Туннель времени (сборник)

– Странно встретить тебя здесь, – дружелюбно сказал он. – Я рад, что именно тебя назначили проверять, куда это очередной гений разбазаривает правительственные деньги! Они могли бы послать и идиота! Ты, по крайней мере, поймёшь.

Кларк продолжал хмуриться. Он сказал как бы нехотя:

– Мы не виделись много лет, Дуг. То, что мы думали тогда друг о друге, могло быть и ошибкой. Но я не хочу судить предвзято, хотя тебе и придётся предоставить достаточно веские доказательства, что эти деньги истрачены – безо всякого ведома конгресса! – на дело.

Дуг весело кивнул головой, но Тони знал, что его собственное выражение было далеко не таким оптимистическим, и что по нему было видно, чего можно ждать от Кларка.

– Это достаточно честно! – сказал Дуг. – Тони… тебе не трудно будет сходить поискать Кирка? Я думаю, он в твоём отделе и пытается как-то обобщить последние полученные данные. Пока ты его будешь искать, я проведу сенатора по заводу и объясню ему наши преступные действия.

Тони вышел. Дуг мог вызвать Кирка простым нажатием кнопки. Ясно, что он посылал Тони, чтобы Кирк успел подготовиться к встрече с сенатором и к возможным последствиям, которые ожидали проект Тик-Ток.

Он знал, где сейчас будет Кирк, который в своё время был помощником главнокомандующего военно-воздушных сил, затем рано подал в отставку и просто исчез. Кирк много вложил в этот проект. Непосредственно связанный с правительством, он добился настолько строгой секретности, что никто ничего не знал и не подозревал. Сейчас, после стольких лет непрерывной работы, управлять тем, чем они занимались, сможет любой человек.

Тони вышел в зал Туннеля. Здесь и находился Туннель Времени. Кирк стоял и наблюдал за его открытым входом. Это была сложнейшая конструкция из стальных плит и медных спиралей, которая, казалось, но не на самом деле, начиналась от разинутой пасти входа и уходила в никуда. Туннель строили в такой строжайшей секретности, что в завершённом виде его видели всего несколько человек. Даже разные его части каждый раз собирали новые рабочие, а на место их устанавливали сами сотрудники, не щадя своих сил.

Кирк стоял, глядя на вход Туннеля. Он был открыт, и металл внутри сверкал слабым, мерцающим, голубоватым светом. У одной из стен зала Туннеля были свалены инструменты, с помощью которых его собирали. На другой стене висел небольшой шкафчик. Перед самым Туннелем находился пульт управления, за которым сидела доктор Мак-Грегор, которую обычно все называли по фамилии. На пульте были разбросаны самые разнообразные ручки и рукоятки, огромного размера переключатели, вычислители и несколько циферблатов.

– Кирк, – позвал Тони.

Кирк нетерпеливо махнул рукой, требуя тишины. Он продолжал глядеть в Туннель, который всегда немного гипнотизировал Тони во включённом состоянии. Создавалось впечатление, что огромный паук свил свою паутину, но используя сталь и медь, которая так и заманивала своим блеском.

Мак-Грегор строго сказала:

– Мы заняты, Тони!

– Я только что из Вашингтона, – сказал Тони. – Со мной приехал сенатор Кларк. Он жаждет крови, потому что мы истратили кучу денег, не поставив при этом в известность Комитет.

Кирк вновь нетерпеливо махнул рукой и сжато спросил:

– Энн, как сердцебиение?

– Доктор Мак-Грегор уверенным жестом повернула какую-то ручку на пульте управления. Она сделала это слегка небрежно, как человек слишком хорошо знающий и понимающий, но Тони знал, что так оно и было.

Лёгкий, дрожащий звук, которого Тони раньше не замечал, стал громче: «Тумпа-тумп, тумпа-тумп, тумпа-тумп».

– По крайней мере, там есть воздух, – облегчённо сказал Кирк. – Он двигается?

– Координата четыре меняется. – Она быстро что-то переключила. Звук «тумпа-тумп» продолжал идти так же размеренно.

– Я его перемещаю, – сказала она. – Полсекунды – и проверка, затем опять полсекунды – и проверка. Он дышит. Я думаю, что он передвигается.

Только теперь Ньюмен заметил на полу небольшую коробку, в которой они держали небольших животных, перед тем, как проводить с ними эксперименты. Коробка была выстелена травой, к которой прилипло несколько красивых белых волосков. Он догадался, что раньше её занимал кролик, и сразу же понял, что происходит. Кролика в упряжке времени посадили в Туннель. Сама упряжка и её перемещения контролировались с пульта. Туннель переместил кролика в упряжке Туда – так они называли это, за неимением более точного названия. Сейчас они пытались вернуть его обратно. Всё это было ему достаточно знакомо. Звуки «тумпа-тумп» были, безусловно, сердцебиением, слышать которое стало возможным благодаря усовершенствованию упряжки. Проект Тик-Ток близился к своему завершению. Сейчас они уже могут посылать – Туда. Иногда им удавалось вернуть то, что они посылали: два-три раза из сотни. Сейчас, когда упряжка была усовершенствована и оснащена микрофоном, вероятность того, что предмет можно вернуть обратно, неисчислимо возросла. Когда им удастся возвращать кролика в ста случаях из ста, можно будет считать, что работа завершена полностью, и что их труд и бессонные ночи оправданы. Ещё один шаг – и проект Тик-Ток войдет в жизнь. И если никто никогда не узнает о его существовании, то это будет только гуманно.

– Дуг хочет, – сказал Тони, – чтобы я рассказал вам, чего следует ждать от Кларка.

– Плевать на Кларка, – небрежно ответил Кирк. – Энн, что там?

– Мне кажется, – тихо сказала Мак-Грегор, – что я слышу, как ветер раскачивает деревья.

Тони тоже показалось, что он слышит нечто похожее. В ритм «тумпа-тумп» вмешался шорох листьев. Все эти звуки исходили из громкоговорителей, расположенных на стене. До отъезда Ньюмена в Вашингтон их не было, но они вписывались в окружающую обстановку. Там же впервые появился и новый телевизионный экран. Он был пуст. Коробка на полу говорила о том, что это – кролик. Звук «тумпа-тумп» говорил о том, что сердцебиение кролика передавалось через микрофон на громкоговорители, что и являлось тем усовершенствованием, о котором Сэм Крейтон говорил по дороге сюда. Кролик был Там, и это не было пустой фразой. Это значило, что кролик находился в Туннеле, что он исчез где-то и куда-то и что они слышали звуки оттуда, где он находился, и могли передвигать его, они не имели представления о том, где они его перемещали и куда. Что обозначала собой координата четыре: восток, запад, север, юг? Или просто вверх, вниз? И относительно чего?

Эти вопросы люди, работавшие над проектом Тик-Ток, задавали себе с самого начала. Было также вполне возможно, что координата четыре соответствовала прошлому вторнику или месту рождения Джорджа Вашингтона. Всё было возможно.

– Шум листьев становится слышнее, – сказала Мак-Грегор. – Я перемещу его на три секунды и проверю, что произойдёт. Повредить ему мы этим не сможем. Гравитация там нормальная. – Мак-Грегор, видимо, пришла к выводу, что кролик находится где-то на Земле.

Шуршание листьев сейчас слышалось так же отчётливо, как и сердцебиение кролика. Были и другие, посторонние звуки. Затем кролик принялся что-то царапать и хрустеть. То, что происходило, легче было себе представить с закрытыми глазами. Затем послышалось ещё более громкое шуршание, какая-то возня, барахтанье, как будто кролик упал в кучу листьев и сейчас пытался выбраться оттуда.

– Координата четыре больше не меняется, – взволнованно сказала Мак-Грегор, положив руки на пульт.

Кирк продолжал смотреть в Туннель. Сердце кролика билось «тумпа-тумп», «тумпа-тумп». Кирк наблюдал ещё минуту. Затем он отвернулся.

– Отдохнём немного, – устало сказал он Мак-Грегор. – Ну, что у нас за новости, Тони?

– Плохие, – сказал Тони. Он вкратце пересказал все события, о том, какую позицию занял сенатор Кларк, о его недоверии к Дугу и возмущении, что он не был заранее обо всём поставлен в известность. В сумме всё это выглядело удручающе.

– Я думаю, – продолжал Тони, – в нём заговорила гордость, и он считает себя незаслуженно оскорблённым. Я сказал ему, что он бы всё равно не поверил, если б мы сообщили обо всём раньше, до тех пор, пока не увидел бы собственными глазами.