Телепатическое ружье

Телепатическое ружье

Юрий Брайдер, Николай Чадович

Телепатическое ружье

Когда Иван во втором часу ночи подошел к своему дому, у калитки его ожидали двое.

– Сургучев И. Б.? – спросил один из них.

– Ага, – ответил Иван.

– Тысяча девятьсот шестидесятого года рождения?

– Да. А в чем дело?

Неизвестный, несмотря на темноту, сделал пометку в какой-то бумаге.

– Распишитесь здесь и здесь, – сказал он.

– Зачем?

– Это пустая формальность. Такой порядок.

– Слушай, дядя, – проникновенно сказал Иван. – Шел бы ты отсюда!

В голове его был легкий туман, а в ушах все еще звучала зажигательная дискотечная музыка.

– У нас мало времени, – скучным голосом сказал неизвестный. – Сегодня уже воскресенье. В понедельник утром, возможно, на Марсе начнутся военные действия. Двенадцать часов назад объявлена выборочная мобилизация почти во всех витках нашей Галактики. Земля должна выставить каждого двухмиллиардного. Вы внесены в списки. Нужно спешить.

– Ну, я пошел, – сказал Иван. – Бывайте здоровы! – Кулаки его зудели, но связываться сразу с двумя не хотелось.

– Подождите! – услышал он вслед. – С живыми уж очень много возни. Да и вам так будет спокойнее.

Иван обернулся. Тот из психов, который все время молчал, правой рукой вытащил из-за пазухи тускло блеснувший в лунном свете пистолет, а левой ловко подсоединил к стволу длинную трубку.

– Эй, брось! – закричал Иван.

* * *

Прежде чем очнуться, он вновь пережил все это: и горячий пронзающий удар в бок, и трепет разорванных внутренностей, и вкус хлынувшей из горла крови, и собственную короткую агонию.

Иван лежал на чем-то жестком и холодном, плотно упакованный в пахнувшую пылью мешковину. Рот и глаза были заклеены. В груди саднило. Ни рук, ни ног он не ощущал.

– Пломба в порядке, – сказал кто-то над ним. Голос напоминал визг обреченного на смерть поросенка. – Где там нож?

– Ты не очень-то, – сказал другой голос, спокойный и властный. – Тряпки здесь дороже золота.

Послышался треск разрезаемой ткани, и голого, окоченевшего Ивана вытряхнули из мешка.

– Антропоид, – сказал первый голос разочарованно. – Опять антропоид!

– Ну и что! – возразил второй. – Из них получаются самые лучшие солдаты. Правда, жрут они много, это точно. Что там еще?

– Товарная бирка. «Класс: теплокровный позвоночный, кислорододышащий. Отряд: антропоиды. Раса: гоминид. Способ ассимиляции: Б. Способ диссимиляции: Б. Коэффициент жизнеспособности: 3, 01. Степень разумности: А7. Сорт: 2».

– Все?

– Нет. Еще инструкция:

«При соблюдении нижеследующих правил данный индивидуум сохраняет жизнедеятельность и жизнеспособность на неопределенно долгий срок…»

– Хватит! Как-нибудь и без инструкции разберемся. Отдери с него пластырь. Пусть очухается.

Какие-то смутные тени шевелились вокруг Ивана, что-то звякало рядом. Игла шприца несколько раз впивалась в предплечье, но он засыпал вновь и вновь. Прошло немало времени, прежде чем Иван разглядел огромный, темный, заваленный каким-то ржавым хламом подвал и склонившуюся над ним фигуру в долгополой шубе и в чем-то вроде мотоциклетного шлема на голове.

– Вставай, приятель, – сказало существо в шубе и шлеме. – Набери побольше воздуха и не спеши его выпускать. Тебе сделали небольшую операцию, и теперь твои легкие могут усваивать значительно больше кислорода, чем раньше. И речь нашу ты понимаешь свободно. Марсианская медицина – это тебе не что-нибудь!

– Так вы, значит, марсианин? – спросил Иван, еле шевеля губами.

– Нет, я с Земли, как и ты.

– Значит, и вас тоже… – большим пальцем правой руки Иван сделал неопределенный жест возле своего горла.

– Пусть бы только попробовали! Я – доброволец. Солдат удачи, так сказать. Платят здесь прилично, да и служба не из тяжелых. Я в таких делах разбираюсь. Меньше чем за двести монет в день не нанимался. А здесь обещали в десять раз больше, неплохо, как считаешь? Ты бы тоже не отказался, да?

– Может быть, – пробормотал Иван.

– Кстати, а ты где жил на Земле?

– Возле Минска.

– Это… где-то в Монголии?..

– Примерно, – просипел Иван. Он никак не мог понять, шутят с ним или говорят серьезно.

– Ну, тогда порядок! Монголы – парни что надо! Слышал я кое-что… Чингисхан, да?

– Да… – согласился совсем ошалевший Иван.

– Можешь звать меня сержантом. Правда, званий тут никаких нет, но я привык, чтобы меня так называли. Скоро ты сам все узнаешь. Познакомишься с ребятами. Кого тут только нет! Одни дышат кислородом, другие – сероводородом, а третьи – не то фтором, не то хлором. Есть и рогатые, и хвостатые, и с крокодильими мордами. Но, впрочем, настоящих солдат мало… Да, кстати! На, поешь.

Сержант протянул Ивану твердый сухой брикет размером с кирпич.

– Это унифицированный паек, – объяснил он. – Бифштекс, конечно, вкуснее, но не готовить же его для тебя одного. Если тебе захочется бифштексов или, к примеру, яичницы, то какой-нибудь придурок из созвездия Персея потребует пирожков с цианистым калием. Так что привыкай… Хотя ты, наверное, и дома досыта не жрал?

– Жрал, – ответил Иван, давясь унифицированным пайком.

– Да, учти, – предупредил сержант. – На довольствие тебя поставят только с завтрашнего дня. Так что эту порцию придется возместить. Выбирай: или по трети три дня, или по четверти – четыре.

– По половине – два, – сказал Иван. – Теперь попить бы чего…

– А вот про это – забудь! Ты не на Земле. В унифицированном пайке содержатся все вещества, необходимые для жизни. В том числе, и жидкость в связанном виде. По крайней мере, от жажды ты не умрешь. Вот ведомость. Распишись. Комплект белья, комбинезон с подогревом, пара обуви, носки, шуба, шлем, два подшлемника, перчатки, кислородный аппарат. Белья, правда, пока нет. Получишь позже. Одевайся… Ну, как? Нигде не жмет? Пройдись… Отлично! А теперь выбери себе оружие. – Сержант указал на кучу металлолома, сваленного вдоль стены.

Подойдя поближе, Иван увидел, что это оружие различных типов и систем – почти все сплошь покрытое коррозией, обгорелое и покореженное. Потоптавшись немного возле этой фантастической свалки, он подобрал лежащее с краю небольшое, довольно изящное устройство, похожее на ружье для подводной охоты.

– Ну, нет! – запротестовал сержант. – Разве это оружие для настоящего мужчины!

Кряхтя, он вытащил из кучи что-то тяжелое и длинное, как средневековая пищаль.

– Бери. Только почисть хорошенько, – сказал сержант. – А теперь пошли. Я покажу тебе казарму.

Старайся занять на нарах нижнее место. Там легче дышится.

Сержант последовательно открыл одну за другой три герметичные двери и, прежде чем вытолкать Ивана наружу, сказал:

– Глотни хорошенько воздуха. Он накопится у тебя в мышцах и крови, как у кита. Одного глубокого вдоха хватит минут на тридцать-сорок. Пошли.

Холод и ветер сразу же ослепили Ивана. Он закашлялся. Оранжевая равнина, вся усыпанная черно-красными булыжниками, дымилась ледяной пылью. Почва звенела под ногами. Кое-где, по клубам пара, поднимавшимся к фиолетовому небу, можно было угадать выходы подземных жилищ. Квадратный кусок равнины был тщательно очищен от камней и выровнен. Несколько фигур, закутанных в грязно-красные маскировочные халаты, шатаясь от ветра, разучивали строевые упражнения. В сторонке торчал добротно сработанный дощатый туалет.

– Первая цивилизованная уборная на Марсе, – гордо сказал сержант. – Построена по моему проекту.

* * *

В зловонной темноте казармы храпели, стонали и бредили во сне разнообразнейшие разумные существа, волею злого случая собранные здесь со всех уголков Галактики. С нар свешивались волосатые хвосты, чешуйчатые клешни, могучие хоботы и похожие на вареную вермишель щупальца.

Не найдя свободного места, Иван присел на нижние нары, возле свернувшейся клубком косматой туши. Нащипав из подстилки ветоши и набрав с пола горсть красного песка, он принялся сдирать ржавчину с толстого конического ствола.