Туннель времени (сборник)

Тони промолчал. На скулах Кларка заиграли желваки. Они стояли, казалось, в центре бесконечности, где ждать было нечего и неоткуда. Затем Тони кивнул головой.

Где-то у самого горизонта двигалась чёрная точка. Сзади неё поднимался клуб пыли. Точка быстро передвигалась по мёртвому пейзажу. Кларк ничего не сказал. Точка постепенно превратилась в чёрточку, затем небольшой шар, и, наконец, приобрела форму. Это была машина. Это не могло быть ничем иным. Вскоре можно было разглядеть, что это – купе защитного цвета, предназначенное специально для путешествий по песчаной местности. Машина подкатила и лихо остановилась в двух шагах от них.

Кларк сделал эти два шага и открыл дверцу.

– На заднем сиденье – фляга с водой, – сказал Тони. Сам он уселся с водителем. Шофёр был одет в гражданское, он дружески кивнул головой и выжал сцепление. Автомобиль развернулся и по старому следу поехал обратно к горизонту. По ветровому стеклу бил горячий ветер.

Самым обычным голосом шофёр спросил:

– Порядок, Тони?

– Сомневаюсь, – ответил тот. Он ни словом не обмолвился о сенаторе Кларке, но по его тону было совершенно ясно, что всё было не в порядке, и что виноват в этом был человек на заднем сиденье. Затем он в свою очередь спросил:

– Что нового?

– Приладили на кролика упряжку со звукопередатчиком, – сказал шофёр. – И Дуг подготовил видеозвуковой блок для следующих испытаний. Но что-то у них не ладится. По крайней мере, когда я уезжал, что-то было не в порядке.

Машина неслась вперёд. Позади неё поднималось облако пыли. Сенатор Кларк насмешливо сказал:

– Возможно, мне следует напомнить вам, что я могу слышать ваш разговор с шофёром. Не следует ли вам быть более осторожными и не говорить о делах в моём присутствии?

Водитель сказал:

– Простите, сэр.

– Сенатор, – сдержанно парировал Тони, – это Сэм Крейтон. Он один из наших специалистов. Ведущих специалистов.

Сенатор хмыкнул. Автомобиль продолжал мчаться под палящими лучами солнца. Место, где Тони и сенатор высадились, осталось далеко позади. Вокруг лежал безжизненный мир. Жара была невыносимой. Кларк поглядел на флягу с водой, лежащую рядом с ним, но был настолько зол, что даже не захотел утолить свою жажду.

– Понятно, – холодно сказал он. – Это очень предприимчиво с вашей стороны. Только скажите, разве не практичнее было использовать обычного шофёра? Вы всегда заставляете высокооплачиваемых специалистов выполнять эту чёрную работу?

– У него не лимитированный рабочий день, – сказал Тони. – И у меня тоже. И у большинства наших сотрудников. Генерал Кирк – официально находится в отставке. Дуг – доктор Филипс – работает днями и ночами. Сэм ведёт машину потому, что у нас нет никаких связей с внешним миром, и все работы, хоть отдалённо связанные с проектом, мы выполняем сами.

Кларк иронически на него взглянул, но промолчал. Сэм Крейтон сунул руку под сиденье и вытащил оттуда шнур, на котором висел микрофон. Он что-то проговорил туда и получил такой же невразумительный ответ. Машина замедлила скорость, и облако пыли за ней постепенно начало опадать. Они подъехали к мосту, на котором лежал большой камень, и объехали его слева, вновь остановились в центре пейзажа, ничуть не отличающегося от остальной пустыни.

Земля под ними внезапно провалилась. Они опускались десять, двадцать, тридцать футов. Затем остановка, и автомобиль вновь покатился вперёд. Позади них что-то поднялось. Плита, замаскированная под пустыню, вновь мягко встала на своё место. Машина осталась стоять в искусственной пещере с большими дверьми по одной из стен.

– Мы на месте, сэр, – сказал Тони.

Сенатор выбрался с заднего сиденья. Он явно не был потрясён. Иронически оглядевшись вокруг, он сказал:

– Это мне и придётся осматривать? Лифт в центре пустыни? А ещё что-нибудь у вас есть?

– Да, сэр, – терпеливо выдавил Тони. – Вы когда-нибудь были знакомы с Дугом – доктором Дугом Филипсом, сэр?

Кларк коротко ответил:

– Да. Очень давно.

– А с генералом Кирком? Я уже упоминал его имя. Генерал Хейвуд Кирк.

– Когда я его знал, он ещё не был генералом, – сказал Кларк. – Они здесь? Над чем они работают?

– Они работают над тем, что вы приехали осматривать, – сказал Тони Ньюмен. – Также как и я и немногие другие, они считают, что то, над чем мы работаем здесь, стоит тех денег и лет наших жизней, которые мы вложили в эту работу.

2

Они прошли сквозь большие двери в пустой, абсолютно ничем не примечательный коридор. Они шли, казалось, бесконечно долго по его вырезанным в скале извилинам. Затем они подошли к лифту. И стали медленно опускаться мимо бесчисленных этажей, одни из которых были темны, а другие ярко освещены, и по коридорам которых располагалось бесчисленное количество разнообразных приборов и безмолвствующих агрегатов. Наконец, они достигли дна пещеры. Их остановил охранник. Он кивнул Тони, но внимательно наблюдал, как тот прикладывает руку к стеклянной пластинке, которая освещалась снизу. Через секунду под пальцами Тони заиграл зеленоватый свет.

– Положите руку сюда, сэр, – вежливо сказал Ньюмен сенатору. – Отпечатки ваших пальцев были посланы нам заранее.

Кларк холодно возразил:

– В чём дело? Я уже здесь, а мне всё ещё не доверяют?

– Это единственный способ попасть внутрь, не поднимая сигнала тревоги, – настаивал Тони. – Простите, но тут ничего нельзя поделать.

Кларк положил руку на стеклянную пластинку. Через секунду из-под его пальцев тоже заструился зелёный свет, и дверь открылась. Тони указал Кларку дорогу.

Они вышли на большое открытое пространство с застеклённой крышей. Повсюду стояли различные аппараты. Увидев в центре огромный агрегат с полостями и выдвинутыми стержнями, сенатор Кларк нахмурился.

– У вас здесь атомная электростанция? – спросил он.

– Да, сэр. Мы не хотели зависеть от внешних источников энергии всё по тем же причинам, о которых я уже говорил.

Сенатор иронически хмыкнул.

Они продолжали свой путь. Прошли мимо машинного зала, в котором бесшумно работала паровая турбина, опять-таки на энергии, которую давала атомная электростанция. По мере их продвижения вперёд, этот подземный комплекс начинал казаться всё больше и больше и напоминал небольшой город где-нибудь у Средиземного моря, за исключением того, что не было уличного движения. Они увидели несколько человек. За одной из раскрытых дверей что-то торопливо печатала на машинке девушка. Народу было немного, за исключением одной толпы рабочих, возившихся у какого-то аппарата.

– Мне кажется, – угрюмо сказал сенатор, – что кучу денег угробили неизвестно на что. Сначала я думал, что несколько миллионов. Затем я решил, что не менее десяти. Сейчас я вижу, что мне просто не сосчитать этих миллионов, а конгресс об этом даже не подозревает! Вам придётся представить достаточно убедительные доказательства, что вы не выбросили деньги наших налогоплательщиков на ветер! И безо всякого разрешения конгресса!

– Мы считаем, что доказательства убедительные, сэр, – сказал Тони. – Но это правда, что Дуг, то есть доктор Филипс, сэр, сказал, что мы все можем попасть за решётку за то, что сделали.

– И вполне возможно, – сказал сенатор, – что я лично прослежу за тем, чтобы вы туда попали!

– Вполне возможно, сэр, – согласился Тони. – Но как бы то ни было, мы уже пришли.

У коридора, к которому они подошли, стояли двое охранников. Один из них снял телефонную трубку. Когда Ньюмен и Кларк подошли ближе, им махнули рукой, призывая подождать.

– Как! – насмешливо воскликнул Кларк. – Разве отпечатков моих пальцев недостаточно? Не кажется ли вам, что несколько перестраховались?

– Когда мы подошли, Дуг увидел нас по телевизору на экране, – сказал Тони. – Он приказал охранникам пропустить нас.

Они прошли по узкому коридору примерно десять ярдов. Тони нажал на дверную ручку, и они вошли в обычный до странности кабинет, какой можно увидеть повсюду, а не в самом центре пустыни, неизвестно где и в сотнях футов под землёй. Дуг Филипс встал из-за стола и сердечно пожал руку Кларку.