на второстепенных дорогах. А для противодействия воздушным целям придуманы переносные зенитные ракетные комплексы, запускаемые всего лишь одним человеком, да ещё и с его же плеча.